ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Делать жизнь

Март 16, 2012

Посмотрел по НТВ фильм «Анатомия протеста», немедленно вызвавший ожесточенную атаку на сайт программы. Лучшее доказательство справедливости фильма, кстати, но я не об этом.

Многое уже и без фильмов давно известно и очевидно.

Кое-что вызывает сомнения. В конце концов, раздачи денег и «пачек печенья да бочек варенья» Плохишам как в роликах оппозиции, так и в прокремлевских агитках в равной степени происходят невесть где, невесть когда и невесть кому.

Это пустяки. Те про этих приврут маленько, эти про тех — в итоге баш на баш. Получается какое никакое, а равновесие.

Смущает меня иное. Нет, не смущает, а… пугает? Да нет, не пугает. Я давно уже пуганый. Как бы это лучше сказать? Бесит? Вот, именно бесит. Доводит до бешенства. Приводит в умоисступление.

Проблема «юноши, обдумывающего житье, решающего, делать жизнь с кого» — отнюдь не высосана из пальца. Да и аналогичная проблема девушки тоже — «Пусси райэт» это демонстрируют с полной очевидностью. Будь то палец отечественный или госдеповский — все равно. Не из него. Эта проблема объективна.

Кто у нас чаще всего мелькает в телевизоре? Хирург — золотые руки? Ученый, что прочел загадочные древние письмена? Титан-металлург, создавший новую марку сверхпрочной стали? Герой-спецназовец, замочивший в сортире Басаева? Пахарь-передовик, кормилец страны? Конструктор? Космонавт? Обожаемый прилежными учениками учитель?

Не смешите.

И вообще отстаньте со своими имперскими пережитками.

«Булава» годами не летает, вертолеты-самолеты что ни день падают, поезда сталкиваются и перегораживают аж Транссиб — и все по одной-единственной причине: где-то заводской брак. Клапанок копеечный, проводок без изоляции, подшипник скрипучий, рама хилая… Тяп-ляп — и нет миллионнорублевой ракеты. Еще тяп-ляп наскоро — и нет сорока вагонов с углем…

Чем надо заняться, чтобы с наименьшими усилиями мигом стать знаменитым, богатым, востребованным? Чтобы ездить на работу и с работы в белоснежных «мерседесах»? Получать бакинские аж от самих американцев? Смотреть сверху вниз на восторженные лица и разинутые рты?

Может, надо учиться долго и упорно? Работать до седьмого пота, вставать до зари? Пахать и сеять, в навозе ковыряться? Зубрить до потери пульса латинские названия костей и мускулов? Тренировать мозги и пальцы для то ли скрипки, то ли станка?

Оставьте этих глупостей.

Телевизор и сеть ежедневно говорят: надо всего лишь тусоваться, побольше бывать на свежем воздухе, с непрошибаемой наглостью орать хоть какую-нибудь крамолу и забыть о совести, как всякий взрослый человек забывает о своих мокрых пеленках.

Валить власть и страну у нас стало самой престижной и почти что самой высокооплачиваемой профессией. Особенно для молодых, кто еще толком не успел ничем заняться и не хочет. Валить — совершенно не ставя целью и впрямь свалить. Совершенно даже не задумываясь, что на самом деле в ней, в этой стране и в этой власти, хорошо, а что — плохо. Об этом только лохи задумываются. Конкретные пацаны ищут правильный образ жизни.

Люди ведь тянутся в те области деятельности, где они с максимальной эффективностью могут, прежде всего, заявить о себе, быть замеченными, ощутить себя значительными, вызвать восхищение. И штука в том, что у нас, чтобы быть замеченными, даже замеченными САМИМ ЖЕ ГОСУДАРСТВОМ, надо ему гадить, вредить, нести его по всем кочкам. Только тогда оно на тебя обратит внимание и начнет говорить: да, это матерый человечище, надо бы ему продемонстрировать, что мы его ценим. Позвать на задушевный разговор, выслушать мнение…

Во всех СМИ в свое время раззвонили, что президент звонил осведомиться о здоровье Кашина. Я, дескать, лично головы оторву тем, кто вас побил. А почему он, например, жене Полякова не звонил? А если звонил, то почему мы этого не знаем? А ведь ее не по ночному пути с диссидентской пьянки отоварили — а в собственном доме, в постели поздним вечером проломили голову, и тоже, кстати, за обличение коррупции. Причем не выдуманной, а настоящей. Ну и плевать. Свои же, верные. Стало быть, никуда не денутся и так. Своим же деваться некуда, пусть пашут. Кажется, в манифесте Александра после изгнания Наполеона было сказано: «А верный народ наш пусть в Боге получит мзду свою». И все, отвали моя черешня.

