ЛитМир - Электронная Библиотека

— Прошу обратить внимание на то, — заметил Алексей Романович, — что шесть из девяти названных Героев Советского Союза входили в состав передового отряда наших десантных сил. Тем самым определяется место и роль этого отряда и каждого его десантника в Курильской операции. Ценой жизни многих своих товарищей они захватили плацдарм на острове Шумшу и своим мужеством и отвагой, стойкостью и самоотверженностью предрешили успех всех наших боевых действий за освобождение островов Курильской гряды. Поэтому им — особая честь и слава.

— Однако, — продолжал он, — при всем этом главными героями освобождения Курильских островов я считаю всю массу рядовых солдат и матросов — основную силу Курильского десанта. Порой мне кажется, что все то, что вынесли они и совершили в боевой обстановке, выше человеческих возможностей — ведь именно они штурмовали с моря хорошо укрепленный берег, в предельно короткий срок сокрушили такие бастионы противника, которые возводились японцами на протяжении многих лет. Наступая с моря под перекрестным огнем вражеских батарей, сквозь лавину артиллерийского, пулеметного, минометного огня, они сокрушили все вражеские преграды и в ожесточенном сражении на захваченном плацдарме овладели ключевой позицией японских агрессоров на Курильской гряде — островом Шумшу. Вечная им слава — и оставшимся в живых, и погибшим. Родина никогда не забудет их великого подвига.

— Не подумайте, что я хоть на йоту умаляю роль командного состава. Командиры частей, кораблей, подразделений на всех этапах десантной операции были той силой, которая возглавляла личный состав, осуществляла управление войсками, служила примером стойкости и мужества для каждого воина. Но весь успех их командирской деятельности, выполнение принятых ими решений зависели от массы рядового и сержантского состава, от того, как они были подготовлены и закалены, как действовали в боевой обстановке. А в общем, можно сказать, что наши командиры, солдаты и матросы оказались достойными друг друга.

В связи с этим хочется назвать тех командиров, которые внесли особенно весомый вклад в разгром врага на Курилах, хотя и все другие достойны похвалы, действовали умело и отважно. Командир 101-й стрелковой дивизии генерал-майор П. И. Дьяков — я уже говорил о нем — хорошо подготовил дивизию к боям, но оказавшись на подбитом корабле, не смог сразу возглавить войска, и это привело к тому, что какое-то время управление боевыми действиями было нарушено. В дальнейшем он действовал смело и решительно, за мужество и отвагу был награжден орденом Суворова II степени.

Талантливым организатором боевых действий на захваченном плацдарме и душой солдат и моряков проявил себя в Курильском десанте заместитель командира 101-й стрелковой дивизии полковник Петр Алексеевич Артюшин, член партии с 1919 года. Возглавляя второй эшелон главных сил десанта, он в сложной боевой обстановке, когда было нарушено управление войсками, взял на себя всю ответственность за руководство боем и обеспечил выполнение боевой задачи в тяжелых и кровопролитных схватках — противник был сбит с господствующих высот 165 и 171. На них взвился наш красный флаг. За умелые боевые действия и отвагу П. А. Артюшин был награжден орденом Красного Знамени.

Смело и решительно действовали в боевой обстановке многие командиры частей, кораблей и подразделений — всех их невозможно перечислить. Однако трудно не назвать командиров полков, которые сыграли решающую роль в разгроме противника на острове Шумшу.

Командир 138-го стрелкового полка подполковник К. Д. Меркурьев был удостоен полководческого ордена Суворова III степени. Такую же награду получил и командир 373-го стрелкового полка подполковник В. Г. Губайдуллин. Командиры 279-го и 428-го артиллерийскихполков подполковники А. К. Тарасов и И. Я. Пирогов были удостоены орденов Суворова III степени.

