ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Битва полчищ
Сука
Самоисцеление. Измените историю своего здоровья при помощи подсознания
Страсть под турецким небом
Мой любимый враг
Роза и крест
Потерянные девушки Рима
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Бумажная принцесса

Пленение и капитуляция противника

Командование северной группировкой японских войск на Курильской гряде, как оно признавалось в этом позднее, после капитуляции, считало свои оборонительные сооружения на острове Шумшу неприступными не только для пехоты, но и для танков. Сокрушение этих преград сравнительно малочисленными силами Камчатского гарнизона буквально ошеломило противника, привело его в смятение. К этому времени войсками трех наших фронтов — Забайкальского, Первого и Второго Дальневосточных — была разгромлена Квантунская армия в Маньчжурии, освобождены от японских захватчиков Северная Корея и Южный Сахалин. Курильские острова оставались последней преградой к полной победе нашей страны и наших Вооруженных Сил над империалистической Японией. И мы, все участники Курильской десантной операции, счастливы и горды тем, что именно нам довелось поставить последнюю точку в этой справедливой освободительной войне.

Хотелось узнать подробности этого знаменательного события, и я спросил:

— Как же начались и проходили переговоры о капитуляции с командованием японских войск в боевой обстановке, сложившейся на острове Шумшу? Верили ли вы в искренность намерений противника?

— Коварные повадки врага, — ответил генерал, — мы, конечно, знали. Но он уже испытал на собственной шкуре силу наших ударов. И если о том, что происходило на фронтах в Маньчжурии, Корее и Южном Сахалине японские военачальники на Курилах знали лишь по сообщениям радио, то при высадке нашего десанта и в боевых действиях на захваченном нами плацдарме они могли получить более конкретное представление о боевой мощи Советской Армии и нашего Военно-Морского Флота, каковы подлинные боевые качества наших воинов, командно-политического состава. Кроме того, в это время им стало известно сообщение японского правительства о безоговорочной капитуляции перед вооруженными силами союзников. Но и в этих условиях противник вел себя нагло и вызывающе.

Утром 19 августа мы услышали сообщение радио о полной и безоговорочной капитуляции японских войск перед советскими войсками. Это вызвало ликование у наших воинов, но они не потеряли бдительности. На различных участках фронта они заметили необычное движение в стане противника. В одном случае из японской траншеи, противостоящей нашим пограничникам, поднялись в полный рост три фигуры в плащпалатках с белым флагом и стали размахивать им. Навстречу этой группе были посланы два бойца-пограничника, чтобы проводить ее в наш штаб. Но, как только они приблизились к японским позициям, по ним был открыт ружейный и пулеметный огонь. В ответ на эту провокацию наши войска поднялись в атаку и потеснили противника, нанеся ему значительные потери.

На другом участке вскоре после этого появилось несколько японских офицеров также с белым флагом. Они двинулись к нашим позициям и, размахивая полотнищем, вызывали советских парламентеров. Генерал П. И. Дьяков послал навстречу им своего заместителя полковника П. А. Артюшина и майора-пограничника П. И. Реву с переводчиком-японистом. Встреча произошла на нейтральной полосе. Учтиво козыряя и подобострастно раскланиваясь, японские представители заявили о готовности их командования вести переговоры о заключении перемирия и порядке сдачи оружия советским войскам. Однако они не предъявили никаких официальных документов, и поэтому им было сказано, что переговоры с ними могут быть продолжены лишь по предъявлении соответствующих полномочий или письма японского командования. Была назначена новая встреча.

В обусловленный срок японские парламентеры не появились. Стало ясно, что противник выжидает, пытается выиграть время и, возможно, готовит новую провокацию. Надо было заставить его действовать в духе приказа японского императора. Напомнить об этом противнику изъявил готовность начальник политотдела 101-й стрелковой дивизии полковник М. А. Алентьев. После некоторых колебаний генерал Дьяков принял это предложение. И вот уже несколько наших офицеров и бойцов во главе с начподивом па машине, с флагом парламентеров, направились за линию фронта — в расположение вражеских войск. Они скрылись из виду. Наступило томительное и тревожное ожидание: когда, и вернутся ли наши товарищи, ведь от коварных и наглых самураев можно было ожидать всякое. Однако противник не посмел пойти ни на какие новые выходки, и наши посланцы возвратились с сообщением о том, что японские представители через полчаса будут в указанном им месте.

