ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ведь хотя противник и будет условным, но все же это будут живые люди и будут они на выгодных позициях. Как сказал кто-то из великих: «Человек непредсказуем», а, исходя из этой истины, никогда нельзя полностью рассчитать ситуацию — пусть даже учебного боя, где «человеческий фактор» играет одну из самых главных ролей.

Сомнения в своих силах и командирских способностях грызли его разум. Ожидаемый всеми сигнал тревоги, наконец-то разорвал ночную тишину и положил конец терзаниям и сомнениям в солдатских умах. Теперь каждый видел перед собой конечную цель и, собрав свою волю в кулак, был готов к ее достижению. После построения и краткого инструктажа форсированным маршем они выдвинулись к точке старта. Здесь взвод должен разделиться на отделения. Пожелав, друг другу успеха, они растворились в темноте, каждый по своему, выбранному ранее маршруту. Маршрут для своей группы Малыш с Серым выбрали уникальный и никого не посвящали в его разработку. Для Симонова они предложили простой маршрут: в обход минных полей и засад. На самом же деле, их путь был совсем другим. Хорошо разбираясь в картах (навык, приобретенный ещё в туристическом лагере), Малыш заметил, что левее от места старта, метрах в 600 проходит обводной канал, огибающий территорию части и, проходя мимо арт-складов, ведёт почти прямо к полигону. И хотя им придётся проплыть около 5 км, это был самый безопасный путь к первой цели.

Еще днём были приготовлены два плота из досок от снарядных ящиков и камазовских автокамер, «свистнутых» в автопарке, тщательно замаскированные в камышах, они дожидались своих пассажиров. Быстро преодолев расстояние до канала, ребята погрузились на плоты, и, прикрыты высокой осокой, росшей по обоим берегам канала, влекомые не сильным течением, двинулись в ночь. Течение плавно несло плоты к нужной точке высадки, оставалось немного корректировать направление движения да терпеть присутствие тысячных стай комаров, носящихся с противным визгом над го ловами. По совету Худого, знающего как бороться с комарами народными средствами без применения особых мазей, ребята натёрли открытые места тела соком какой-то травы. Сок был тягучим как клей, жутко вонял, но эффект был потрясающим. Стаи комаров хищно кружились вокруг, но близко не подлетали.

Проходя очередной поворот, они увидели, как вдалеке в ночное небо с диким свистом взлетели сигналки, и целый рой трассеров, словно светлячками разукрасил темноту. Это могло означать только одно, кто-то из их взвода нарвался на засаду у минного поля. Искренне пожалев своих незадачливых товарищей, они приготовились к пересечению условной линии обороны противника. Никто по ним не стрелял, сигналки не взлетали, лишь только, сердца, казалось, громко стучали как, «ДШКа». Ещё один поворот и они будут в трёх шагах от полигона. Потихоньку пристав к берегу, группа высадилась. Выбравшись из камыша, неспешным шагом они выдвигались к месту сбора на полигоне. Неожиданное их появление из темноты, да ещё не с той стороны, где полагалось, внесло неразбериху и сумятицу в ряды наблюдателей. Ведь по сообщениям с контрольных постов только две группы двигались к полигону, а след третьей терялся ещё на старте. Одна из двух была «уничтожена засадой у минного поля, а вторая была ещё далеко. Откуда свалилась никем не замеченная третья группа, пока являлось загадкой для всех. Только Симонов улыбался: за две недели он хорошо узнал о способностях своих подопечных из этой группы. Доложив о своем прибытии, Володя ожидал разрешения приступить к выполнению стрельб. Наконец, им выдали по магазину патронов и указали сектора стрельбы. Получив команду, отделение заняло исходные позиции, и каждый боец, напрягая зрение, вглядывался в темноту. Вдруг в нескольких местах одновременно замерцали крошечные огоньки, это зажглась подсветка мишеней. Ещё днем был разработан план ведения стрельбы, они договорились между собой, что сразу все стреляют по крайней левой мишени и постепенно переносят огонь на следующие. Такая тактика ведения огня позволяла создать „облако“ из 12–13 пуль в направлении одной мишени и хоть одна из них всё же должна поразить мишень. Нарушением правил это не являлось, так как нигде не было сказано о том, что каждый должен стрелять только в свою мишень. 3а две минуты все мишени были уничтожены. Доложив о выполнении задания и сдав оставшиеся боеприпасы, Володя дал команду отдыхать. Им предстояло дождаться второе отделение и уже совместно выдвинуться для выполнения второго задания. По сообщениям наблюдателей второе отделение вот-вот должно прибыть на полигон. В это время со стороны дальнего заград. поста, в точке соединения обводного канала и реки, „зашелся в кашле“ очередей „УТЕС“ и несколько раз „выплюнул“ мины миномет. Володя с Серым переглянулись, они понимали причину внезапного переполоха. Все огневые средства заград. поста сейчас расправлялись с их плотами, вынырнувшими из камышей канала на открытое зеркало реки. Дежурный офицер запросил пост по рации и выяснил, что два неопознанных объекта пытались пройти по реке мимо заград. поста, но были вовремя замечены и уничтожены. Симонов подошел к ребятам и, пожав им руки, сказал, что до использования водного маршрута никто не додумался. И ещё он добавил, что если даже только одно из оставшихся заданий будет выполнено, то их отделению обеспечено место в самых элитных подразделениях части.

