ЛитМир - Электронная Библиотека

Командир отделения телефонистов и парторг роты связи 138-го стрелкового полка сержант Я. А. Герасимов вместе со своими бойцами с риском для жизни (ведь за каждым из наших воинов охотились вражеские снайперы) буквально обшарили окрестности и, выследив японского связиста, нашли землянку-склад с нужным им трофейным имуществом: там были запасы провода, телефонные аппараты, электробатареи, миниатюрные коммутаторы и проч. Все это было сразу же пущено в дело. При этом, действуя под огнем противника, отличились командиры взводов лейтенанты Баранов, Зайцев, Зубов, старшина Денькин, старший сержант Иванов, сержанты Калашников, Кудрявцев, Пшеничников, Стариков, Ужинцев, Шайхутдинов, рядовые Барнев, Боброк, Боровских, Володин, Захаревский, Минаков, комсорг роты Александр Швецов и др. Все они и их непосредственный начальник командир роты связи полка старший лейтенант К. Г. Зарилов были награждены орденами и медалями. В дальнейшем, когда началось оборудование командного пункта 101-й дивизии, именно отделению сержанта А. Герасимова было поручено обеспечить его связью со всеми частями десантных войск. И боевая задача, хотя и с потерями в личном составе, была выполнена в кратчайший срок.

Установленный на КП дивизии коммутатор давал возможность командованию соединения быть в курсе всех дел, происходивших в боевых порядках, оперативно влиять на ход боя на любом участке фронта.

Для руководства боевыми действиями на плацдарме нужно было прежде всего присутствие там командира десанта. Но, к сожалению, командир 101-й стрелковой дивизии генерал-майор И. И. Дьяков не смог высадиться на берег одновременно с частями соединения, чтобы лично возглавить управление войсками. Корабль, на котором он находился, получил повреждения при налете вражеской авиации, поэтому командиру десанта и его оперативной группе не удалось добраться до суши. В результате создалось положение, когда высадившиеся части и подразделения оказались без единого командования. В этой сложной обстановке разумную и весьма ценную инициативу проявил высадившийся на берег командир второго эшелона главных сил десанта, заместитель командира 101-й стрелковой дивизии полковник П. А. Артюшин. Он смело взял на себя командование всеми уже высадившимися на берег силами, обеспечил четкое управление войсками и связь с командующим десантной операцией. Его боевыми помощниками стали высадившийся вместе с ним начальник штаба 373-го стрелкового полка майор Г. Ф. Бочкарев и уже сражающийся в передовом отряде офицер штаба 101-й дивизии старший лейтенант С. А. Савушкин. Первый из них обеспечивал выполнение принятых командиром решений а второй, находясь непосредственно на переднем крае оказал там батальонному и ротному звену командного состава действенную помощь в организации боевых действий. Прочной опорой Артюшина были тогда и некоторые другие работники штаба 373-го полка — старший лейтенант Рачек (первый помощник начальника штаба), лейтенант Чекрыжев (шифровальщик), лейтенант В. А. Дорохов (переводчик-японист), и старший лейтенант Андрющенко (помощник НТТТ по разведке и командир взвода конных разведчиков).

Учитывая возможность ранения и гибели офицеров, за которыми специально охотились японские снайперы, полковник П. А. Артюшин приказал всех штабных офицеров сражающихся полков разделить на две части: одну из них оставить на командных пунктах, а другую направить на передовые позиции для решения на месте всех возникающих организационных вопросов. При их помощи выбывшие из строя командиры рот и батальонов немедленно замещались наиболее опытными офицерами, а раненые или убитые командируя взводов — лучшими сержантами и старшинами. Одновременно был приняты срочные меры к налаживанию четкой линейной радио- и сигнальной связи. В результате всего этого управление в полках, батальонах и ротах было восстановлено и не терялось до конца боев.