С небольшим опозданием японские офицеры прибыли в назначенный пункт во главе с капитаном Ямато. Он заявил, что представляет командира 73-й японской пехотной бригады, командующего гарнизоном войск на Шумшу, который просит советское командование прекратить всякие боевые действия, начать переговоры о капитуляции. Никакими документами о своей миссии он также не располагал, и ему было популярно разъяснено, что переговоры советское командование будет вести только с представителем высшего японского командования в северной части Курильских островов и что для их началанужно личное официальное сообщение об этом командира 91-й японской пехотной дивизии генерал-лейтенанта Цуцуми Фусаки.

Только после этого в расположение наших войск прибыли для переговоров официально уполномоченные командир 73-й японской пехотной бригады генерал-майор Сузино Ивао, начальник штаба 91-й пехотной дивизии противника полковник Янаока Токедзи и подполковник Кончитани Муонори. Они вручили генералу Дьякову для последующей передачи мне текст сообщения командующего японскими войсками в северной части Курильских островов, командира 91-й японской пехотной дивизии Цуцуми Фу саки на имя «Командующего советскими войсками в северной части Курильских островов». Он гласил:

«Наши войска получили свыше следующий приказ:

1. Войскам сегодня, 19 числа, к 16.00 прекратить всякие боевые действия.

Примечание: оборонительные действия, предпринимать которые мы вынуждены в связи с активным вторжением противника, не являются боевыми действиями.

2. Наши войска на основании этого приказа сегодня, 19 числа, в 16.00 прекращают всякие боевые действия.

Примечание: если после этого наши войска будут атакованы, я на основании упомянутого приказа возобновлю оборонительные действия.

3. Поэтому прошу ваши войска к 16.00 прекратить боевые действия.

Командующий японскими войсками в северной части Курильских островов»[16]

Тогда же японские парламентеры передали нашей стороне письменное заверение командира 91-й пехотной; дивизии о том, что японские войска, располагающиеся на островах Шумшу, Парамушир, Онекотан, с 9 часов 19 августа прекращают всякие боевые действия, согласны на капитуляцию.

После ухода вражеских посланцев мы усилили наблюдение за тем, что делается в войсках противника. Было установлено, что из глубины обороны японцы подтягивают к линии фронта пехотные подразделения, артиллерию, танки. Мы вновь убедились в том, что противник с какой-то целью затягивает капитуляцию, не складывает оружия. В связи с этим я приказал генералу Дьякову укреплять нашу оборону, совершенствовать боевые порядки, быть в постоянной готовности к наступлению.

К этому времени штаб КОР изучил обращение Цуцуми Фусаки и подготовил ответ на него. Завизировав этот документ, я поручил доставку его полковнику П. А. Артюшину, моему консультанту по морским вопросам — представителю Петропавловской военно-морской базы капитану 3 ранга B.C. Денисову, начальнику штаба Камчатского морпогранотряда майору П. Д. Ковтуну и представителю управления КОР старшему лейтенанту И. Н. Сабашвили. Вручив наш ответ генерал-майору Сузино Ивао для дальнейшей передачи генерал-лейтенанту Цуцуми Фусаки, они предупредили японскую сторону, что советское командование ожидает от японского командования срочных и действенных мер по выполнению требований врученного им письма. В нем говорилось:

«Ваш текст сообщения, переданный через парламентера, получен в 14.00 19 августа с. г.

Боевые действия прекращаются при условии:

1. Немедленно прекратить всякое сопротивление.

2. Немедленно отдать приказ своим войскам о сдаче оружия советским войскам на местах.

3. Всех солдат и офицеров для передачи в плен на острове Шумшу к 24.00 местного времени 19 августа с. г. собрать в районе 8 км северо-восточнее Катаока, а на о. Парамушир — в 5 км севернее Касивабара -20.8.45.

4. О сдаче в плен остальных солдат и офицеров с других островов будет указано дополнительно.

5. Ответственность за сохранность и исправное состояние вооружения, сооружений как сухопутных, так и морских (складов, портов) по состоянию на 16.00 19.8 возлагаю на вас».[17]

вернуться

16

Финал. Историко-мемуарный очерк о разгроме империалистической Японии в 1945 г. М.; Наука, 1969, изд. 2-е, стр. 184.

вернуться

17

Финал. Стр. 285.

27
{"b":"221870","o":1}