ЛитМир - Электронная Библиотека

Несмотря на это, мы не только высадили войска, захватили плацдарм, но и расширили его, отбив ряд контратак японских танков и сопровождающей их пехоты. Высадив в дальнейшем всю свою артиллерию и бронемашины, мы были во всеоружии к дальнейшим наступательным действиям. Капитуляция противника предотвратила кровопролитие. И не только здесь, но и в более широком масштабе, потому что наша операция была лишь малой частицей великой победы Советских Вооруженных Сил на Дальнем Востоке против империалистической Японии.

Необычность условий и трудности высадки войск на необорудованный берег под огнем противника привели к тому, что мы потеряли тогда убитыми и ранеными 1567 человек при меньших потерях противника (1018 человек).[30] Это был единственный случай во всей Дальневосточной кампании 1945 года, когда потери наших войск превысили аналогичные потери японской стороны. Но история войны на Тихом океане знала и более тяжелые случаи.

Посуровев лицом, генерал вдруг спросил мета:

— Вы что-нибудь читали о десанте американских войск на японский остров Иводзима?

Я сказал, что помню лишь название острова и то, что он был захвачен американскими войсками незадолго до конца второй мировой войны.

— Однако о том, как все это происходило, — добавил я, — читал давным-давно, и подробности уже выветрились.

— Не хотите помешать моему рассказу — спасибо за деликатность, — ответил на это Алексей Романович. — Но если вы собираетесь писать об освобождении Курильских островов и нашей десантной операции, то, естественно, не можете не знать об этом. Тут уж и спрашивать нечего. Но я все-таки напомню.

— Тогда, в феврале — марте 1945 года, — продолжал он, — американское командование провело операцию по взятию острова Иводзима (Ио). Система его укреплений (развитая противодесантная и противотанковая оборона, подземные сооружения, артиллерийские батареи с перекрестным огнем по важнейшим направлениям: и пр.) была аналогична тем, которые японцы имели на островах Шумшу, Парамушир и других. Для захвата этого острова, меньшего по территории по сравнению с: Шумшу примерно в 10 раз и имеющего гарнизон примерно в 23 тысячи японских солдат и офицеров, американским войскам потребовалось несколько месяцев. Остров Иводзима (Ио) подвергался многодневным артиллерийским обстрелам и бомбардировкам с воздуха… В его штурме участвовало 680 кораблей и судов, 1500 самолетов, танки, более 111 тысяч войск. Борьба за остров длилась 27 суток и стоила американцам больших: потерь (более 20 тысяч человек убитыми и ранеными, 2 потопленных корабля, 30 — поврежденных, 168 погибших самолетов).[31]

Нам же на подготовку десантной операции по овладению островами Шумшу, Парамушир и Онекотан отводилось всего 42 часа.

Не хватало высадочных средств. Мы не имели перевеса над противником ни в живой силе, ни в технике. Многим подразделениям наших десантников пришлось добираться до берега вплавь, сражаться в мокрой одежде, а иным бойцам — и разутыми, без артиллерийской поддержки в боевых порядках, без подвоза горячей пищи, а временами — и без достаточного количества боеприпасов к стрелковому оружию.

Все это, разумеется, было, и с достаточным запасом, на кораблях, но в силу ряда причин, о которых я уже сказал, не могло быть своевременно доставлено на захваченный плацдарм.

Безусловно, наш успех объяснялся в значительной степени тем, что удалось использовать элемент внезапности, а также и тем, что моральный дух противника был подорван капитуляцией перед советскими войсками его ударной силы на материке: Кванту некой армии в Маньчжурии, сухопутных и морских сил в Северной Корее, а также воинских гарнизонов в южной части острова Сахалин. И если говорить о том, в чем мы, участники освобождения Курил, имели бесспорный перевес над японскими войсками, то это была беззаветная преданность партии и народу, понимание того, что мы сражаемся за правое дело, готовность отдать все силы, а если надо, то и погибнуть во имя своего высокого долга перед Родиной — покончить с исторической несправедливостью, вернуть родной стране ее исконные земли — острова Курильской гряды.

