ЛитМир - Электронная Библиотека

В 4 часа 20 минут огневой налет с мыса Лопатка повторился. На этот раз он продолжался 14 минут. Десантные суда с подразделениями передового отряда поворотом «все вдруг налево» перестроились из кильватерного строя в строй фронта и на трехкилометровой полосе с интервалом между ними в 600–700 метров, взяли курс к местам высадки. Левой группой командовал начальник штаба отряда старший лейтенант Т. Б. Дайн, правой — командир роты автоматчиков старший лейтенант А. Г. Иноземцев. Командир передового отряда П. И. Шутов и командир батальона моряков майор Т. А. Почтарев, а также их заместители по политической части старший лейтенант В. А. Кот и майор А. П. Перм находились в центре.

Каждая из этих групп действовала самостоятельно по общему плану. Он предусматривал захват плацдарма для высадки главных сил.

После второго артналета наступила томительная тишина — тишина ожидания. В этот момент с разрешения генерала А. Р. Гнечко командир высадки капитан 1 ранга Д. Г. Пономарев передал по радио на десантные суда шифрованный сигнал: «Липа», что означало: «Начать высадку».

Перегруженные десантные суда уже коснулись днищами грунта. Берег зловеще молчит. Но оттуда в любой миг могут грянуть артиллерийские залпы и пулеметные очереди. Воины до предела напряжены. Но вот раздается команда: «Вперед!». Первыми бросаются в воду коммунисты и комсомольцы. Увлекая своим примером других, они плывут к берегу. С оружием наготове бросаются па землю. Короткими перебежками накапливаются в прибрежных кустах, лощинах, оврагах. Вперед устремляются разведчики. Первыми с ДС-1 (672) высадились моряки: командир взвода автоматчиков особого назначения старшина А. П. Белов, комсорг батальона старший сержант Н. П. Панкратов, сержант Г. В. Кулемин, младший сержант И. Г. Гуло, краснофлотец М. Я. Нестеров. Н. П. Панкратов быстрее других преодолел прибрежную кручу и с риском для жизни укрепил наш советский флаг.

Так же отважно действовали на соседних десантных судах пехотинцы и пограничники. В их числе были: командир отделения разведки сводной роты пограничников сержант С. И. Корнюхин и комсорг этой роты сержант Николай Голошумов; командир гражданского истребительного отряда — директор Петропавловской механической мастерской И. А. Каширников, боец разведчик 302-го стрелкового полка А. И. Неведомский, командир роты ПТР 138-го стрелкового полка старший лейтенант Л. И. Дербышев.

Рядовой А. И. Неведомский за храбрость и мужество, проявленные в бою, был награжден тогда двумя медалями «За отвагу», а в дальнейшем — за мирный труд на Ключевском домостроительном комбинате Камчатской области — орденом Ленина.

На флагмане высадки ДС-1 (672), как и на остальных десантных судах, наступал решительный момент. Майор Шутов и старший лейтенант Кот руководят высадкой. В воду бросаются наиболее отважные бойцы. Скрываются в волнах, выныривают, плывут. Кто-то оробел: глубоко! Заминка. Василий Кот дотрагивается до плеча командира:

— До встречи на берегу, товарищ майор. Я поплыву с солдатами.

— Обращаясь к десантникам, крикнул: — За мной, товарищи, смелее! — и прыгнул в воду.

За ним устремились бойцы, сержанты, офицеры.

Накопившиеся на берегу подразделения передового отряда, получив сообщения разведчиков о том, что впереди на расстоянии до километра японцы не обнаружены, организованно бросаются вперед и без единого выстрела занимают прибрежные укрепления противника — две траншеи полного профиля.

Таким образом, японское командование прозевало начало высадки нашего десанта. Находившиеся в казармах и подземных убежищах японцы еще не спали. И кто-то, почуяв неладное, открыл стрельбу. Но что случилось, никто из японцев не знал. А тем временем силы наших десантников накапливались. Рядом с автоматчиками появились пулеметные и минометные расчеты, бронебойщики с противотанковыми ружьями, саперы-подрывники. Примерно за час стрелковые подразделения и моряки передового отряда продвинулись в глубь острова до двух километров. Вместе с ними ушли вперед и корректировочные посты с кораблей артиллерийской поддержки и корректировщики 128-й авиационной дивизии. Однако все их рации, за исключением одной, были подмочены и бездействовали.