Значительную помощь полковнику П. А. Артюшину оказалв это время представитель морского командования во втором эшелоне десантных войск капитан-лейтенант A.A. Волчанский — оператор штаба ПВМБ по работе с плавсоставом. Вместе с пехотинцами он организовал просушку батарей для ротных и полковых радиостанций, обеспечил доставку на фронт исправной радиостанции с одного из покинутых экипажем десантных судов, обеспечил сбор недостающих винтовочных и автоматных патронов у раненых и убитых, а также на береговой полосе, где высаживались десантники. За мужество и отвагу А. А. Волчанский был награжден орденом Красной Звезды.

В 11 часов наши десантники — передовой отряд и подразделения главных сил — начали новую атаку вражеских позиций на склонах высоты 171. Путь преграждали разрывы мин и снарядов, шквал осколков и пуль. Где перебежками, где ползком, укрываясь за камнями и кустами карликовой растительности, они упорно стремились к вершине и ждали лишь сигнала для последнего броска. И вот он раздался — пронзительный свист и крики: «Полундра!» Склоны высоты словно ожили. Повсюду в едином порыве поднялись цепи наших солдат, моряков, пограничников. С криками «Ура!», «За Родину!», «За Сталина!» советские воины устремились вперед, поливая самураев огнем из винтовок и автоматов, забрасывая их гранатами, а в рукопашных схватках — сокрушая штыками, кинжалами, прикладами, саперными лопатами. Особенно яростно сражались моряки. В бескозырках, распахнутых бушлатах, тельняшках, они стали грозой для японцев, и те называли их — по немецкому образцу — «черной смертью».

Но вот под губительным огнем вражеского дота, неся большие потери, залегла рота морской пехоты старшего лейтенанта И. В.

Кощея. В этот критический момент незаметно для противника к доту приблизился помощник командира одного из взводов, доброволец с плавбазы «Север», старшина 1 статьи, коммунист Н. А. Вилков. Он забросал дот гранатами, а когда из него вновь открыли огонь, закрыл его амбразуру собственным телом. В этом же бою подвиг своего товарища и друга повторил рулевой катера «МО-253» матрос-комсомолец П. И. Ильичев. Это он, Петр Ильичев, сказал перед высадкой десанта: «Клянусь тебе, Родина, что, пока руки мои будут держать оружие, а глаза видеть, я буду беспощадно бить врагов!» Под бушлатом, на груди Николая Вилкова, его боевые товарищи нашли красное полотнище — это был флаг Отчизны, который моряк коммунист хотел водрузить на вершине высоты 171.

Десантники поклялись быть достойными этого подвига, водрузить знамя на высоте, вернуть Родине ее исконные земли. Поднявшись в атаку, они вновь отбили утраченную позицию — траншею у подножия высоты, а в дальнейшем исполнили все, что обещали: свято сдержали клятву — вместе с другими освободили Курильские острова.

Своей героической смертью отважные моряки-тихоокеанцы Н. А. Вилков и П. И. Ильичев спасли сотни жизней десантников, вписали свои имена в историю освобождения островов Курильской гряды. Их подвиг навсегда останется в памяти народной. Оба они посмертно удостоены высокого звания Героя Советского Союза.

В это же время на левом фланге отличился отдельный взвод моряков-автоматчиков особого назначения во главе со старшиной коммунистом А. П. Беловым. Взвод имел приказ прорваться в глубь вражеской обороны для диверсионных целей. Продвигаясь вперед, воины этого подразделения уничтожили линию телефонной связи противника, разгромили казарму караульной команды какого-то склада со всеми ее обитателями. Пытавшихся скрыться трех самураев уничтожил гранатой матрос В.Я. Мальцев. А когда разведчики обнаружили радиолокационную станцию, отличный стрелок сержант С.И. Рындин меткими выстрелами из снайперской винтовки разбил более двадцати изоляторов на антеннах комплекса и тем самым вывел его из строя. Отважно действовали тогда и в дальнейшей боевой обстановке командир отделения и заместитель командира этого взвода сержант коммунист Г. В. Кулемин, младший сержант И. П. Филимонов, старший матрос М. В. Власенко. Посланные на связь с командиром батальона морской пехоты Власенко и Рындин в дальнейшем не могли присоединиться к взводу и, как стало известно позднее, проявили мужество и отвагу в борьбе с японскими танками на другом участке.

18
{"b":"221870","o":1}