Самое парадоксальное, что даже само наше государство — я уж молчу про всяких макфолов — с наибольшей уважительностью и бережностью относится к тем, кто его валит. Остальных оно практически не замечает. Это-то и наводит сильней всего на неприятные, совсем уже лишающие всякого патриотизма мысли о том, что у них в там в Кремле и впрямь чисто свой междусобойчик вокруг кормушки, и никого чужих, новых, лишних там не надобно. Какие вы свои? Это тока мы тут свои! Посреди — корытце, кругом корытца чавкающие мордочки, а внешнему миру подставлены лишь задницы, и так плотно эти задницы сгрудились — не втиснуться…

Вот такой возникает образ, и только потому он возникает, что та или иная мордочка, похоже, готова отвернуться от корытца лишь когда к ее заднице начинает, опасно облизываясь на содержимое корытца, подходить кто-то с американским томагавком наперевес. Ну явно же, явно на все мольбы и увещевания своих, невооруженных, они не реагируют.

Вот взять хоть то, во что превратил Лужков старую Москву. Но люди же писали петиции, собирали подписи, строили из себя живые стены, под бульдозеры ложились… Кто из них мелькал на всех программах шайтан-дыры из новости в новость? Кого из бескорыстных героев президент приглашал чаю попить и посоветоваться?

А думаете, легко несчастным ментам-полицаям цацкаться с охамевшими, безответственными до мозга костей, но четко чующими свою неприкосновенность горлопанами? Так бы и вмазал наглой гниде, распоясавшемуся уроду, он же слов ни хрена не понимает — но нельзя, демократия… И после дела урод едет на мерседесе кушать в ресторан или в посольство — а мент-то обратно на дежурство.

Однако ж ведь накопленная агрессия никуда не девается. И вот вымещают потом на обычных, рядовых, невинных… И если так будет продолжаться насчет уродов — то так будет продолжаться и насчет невинных. Это азы психологии.

Я понимаю, какими обиженными и несправедливо обманутыми чувствуют себя пуссики-мохнатки. Они же примкнули к такой веселой, к такой бесшабашной и такой уже опробованной игре! Переворачивать чужие машины в поисках закатившегося мячика… Малевать исполинские уды на мостах… Ведь прикольно! Перевернутые машины есть — а состава преступления нет! За уд на мосту не по рукам дают, а интервью берут!

Я прозреваю грядущее.

Некий дебил заскорбел на прогулке желудком и, не затрудняя себе жизнь ложной кофузливостью, навалил большую струйчатую кучу прямо посреди Красной площади.

Первыми набегают прогрессивные макфолы с видеокамерами, альбацами и латыниными помельче. Принципиально новый этап нарастания протестных настроений в России! Крупное (вон, вон, глядите, какое крупное!) достижение демократии! Дни кровавого режима сочтены!

Потом, глубокомысленно цокая интеллигентными языками, концентрируются гельманы и плуцеры. Инсталляция! Инновация! Перформанс! Акционизм! Искусству необходимо антиискусство! Венец бунтарской эстетики! Золотой лев!

Наконец нестройной толпой подтягивается молодежь — зачем-то попали в ВУЗы, а напрягать извилины западло. К вечеру организуется неформальное оппозиционное движение окучивателей. На ходу глотая слабительное и расстегивая ширинки, юные борцы за честные высеры расходятся к могиле Неизвестного солдата, в алтарь Успенского собора, на Поклонную; усиленную группу «Dristoony vs Putin» («Дристуны против Путина») провожают в долгий, полный матюгов и хмельных приключений путь из столицы в Питер, на Пискаревку…

И вот апофеоз. Лидеры окучивателей после долгих уговоров согласились в свободное от напряженной общественной деятельности время заглянуть на прием к президенту Российской Федерации. Все ваши конструктивные предложения, заверяет всенародно избранный лидер, будут учтены при внесении поправок в «Стратегию 2020».

61
{"b":"221872","o":1}