ЛитМир - Электронная Библиотека

Особенно широко проводилась в это время партийно-политическая работа по разъяснению основной задачи десанта. Был оглашен приказ: идем освобождать от японских захватчиков исконно русскую землю — Курильские острова. В нем подчеркивалось, что добиться этого и водрузить на островах знамя нашей победы можно было, лишь разгромив сильного, хитрого и коварного врага, а для этого каждый воин должен был действовать смело и самоотверженно, не щадя в бою ни сил, ни самой жизни. Это понимал каждый. К этому же призывало обращение командующего войсками Камчатского оборонительного района — командующего десантной операцией. В нем говорилось:

«Войска Камчатского оборонительного района получили боевой приказ очистить от японских захватчиков исконно русские земли Курильские острова и водрузить на них Знамя Победы.

Все наши силы, умение и упорство отдадим на выполнение боевого приказа! С честью выполним свой долг перед Родиной!

Наша цель ясна и благородна: ускорить наступление всеобщего мира, освободить народы, ставшие жертвой агрессии, от мук и страданий.

Все силы на разгром врага!»[10]

В ротах, батареях, на кораблях состоялись открытые партийные и комсомольские собрания с повесткой дня: «О задачах коммунистов (комсомольцев) в предстоящих боях»; «Прием в партию (комсомол)». Желающих навсегда связать свою судьбу с партией и комсомолом накануне боевых действий было много. Воины писали как о самом сокровенном: «Предстоит бой с врагом. Прошу принять меня в партию. Доверие оправдаю»; «Хочу идти в бой коммунистом, прошу не отказать»; «Прошу принять в ряды ВЛКСМ. Буду сражаться с врагом, не щадя ни сил, ни жизни». Только в одном батальоне морской пехоты в это время были приняты в партию 18 матросов, старшин и офицеров.

С большим накалом проходили митинги перед боем. На одном из них боцман плавбазы «Север», добровольно вступивший в батальон морской пехоты, коммунист старшина 1 статьи Н. А. Вилков сказал:

«Родина и командование возложили на нас большую, почетную задачу. Мы идем в бой, чтобы добить фашистского зверя на Востоке. У каждого человека есть чувство страха, но каждый в силах побороть его, ибо выше всех человеческих чувств является наш воинский долг, наша любовь к Родине, стремление к боевому успеху. Во имя победы над врагом мы, не задумываясь, отдадим свою жизнь».[11]

Политработники стрелковых частей и кораблей, всех подразделений доводили до каждого воина боевой приказ и обращение командующего войсками КОР ко всем десантникам, знакомили пехотинцев, моряков, артиллеристов, пограничников с ходом боев наших вооруженных сил в Маньчжурии, Северной Корее, на Южном Сахалине, разъясняли сводки Совинформбюро. При этом, естественно, партийно-политическая работа строилась с учетом особенностей и конкретных задач рода и вида войск.

Во многих ротах, батареях, взводах, подразделениях и службах боевых кораблей и десантных судов солдаты и матросы писали письма к родным и близким, в боевом товарищеском кругу присягали на верность партии и народу, хотя до этого дружно подписали общий текст присяги, отпечатанный типографским способом: просто в окружении самых близких друзей-однополчан и сослуживцев, в ряде случаев призывавшихся в армию и на флот из одной местности, хотелось сказать о том же самом, но своими словами. Так, в подразделениях пехотинцев передового отряда по просьбе десантников текст клятвы составил заместитель командира отряда по политической части старший лейтенант В. А. Кот. В нею говорилось:

«Боевой приказ Родины выполним с честью, очистим от японских захватчиков исконно русские земли — Курильские острова. Водрузим на них знамя победы». Листки с этой клятвой побывали в ротах, взводах, отделениях, их скрепили подписи десятков и сотен бойцов и офицеров.