Учитывая, что необорудованный район высадки не имел не только пирсов и причалов, но и самого элементарного гидрографического обеспечения (створные знаки, оградительные буи и проч.), командир высадки капитан 1 ранга Д. Г. Пономарев направил передовым отрядом группы гидрографов во главе с капитан-лейтенантом А. Г. Тарасенко. Одна из них должна была установить световые ориентиры, обозначающие район высадки, другая — обеспечивать корабли артиллерийской поддержки геодезическими данными. Моряки-гидрографы действовали самоотверженно, и, хотя при высадке им не удалось доставить на берег все свои технические средства, они успешно выполнили поставленные перед ними задачи. Отличившийся тогда старшина 2 статьи М. Ф. Бирюлин был награжден орденом Отечественной войны II степени. Правительственные награды получили также лейтенант Грицай, моторист Семен Рем, радист Николай Гридин и другие.

Высадка передового отряда была близка к завершению, когда на одном из десантных судов кто-то принял беспорядочную стрельбу японцев на берегу за их организованное сопротивление и решил поддержать наших десантников огнем из крупнокалиберного пулемета.

Вслед за этим начали стрельбу по врагу другие десантные суда, а также корабельная артиллерия. Это, разумеется, была ошибка — она демаскировала нас. Еще находившийся в растерянности противник сумел точно определить район высадки и открыл по нашему десанту ураганный огонь из всех видов оружия. Если бы не это, состояние внезапности продлилось бы дольше и наши потери при высадке были бы значительно меньшими.

Обнаружив наши десантные суда, японцы стали освещать их прожекторами и вести по ним прицельный огонь. Майор П. И. Шутов уже собирался покинуть корабль, но в это время его сбило с ног взрывной волной. Осколком оторвало два пальца на руке. Быстро обмотав рану носовым платком, он прыгнул в воду и поплыл к берегу. За ним последовали те, кто еще оставался на борту.

Выбравшись на сушу, П. И. Шутов организовал управление передовым отрядом. Выслушав донесения разведчиков и убедившись, что противник еще не оправился от шока и не знает наших сил, он решил воспользоваться создавшейся обстановкой, приказал всем подразделениям отряда наступать в направлении господствующих высот 165 и 171. На сильно укрепленной промежуточной позиции к их подступам залегли японцы. Они открыли бешеный огонь, но наши десантники, поливая японцев градом пуль и забрасывая гранатами упорно продвигались вперед по всей линии фронта. Руководили боем майоры П. И. Шутов, Т. А. Почтарев А. П. Перм, капитан-пограничник Н. И. Лашманов, старшие лейтенанты В. А. Кот, А. Г. Иноземцев, Г. А. Мотосов. Советские воины сражались яростно, с огромным порывом. Их вдохновляло сознание того, что они уже захватили у врага плацдарм, на который вслед за ними должны высадиться главные силы.

Я спрашиваю Алексея Романовича, как случилось что японское командование не только не обнаружило подхода к Шумшу такого скопления кораблей и судов но и пропустило начало высадки нашего передового отряда десантников.

— Мы и тут перехитрили противника: находясь в Первом Курильском проливе, открыто дали обычный сигнал прохода наших судов через пролив, что делалось постоянно, когда наши суда из Тихого океана входили в Охотское море (к этому японцы давно уже привыкли). Но главное, конечно, было в том, что их подвела самурайская спесь и недооценка боевых качеств сравнительно немногочисленных сил Камчатского оборонительного района и подчиненных ему в оперативном отношении гарнизонов моряков, летчиков и пограничников.

Как нам стало известно в дальнейшем из опросов военнопленных, японские локаторы зафиксировали движение наших кораблей и судов и об этом было доложено начальнику штаба группы японских войск в северной части Курильской гряды полковнику Тахира, а им — командующему этой группой генерал-лейтенанту Цуцуми Фусаки. Генерал попросил полковника изложить свое мнение по этому поводу, и Тахира уверенно заявил: «Русские неоднократно делали перегоны транспортов во Владивосток». Встретив тревожный взгляд своего старшего начальника, он успокоил его: «Наличие незначительного состава войск в гарнизонах Камчатки, в том числе и в Петропавловске, при малочисленности боевых кораблей и судов, исключает возможность проведения русскими морской десантной операции. Тем более, что русские знают о неприступности нашей обороны на островах».[13]

вернуться

13

Гнечко А. Р. Навсегда советские острова. «Советский Сахалин», 12 июля 1975 года.

10
{"b":"221870","o":1}