ЛитМир - Электронная Библиотека

В состав первого эшелона главных сил были включены 138-й стрелковый полк, первый дивизион 428-го гаубичного артполка, второй дивизион 279-го артиллерийского полка, 169-й истребительнопротивотанковый дивизион, рота противотанковых ружей. Как уже сказано, возглавить этот эшелон было поручено командиру 1-й стрелковой дивизии и всего десанта генерал-майору П. И. Дьякову с задачей: высадиться вслед за передовым отрядом на захваченный им плацдарм и организовать слева от него наступление в направлении японской военно-морской базы Катаока.

Второй эшелон десанта включал в себя 373-й стрелковый полк, роту морской пехоты, 279-й артиллерийский полк (без одного дивизиона). Его возглавил заместитель командира 101-й дивизии полковник П. А. Артюшин. Не располагая собственным органом управления войсками, он привлек к планированию и руководству боевыми действиями штаб 373-го стрелкового полка (начальник штаба — майор Г. Ф. Бочкарев). Руководствуясь планом операции, П. А.

Артюшин создал свою группу захвата второго эшелона главных сил десанта во главе с заместителем командира 373-го полка майором И. Г. Борисовым. Дальнейшие события подтвердили правильность этих решений.

К участию в десанте привлекались боевые корабли и суда, а также гражданские транспорты различного назначения. Они были сведены в четыре отряда: транспортов и высадочных средств в составе плавбазы «Север», гидрографических судов «Лебедь» и «Полярный», 14 транспортов, 16 десантных судов, двух самоходных барж и четырех катеров (командир отряда — капитан 2 ранга Г. В. Богородский); охранения — 8 сторожевых катеров (командир — капитан 3 ранга И. М. Скиба); траления — 4 тральщика (командир — капитан-лейтенант П. П. Олейник); артиллерийской поддержки — сторожевые корабли «Дзержинский» и «Киров», а также минный заградитель «Охотск», которые располагали в общей сложности одиннадцатью орудиями калибром 76–130 мм (командир — капитан 3 ранга И. Д. Сизов).

Действия войск, прибывающих в район сосредоточения для посадки на корабли и суда, были рассчитаны буквально по часам и минутам. Сейчас даже трудно представить, с каким порывом и напряжением работали командиры и начальники, штабные работники, политаппарат, сержанты и старшины, весь личный состав частей, кораблей, подразделений и служб! С такой же полной самоотдачей трудились коллективы петропавловских предприятий и учреждений. Город был похож на разбуженный муравейник: непрерывными потоками шли в пункты посадки автомашины и тягачи с войсками, боевой техникой, различным войсковым снаряжением и другими грузами; вереницами двигались пешие подразделения, конные повозки.

Камчатский обком партии был в курсе огромной и многогранной работы по подготовке десантной операции, незамедлительно влиял на решение всех возникавших вопросов. 15–16 августа ответственные работники обкома и облисполкома днем и ночью были на своих местах или там, куда их направляли для помощи и контроля, постоянно информировали руководство о состоянии дел. За это время состоялось три заседания бюро обкома совместно с президиумом облисполкома и представителями горкома партии, военного командования, основных хозяйственных органов и промышленных предприятий. По существу, Камчатский обком ВКП(б) являлся тогда вторым военно-политическим органом по обеспечению подготовки десантных войск к успешному выполнению поставленной перед ними задачи — освобождения Курильских островов.

В установленный срок вся подготовка к операции войсками была завершена. Однако гражданские суда, выделенные для перевозки десанта, все еще разгружались, хотя напряжение в труде не ослабевало ни на минуту — настолько велик был объем работы! Учитывая это, А. Р. Гнечко и Д. Г. Пономарев доложили Военным советам фронта и флота о действительном положении дел и попросили перенести срок выхода десанта с расчетом начала высадки передового отряда в 23 часа 17 августа, а первого эшелона главных сил — в 2 часа 18 августа. Согласие на это было получено.