Второе отделение прибыло на полигон и, успешно отстрелявшись, соединилось с первым. Получив новую вводную, Володя повёл взвод на марш-бросок. Два часа блужданий в темноте по сопкам закончились на рассвете у кишлака, окруженного зелёнкой.

Малыш и Странник (СИ) - i_014.jpg

Сгруппировав бойцов за камнями, у самого края зелёнки, Малыш послал троих, самых пронырливых солдат на разведку, а сам с Серым и комодом 2-Петькой Швецом стали „привязывать“ свои дельнейшие действия к местности. Ведь нельзя на карте точно указать все особенности реальной обстановки. Вернувшиеся разведчики дополнили общую картину более точными деталями. Возле дороги „засада“, три „духа“ с пулемётом, из двух дувалов поднимается дым, а в центре кишлака, на крыше одного из дувалов пулеметная точка, еще два поста по краям зеленки. Было решено обойти зеленку с двух сторон, тихо снять посты и ворваться в кишлак. Разделившись, они почти беззвучно растворились в зарослях. Пробираясь между деревьями, внимательно следили, чтобы не попасться на растяжку и раньше времени не выявить своего присутствия. До расположения противника оставалось чуть меньше броска гранаты, но взрыв привлек бы внимание охраны склада и других „духов“, находящихся в кишлаке. Обезвредить пост вызвались Серега и Худой, оставив всё своё снаряжение и автоматы, и ползком двинулись к своей цели. Как бы вели себя настоящие духи в засаде, никто из ребят не знал, но солдаты из батальона обеспечения вели себя, как подобает обычному советскому солдату. В этот утренний час двое спали, укрывшись плащ-палатками, а третий кивал носом сидя у пулемёта. Появление наших лазутчиков так и осталось незамеченным, сидящего Серый прижал к дереву, а двух спящих придавил своим телом Худой. „Добить“ вяло сопротивляющихся „духов“ было секундным делом. После короткой заминки, вызванной уничтожением засады, группа двинулась к окраине кишлака. Зачистку провели по данным разведки не став тратить время на пустые дувалы. Забросав гранатами те, два, где были замечены струйки дыма, ворвались внутрь дворов и добили оставшихся в живых фанерных духов.

Малыш и Странник (СИ) - i_015.jpg

Склад боеприпасов был уничтожен таким же образом. „3адание выполнено, потерь нет“ — таким был короткий радиорапорт Малыша. Им дали 20 минутную передышку перед заключительным этапом. Это время они использовали для корректировки своих планов. Пулеметное гнездо находилось на вершине небольшой сопки, к подножию которой вплотную подходили заросли зелёнки. Первым делом, они планировали разместиться в зелёнке и с разных сторон атаковать сопку. Однако этот план имел некоторые недостатки: при выходе из зелёнки они были открыты для поражения, поэтому необходимо атаковать одновременно с разных сторон, дабы отвлечь внимание противника к разным целям и не дать сосредоточиться на какой-то одной группе, маскируясь за камнями, подобраться к врагу на бросок гранаты. Так бы они и поступили, но счастливый случай снова неожиданно подвернулся. Краем уха Володька услышал, что освободившихся солдат будут отводить по тропе идущей по гребню хребта огибающего пулеметную точку. Этот хребет был немного выше сопки и примыкал к ней маленьким отрогом. Они с Серым решили пристроиться к этой колонне и незаметно подобраться сзади к пулеметному гнезду.

7
{"b":"221869","o":1}