Огромную роль в обеспечении стойкости и наступательного порыва личного состава десантных войск в бою сыграла целенаправленная и разносторонняя партийно-политическая работа, проводившаяся непрерывно во всех частях, на кораблях, в батальонах, ротах, батареях, эскадрильях. Постоянно работали в войсках на переднем крае политработники сухопутных и военно-морских сил: В. А. Кот, К. Ф. Бабич, В. Н. Быкасов, H. Е. Гусев, Г. С. Крившенко, Ф. И. Кузьмин, А. П. Перм, В. В. Стрельцов, В. П. Тарасов, С. К. Татаринцев, Я. С. Эдельман (награждены орденами Красного Знамени), И. А. Безделов, Ф. М. Бобров, А. А. Бугров, К. А. Елмашов, А. И. Моргослепенко, А. С. Рожков, С. И. Рыбинцев (награждены орденами Отечественной войны I и II степени), П. Н. Давыденко, П. И. Мочалкин, С. Н. Павлов, Н. П. Панкратов, Ф. М. Потехин, И. В. Синицын, А. И. Шкилев (награждены орденами Красной Звезды) и многие другие.

Мы не имели времени для всесторонней и тщательной подготовки десантной операции и надлежащей тренировки войск для действий в необычной обстановке морского десанта, не располагали точными данными о силахпротивника и организации его противодесантной обороны. Это не могло не сказаться на результатах наших боевых действий. Были просчеты и ошибки — об этом уже написано в специальных исследованиях. Но мы располагали замечательными, закаленными и отважными советскими воинами, опытными и храбрыми, хорошо знающими свое дело командирами и политработниками.

Как уже было сказано, о Курильской десантной операции написаны книги, уделено ей должное внимание в солидных обобщающих трудах о войне. Но ряд моментов этой операции еще по-настоящему не раскрыт, не исследован.

— Это, конечно, так, — согласился я. — Однако главное в оценке замысла и осуществления операции по освобождению Курильских островов высказано. — И я передал генералу ксерокопию статьи «Курильская десантная операция», опубликованной в четвертом томе «Советской военной энциклопедии». В ней был подчеркнут заключительный абзац:

«Операция поучительна тем, что была подготовлена в ограниченные сроки, искусно выбрано направление главного удара, хорошо организовано взаимодействие сухопутных войск, авиации и флота. При подготовке операции создан объединенный орган (штаб) высадки из представителей штабов Камчатского оборонительного района, Петропавловской военно-морской базы и 128-й авиадивизии».

— Дело не только в оценках, — заметил А. Р. Гнечко. — Будет очень полезно, если кто-то из исследователей попытается проанализировать, в частности, весь комплекс боевой и политической подготовки воинов-дальневосточников, в том числе и личного состава КОР, применительно к требованиям и опыту Великой Отечественной войны.

Очень важно также обстоятельно осветить постоянные и тесные контакты воинов КОР, Петропавловской военно-морской базы, летчиков и пограничников с партийными, советскими, профсоюзными, комсомольскими органами и трудящимися Камчатской области. Наши командиры и политработники активно участвовали в общественно-политической жизни предприятий и колхозов, помогали местным организациям в налаживании оборонно-патриотической работы, шефских связей трудовых коллективов с воинскими частями и подразделениями. Это облегчило в дальнейшем мобилизацию всех сил Петропавловска и районов Камчатки для помощи войскам в период подготовки и проведения Курильской десантной операции.

— И вообще, — сказал он далее, — хотелось бы, чтобы ярче и разнообразнее освещались боевые действия, мужество воинов, самое главное, на мой взгляд, в Курильском десанте — боевая дружба, единство и сплоченность всех участвующих в нем войск — пехотинцев и моряков, летчиков и пограничников, осуществивших разгром врага общими силами, под единым руководством. Обращаю на это внимание потому, что в некоторых публикациях, особенно в местной печати, допускается выпячивание роли армейцев или моряков, в зависимости от того, кого из них представляет автор той или иной статьи. Это не соответствует тому, что было на самом деле, и поэтому следует воздержаться от подобных «перекосов».

— Это и к вам относится, — заметил он дружелюбно, — поскольку собираетесь писать о Курильском десанте как его участник. Кстати, на чем вы хотите сконцентрировать ваше внимание?

38
{"b":"221870","o":1}