ЛитМир - Электронная Библиотека

Боевой приказ ставил перед нами задачу овладеть островами Шумшу и Парамушир, в последующем — островом Онекотан. Замысел операции состоял в том, чтобы внезапной высадкой морского десанта овладеть островом Шумшу и в дальнейшем, используя его как плацдарм, занять острова, расположенные к югу от него. Таким образом, захват Шумшу предопределял успех освобождения всех островов Курильской гряды, простирающейся пологой дугой на 1300 километров от Первого Курильского пролива на юго-запад, в направлении одного из главных островов Японии — острова Хоккайдо.

Воздушная поддержка десантных войск при их переходе морем, высадке на берег и в сражении на захваченном плацдарме была возложена на 128-ю смешанную авиадивизию (командир — подполковник М. А. Еремин). Летчики этого авиасоединения на тактических учениях, боевых стрельбах и бомбометании показывали хорошую слетанность и отличные результаты в поражении воздушных и наземных целей.

В оперативном подчинении этой дивизии находился 2-й отдельный морской бомбардировочный авиационный пограничный полк (2-й ОМБАПП), которым командовал подполковник В. А. Балясников. Как правило, этот полк, с моего согласия, на своих гидросамолетах выполнял задания морского командования.

В 8 часов утра 15 августа 1945 года командующий войсками КОР вместе с оперативной группой своего штаба выехал в расположение Петропавловской военно-морской базы, где и обосновался до завершения всех подготовительных работ к осуществлению Курильской десантной операции. Здесь он встретился с командиром ПВМБ капитаном 1 ранга Д. Г. Пономаревым, командирами 101-й стрелковой и 128-й авиационной дивизий генерал-майором П. И. Дьяковым, подполковником А. А. Ереминым, командиром 60-го морского пограничного отряда полковником Ф. С. Трушиным. После краткого обсуждения обстановки и первоочередных задач он отдал предварительные распоряжения на подготовку десантной операции в ограниченный срок. Выполняя их, командиры названных соединений дали соответствующие указания своим штабам и службам по конкретным опросам неотложных работ, и тем самым весь сложный механизм войск Камчатского гарнизона был приведен действие.

Для четкого и всестороннего руководства осуществлением всех намеченных работ была создана единая группа представителей штабов различных соединений во главе с начальником штаба КОР подполковником Р. Б. Вороновым. В нее вошли: начальник штаба 101-й стрелковой дивизии подполковник И. В. Петров, который в первые же часы работы был по болезни заменен начальником оперативного отделения этого же штаба майором Ф. А. Слабинским начальник штаба Петропавловской военно-морской базы капитан 2 ранга Н. П. Завьялов; начальник штаба 128-й смешанной авиадивизии подполковник А. Ф. Самаркин; начальник штаба 60-го морпогранотряда майор П. Д. Ковтун. Они привлекли к отработке необходимой документации всех основных специалистов своих штабов. Эту группу штабных работников в местном масштабе стали называть объединенным штабом, но этот термин закрепился и вошел даже в специальную литературу.

Таким образом, командующий десантной операцией генерал-майор Гнечко обеспечил интенсивную работу всех звеньев огромной массы людей, причастных к планированию и подготовке операции, а сам занялся главным для себя в то время делом — определением и разработкой основного замысла операции и ее возможных вариантов.

Вместе с командирами соединений, их заместителями и начальниками служб он вел одновременно уточнение и согласование главных вопросов предстоящих боевых действий.

— Это позволило мне, — сказал Алексей Романович, — в 11 часов объявить свое решение. В нем был указаны: пункты посадки и порядок сосредоточения там войск и средств; их материально-технического обеспечения; состав эшелонов десанта и их боевые задачи; этапы операции и сроки их выполнения; меры по обороне основных направлений Камчатки от вражеского нападения. Тогда же штаб КОР получил от мета дополнительные задачи на оформление плана десантной операции, указания по обеспечению авиационной разведки в направлении острова Шумшу, а также по организации контроля и помощи войсками.