Когда в значительной мере разгруженные транспорты были поставлены к причалам для приема на борт десантников, пришли в движение массы бойцов и офицеров, скопившиеся в пунктах посадки: начался важный этап операции — размещение на кораблях и судах личного состава десантных войск, оружия, боеприпасов боевой техники, материально-технического и продовольственного обеспечения. Занимали отведенные им места пехотинцы, моряки, артиллеристы, пограничники, бойцы гражданского отряда особого назначения, грузчики Петропавловского порта, добровольно изъявившие желание помогать войскам в боевой обстановке. К сожалению в спешке и при некоторых нарушениях графика посадки отдельным подразделениям не всегда удавалось разместить боевое имущество так, чтобы все, что надо, было под рукой, а не оказалось под грузами, которые понадобятся позднее. Это в дальнейшем осложнило высадку десанта, а в ряде случаев из-за медлительности высадки под огнем привело к неоправданным потерям.

В связи с тем, что число пирсов было ограниченным приходилось с одного и того жепричала вести посадку на несколько кораблей и судов. Для этого устанавливались очередность и точные сроки завершения погрузи по каждому из них. Приняв людей и необходимые грузы, судно отходило на рейд, а на его место швартовалось другое. Это требовало особой четкости и слаженности в работе судовых экипажей, портовых рабочих и самих десантников. Однако особых задержек не было, график выдерживался.

На территории порта, судоверфи и в других места посадки на корабли и суда скопилась масса горожан — трудящихся городских предприятий и учреждений, молодежи, членов семей офицеров и рабочих порта, отправляющихся в неведомый путь. На берегу никто точно не знал, куда последуют войска: доподлинно было известно лишь то, что отправляется подкрепление на фронт (в это время наши войска громили японских захватчиков в Маньчжурии, Корее и на Южном Сахалине). Истинный маршрут и цели десанта во всех подробностях было намечено обстоятельно разъяснить личному составу рейсе к месту высадки. Расставание было теплым и трогательным.

В 20 часов 16 августа все корабли и суда — 64 вымпела — сосредоточились на рейде в полной готовности к 350-километровому морскому переходу. В их ходовых рубках появились военные и гражданские лоцманы, хорошо знающие маршрут, и вместе с командирами и штурманами начали прокладку на картах курса кораблей А тем временем командиры и политработники десантных войск, обеспечив питание и отдых личного состава, развернули большую партийно-политическую работу в подразделениях.

— Это не совсем точно, — вежливо перебил я генерала. — В частях и подразделениях 101-й стрелковой дивизии — самого крупного по численности соединения десантных войск — политическое обеспечение началось еще в то время, когда мы по тревоге снимались с боевых участков и походным маршем следовали к местам сосредоточения, а также на привалах и при ожидании своей очереди к посадке на корабли и суда. Партийно-политическим влиянием надо было охватить тысячи бойцов и офицеров, и в эту работу были вовлечены все коммунисты — от рядовых воинов до командиров всех рангов. Особенно напряженно работали тогда с людьми замполиты, парторги и комсорги полков, батальонов и дивизионов, рот и батарей. Постоянную помощь им оказывали работники политотдела соединения и прежде всего начподив полковник М. А. Алентьев и его помощник по комсомольской работе старший лейтенант В. П. Тарасов. Они показывали личный пример высокой активности и неутомимости, воодушевляя большевистским словом и оптимизмом красноармейскую массу. Так же напряженно работали и флотские политработники.

Под руководством политорганов КОР, 101-й стрелковой дивизии и ПВМБ была проведена тогда большая работа по уточнению расстановки сил коммунистов в подразделениях. Особое внимание уделялось укреплению состава парторгов и комсоргов в ротах, батареях, взводах, боевых частях кораблей. Кого нужно было заменить — заменили, где недоставало — назначили. Подобрали надежный резерв парторгов и комсоргов на случай потерь в бою.

7
{"b":"221870","o":1}