Массовый героизм, присущий всем советским людям в борьбе за свободу и независимость нашей социалистической Родины, в условиях Курильской десантной операции был помножен на сознание каждым воином того, что поставленные перед нами боевые задачи мы должны решать только имеющимися в наличии силами. Мы не могли рассчитывать ни на чью помощь, так как ни справа, ни слева не имели соседей, а главные силы Второго Дальневосточного фронта и Тихоокеанского флота, в состав которых входили войска КОР и Петропавловской военно-морской базы, находились от нас за тысячи километров. В случае срыва операции мы были обречены. Пока к нам подошла бы подмога с юга, на это понадобилось бы в ту пору 8–10 дней, за это время превосходящий наши войска в живой силе и технике противник мог уничтожить нас всех до одного. Мы должны были устоять и победить — другого выбора у нас не было.

Победа, одержанная советскими войсками на Курильских островах, как и победоносное завершение нашим народом всей Великой Отечественной войны и второй мировой войны в целом, была не только проявлением чисто военного превосходства Вооруженных Сил Советского Союза над врагами Родины. Это была одновременно и победа нашего марксистско-ленинского мировоззрения, нашей социалистической морали над идеологией империалистических захватчиков и поработителей, волчьими законами буржуазной морали. Это была победа добра над злом, светлых идей советского патриотизма и пролетарского интернационализма над человеконенавистническими фашистскими бреднями, самурайскими притязаниями правящих кругов страны «восходящего солнца» на «право» угнетать и эксплуатировать другие народы.

Партия, наш социалистический строй, семьи советских патриотов, школы и трудовые коллективы, а в конкретных условиях армии и флота — командиры и военачальники, политорганы и политработники всех рангов, партийные и комсомольские организации делали все возможное для того, чтобы каждый наш воин ясно понимал внутреннюю и внешнюю политику партии, был в курсе всех событий, глубоко понимал свои задачи, был сознательным исполнителем требований воинских уставов и наставлений, тверд и непреклонен, проявлял волю, инициативу и сноровку при исполнении приказов командования.

Одним из главных организаторов партийно-политической работы в условиях Курильской десантной операции был тогда мой заместитель по политической части, начальник политотдела КОР полковник В. В. Володко, член партии с 1927 года. Под его непосредственным руководством осуществлялась расстановка политработников соединений и частей на решающих участках, проводилось их инструктирование, обеспечение агитационно-пропагандистскими материалами.

Виталий Вячеславович Володко родился в 1907 году в Дагестане, с детских лет хорошо узнал цену труда и хлеба (его отец был рабочим, а мать батрачила у кулаков). Пришлось и самому подростком быть учеником у кустаря-кузнеца. В 1918 году отец вернулся с фронта полуинвалидом, но не нашел на месте своей семьи — она с эшелоном беженцев была вывезена на Кубань. Там после разгрома белогвардейцев отец ревкомом был назначен сторожем и хранителем имущества завода, перерабатывающего сахарный тростник. В 1922 голодном году умерли мать и младший брат. Чтобы спасти от такой же участи сестер, В. В. Володко бросил учебу и устроился подручным слесаря на заводе по выработке поташа. Здесь заметили его старательность, трудолюбие и в 1925 году приняли в ряды ВЛКСМ, а затем избрали секретарем комсомольской ячейки. Через год он уже был членом бюро райкома ВЛКСМ. В марте 1927 года его приняли в кандидаты партии, а в ноябре этого же года он стал членом ВКП(б). Круто изменилась его жизнь: ему давали все более сложные поручения, стало труднее, но радостнее жить и работать. В 1929 году его послали на укрепление партийного ядра в мукомольной промышленности. Работал заведующим мельницей, помощником технического руководителя районного промкомбината и одновременно был парторгом этого предприятия.

вернуться

30

См.: «Морской сборник», 1975, № 9, стр. 27.

вернуться

31

См.: История второй мировой войны. 1939–1945 гг. Т. 11, стр. 443; Багров В. Н. Южно-Сахалинская и Курильская операции (Август 1945). Стр. 110.)

36
{"b":"221870","o":1}