Исходя из наличных сил и средств, особенно транспортных и высадочных, а также театра предстоящих боевых действий, было решено высадить десант в северо-восточной части острова Шумшу, между мысами Кокутан и Котомари, примыкающими к Первому Курильскому проливу. Это позволяло сосредоточить наши корабли перед высадкой десанта там, где японцы привыкли наблюдать советские транспорты и не раз фиксировали локаторами прохождение грузовых караванов советских судов в их обычных рейсах из Петропавловска во Владивосток и обратно. Кроме того, именно здесь силы десанта могли воспользоваться огневой поддержкой 945-й береговой батареи, расположенной на южной оконечности Камчатки — мысе Лопатка (ею командовал старший лейтенант Семен Иванович Соколюк).

Район расположения этой батареи во время русско-японской войны 1904–1905 гг. входил в зону вторжения японских войск на Камчатский полуостров, когда они, высадив десант в устье реки Озерной, захватили близлежащую деревню Явино с целью дальнейшего продвижения на север — к крупному населенному пункту Усть-Болыперецк. Именно поэтому здесь была поставлена наша батарея тяжелых (130 мм) орудий, которая предназначалась для отпора непрошеных гостей, а также для защиты наших судов при прохождении Первым Курильским проливом. Зная повадки японской военщины, которая могла в нарушение нейтралитета нанести внезапный удар по советским морским артиллеристам-береговикам, наше командование своевременно обеспечило надежное прикрытие этой батареи и всей прилегающей к ней юго-западной части побережья Камчатки одним из самых стойких воинских подразделений — 7-м отдельным стрелковым батальоном: Его личный состав жил в землянках, испытывая из-за бездорожья большие трудности в снабжении всем необходимым, вплоть до питьевой воды и топлива, стойко переносил превратности исключительно капризной здесь погоды, особенно в зимнее время. Само несение воинской службы в таких условиях было повседневным проявлением мужества и отваги.

Мы договорились с капитаном 1 ранга Д. Г. Пономаревым, что 945-я береговая батарея, начиная с 15 августа, каждую ночь, под утро, будет обстреливать район нашей предстоящей высадки, чтобы приучить японцев к обычности таких канонад. Одновременно были пополнены боезапасы созданной здесь же заблаговременно 1116-й батареи ПВО флота, зенитчики которой прикрывали от нападения японских воздушных пиратов наших моряков-артиллеристов, воинов 7-го отдельного стрелкового батальона и пограничников заставы «Лопатка». Как показали последующие события, эти меры полностью себя оправдали: японские самолеты ни разу не застали врасплох наших зенитчиков. Все налеты воздушных пиратов оканчивались безрезультатно.

В целях быстрейшей и детальной разработки плана десантной операции, более четкого выполнения всех организационных мероприятий и координации действий участвующих в ней войск мы создали тогда упомянутый выше объединенный штаб. Это помогло в кратчайший срок спланировать десантную операцию в ряде вариантов с учетом различных обстоятельств, которые могли встретиться в условиях боевых действий. Один из них предусматривал высадку демонстративного десанта в районе бухты Нанагава.

Значительную роль в согласовании при этом различных точек зрения и в выработке общих предложение на операцию сыграл начальник штаба КОР подполковник Р. Б. Воронов.

Мы не имели точных разведданных о силах и боевой технике противника в районе предстоящих боевых действий, расположении и состоянии его противодесантных сооружений, возможностях японского командования в маневрировании резервами, однако общее представление обо всем этом было достаточно определенным: перед нами был сильный и коварный враг. Его повадки я хорошо изучил, будучи командиром одного из дальневосточных корпусов, прикрывавших в районе Гродеково нашу государственную границу от войск японской Квантунской армии. Мне были известны высокие боевые качества японских солдат и офицеров, помноженные на их фанатичную преданность японскому императору, который, как им непрестанно внушали, был якобы сыном богини солнца Аматерацу. Учитывая все это, по моему указанию в основу разработки плана десантной операции закладывалась некоторая переоценка сил и возможностей противника, чтобы не испытать в реальной обстановке горечи недооценки и просчетов, чреватых, как известно, тяжелыми последствиями.

4
{"b":"221870","o":1}