Командиры и политработники выступали перед солдатами и матросами с разъяснением важнейших политических вопросов, имеющих непосредственное отношение к целям и задачам предстоящих боевых действий, на тральщике «ТЩ-334» перед личным составом с докладом «Военно-политическая обстановка на Дальнем Востоке и наши задачи» выступил начальник политотдела КОР полковник В. В. Володко. В батальоне морской пехоты обзор «Курильские острова — исконно русские земли» сделал заместитель командира по политической части майор А. П. Перм. Перед воинами 138-го и 3/3-го стрелковых полков с сообщением на эту же тему выступили работники политотдела 101-й дивизии капитаны В. И. Гетманов и А. С. Рожков, в подразделениях 428-го гаубичного артиллерийского полка — секретарь парткомиссии этого же политотдела майор Ф. И. Кузьмин. Постоянно в среде солдат и моряков находились замполиты и парторги полков, батальонов и дивизионов, парторги, комсорги рот и батарей, агитаторы. Они разъясняли личному составу «Памятку десантнику», призывали, своих товарищей к высокой организованности и дисциплине, мужеству и отваге, взаимопомощи и выручке друг друга в боевой обстановке.

Особенно широко и тщательно командиры и политработники доводили до каждого воина только что принятое по радио специальное разъяснение Г енерального штаба Советской Армии. В нем подчеркивалось, что сделанное японским императором 14 августа 1945 года сообщение о капитуляции Японии является только общей декларацией о безоговорочной капитуляции. Приказ о прекращении боевых действий еще не отдан, и японские вооруженные силы по-прежнему продолжают сопротивление. Ввиду изложенного, говорилось далее, Вооруженные Силы Советского Союза на Дальнем Востоке будут продолжать свои наступательные операции против Японии.[12]

— Однако вся эта работа, — подчеркивал Алексей Романович — и даже местоположение и состояние наших десантных войск не были известны в тот момент нашему высшему командованию, так как за все время перехода морем к месту высадки мы не послали в штабы фронта и флота ни одного донесения. Отсутствие радиосвязи вызывало беспокойство фронтового командования, это был, конечно, минус, но зато мы обеспечили внезапность операции и успешно решили поставленную перед нами боевую задачу. А что касается донесений, то в дальнейшем мы посылали их без каких-либо задержек.

— Очень важно, — заметил я, — восстановить последовательность событий во всей их полноте. В некоторых статьях о Курильском десанте и не поймешь порой, что было раньше, что позже, кто и на каком участке вел боевые действия.

— Это бывает, — ответил, вздохнув, генерал. — Каждый видит события со своей точки зрения. Да и память подводит кое-кого: прошли-то с тех пор не просто годы — десятилетия.

— А тогда, — продолжил он свой рассказ, — прежде всего дала о себе знать наша береговая батарея на мы се Лопатка. В 2 часа 35 минут 18 августа она начала намеченную планом операции артиллерийскую подготовку. Японцы приняли эту канонаду за очередной артналет, подобный тем, что были в предыдущие ночи. Как мы узнали впоследствии, в предвидении этого они заранее отвели свои войска из полосы обстрела. А это как раз и был район намеченной высадки десанта. Стало быть, наша хитрость удалась.

Артподготовка продолжалась 25 минут. В это время десантные суда с передовым отрядом уже сосредоточивались в Первом Курильском проливе. На них проводились последние приготовления к высадке. Десантники уже знали, что из-за отлогого дна, песчаных отмелей и из-за перегрузки не все десантные суда смогут подойти близко к берегу, придется добираться до него вплавь с расстояния в 100 и более метров. Но они были готовы ко всему, их вдохновлял боевой порыв.

Особо ответственный момент наступил тогда для боевых экипажей десантных судов. Успешно завершив рейс из Петропавловска в район Первого Курильского пролива с подразделениями передового отряда на борту они должны были во что бы то ни стало доставить всех к берегу, обеспечить их высадку в любых условиях. Им, даже свободным от вахты, было не до сна. В ночь перед боем, когда десантники еще отдыхали, они, обеспечивая нормальную работу всех двигателей, механизмов и приборов, внимательно проверяли аварийные средства, вспомогательные и запасные дизели и моторы, работу якорных лебедок, выбросных трапов, противопожарных насосов — всего табельного и разнообразного аварийно спасательного имущества. Об этом заранее распорядился командир 5-го отдельного дивизиона десантных судов (ОДДС) капитан 3 ранга А. М. Верещагин — боевой участник освобождения Болгарии и Румынии. Вместе с командованием передового отряда он находился на флагмане высадки — десантном судне ДС-1 (672).

вернуться

10

Из личного архива автора.

вернуться

11

«Камчатская правда», 9 сентября 1945 года.

вернуться

12

См.: «Правда», 18 августа 1945 года.

9
{"b":"221870","o":1}