ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Уже в 1842 году Китай после поражения в первой «опиумной» войне подписал первый неравноправный отличие от договоров с Россией) Нанкинский договор с западной иностранной державой — Англией.

В 1844 году «под шумок» английской «опиумной» победы свой первый договор Китаю навязывает Франция. Его подписывают на борту французского корабля в бухте острова Вампу близ Кантона.

В отличие от Японии Китай никогда не вводил режим самоизоляции. Однако оценки Китаем внешнего мира были до удивления неадекватными — особенно с момента воцарения в Китае с 1644 года цинской династии вплоть до конца XIX века. И даже позднее (!) китайские политические мыслители и историки говорят в своих трудах об «английских, американских и прочих варварах» — как это характерно для капитального труда с характерным названием «Чоубань иу ишимо» («Начало и конец всех дел с варварами»), посвященного внешнеполитической деятельности цинского правительства и охватывающего по времени большую часть XIX века.

Однако по мере хода лет в этом веке делам китайцев с «варварами» не было видно ни конца ни краю...

Нанкинский договор открывал для английской торговли 5 китайских портов, Гонконг переходил во владение Англии, Китай уплачивал 6 миллионов долларов за уничтоженный опиум плюс 15 миллионов долларов контрибуции (для сравнения — по Вашингтонскому договору 1867 года Россия уступала США Русскую Америку всего за «семь миллионов двести тысяч долларов золотой монетой»).

В 1843 году Англии дополнительно предоставляется право экстерриториальности и ряд таможенных льгот. В крупнейших городах Китая стали создаваться сеттльменты (экстерриториальные поселения), которые можно рассматривать как своего рода прообраз современных «свободных экономических зон».

Суть, во всяком случае, была схожей: все более прочная и неравноправная привязка Китая к Западу.

В 1844 году, угрожая войной, уже Соединенные Штаты принуждают Китай к подписанию Вансянского договора с предоставлением привилегий еще более широких, чем для Англии.

В споре из-за Аннама (Вьетнама) Китай проиграл и Франции. Соответственно, в 1885 году с ней заключается новый неравноправный договор.

Причем надо заметить, что особых недоразумений друг с другом из-за Китая у Англии, Франции и США не было. Жирных кусков хватало на всех, драться смысла не было — бери сколько сможешь.

Суть же «китайской» политики России видна из указа императора Китая в период второй «опиумной» войны: «Русские в течение многих лет поддерживают с Китаем дружественные связи, их следует принять в первую очередь, с оказанием почестей, как гостей».

Конечно, от идиллии все это было далеко, но эпизод с этим указом можно считать показательным. Попадая в сложное положение вследствие своекорыстной империалистической линии западных держав, Китай мгновенно запрятывал спесь подальше и оценивал дружбу с Россией адекватно, то есть высоко и с пониманием ее жизненной для Китая необходимости.

Но даже в тяжелые для себя годы Китай не стремился к паритетности, не был нам благодарен, а лишь старался использовать Россию в своих интересах — всегда готовый от России отвернуться при малейшей готовности Запада к подачкам. Говоря по чести, России временами доставались фальшивые улыбки, а экономические и политические выгоды, причем односторонние, получал Запад.

В 1854 году американская эскадра коммодора Перри «вскрыла» Японию. Вскоре после этого началась «незавершенная» японская «революция-реставрация» Мэйдзи» 1867 — 1868 годов.

Разные, наверное, были тому причины, но после насильственного приобщения Китая и Японии к западной цивилизации судьбы двух великих восточных народов складывались очень по-разному.

Китай впадал в кризисы.

Япония начала бурно развиваться.

В конце XIX века Китай потерпел поражение в китайско-японской войне, спровоцированной Японией, но желаемой также и Китаем. Чтобы понять суть позиции Китая, достаточно процитировать указ, изданный от имени вдовствующей императрицы (точнее — перманентной регентши) Цы Си: «Кто мог предвидеть, что коротыши (японцы. — C.K.) осмелятся втянуть нас в войну и что с начала лета они вторгнутся в пределы государства, нашего данника (имеется в виду Корея. — C.K.)... У нас не было иного выхода, как вынуть меч и начать карательную кампанию».

Японию поддерживали англосаксонские страны — Англия и Америка. Даже чисто теоретически возможный союз трех дальневосточных держав — Китая, Японии и России — их, безусловно, страшил. Сталкивать Японию с Россией было еще рано, а вот с Китаем — самое время.

Франция и Германия держались при своих интересах.

И Китай обратился тогда к России (впрочем, ни на какую другую державу, как на дружественную, Китай никогда рассчитывать и не мог как до этого случая, так и после).

22 мая 1896 года, после успешных переговоров в Москве, был подписан секретный договор об оборонительном союзе, направленном против возможного нападения Японии на Китай или Россию. Как показали ближайшие годы, реального значения он не приобрел, но и в этом случае общая тенденция была заявлена достаточно выразительно.

В отношениях с Китаем во второй половине XIX века Россия обеспечивала, по сути, свои естественные геополитические интересы, закрепляя и укрепляя статус пограничных с Китаем российских земель.

Последнее было, надо сказать, нелишним — русские исследователи золотых запасов Амуро-Приморского района Л. Тове и Л. Иванов оценивали контрабандную утечку золота с русской территории в Маньчжурию в конце XIX века на уровне 100 пудов (1,6 тонны) в год.

Не так уж и мало. Тем более что реально цифра была наверняка еще внушительнее.

Весьма значительной становилась и постоянная китайская миграция в наш Уссурийский край. Миграционный процесс оказался сложным и неоднозначным уже потому, что работящих китайцев эти места привлекали теперь именно в силу новых обстоятельств — русская колонизация давала им новые возможности, в том числе и рабочие места.

Все же, в отличие от стран Запада и Японии, Россия долгое время не проводила в Китае империалистической политики, и межгосударственные связи базировались на взаимной торговле.

Начало новой политики России в Китае (да, можно сказать, и на Дальнем Востоке вообще) датируется точно — 1896 год.

Тогда Пекин отправил в Россию чрезвычайное посольство на коронацию Николая Второго. Проходила она в Москве, и там-то первое лицо сановного Китая — Ли Хунчжан, министр иностранных дел России князь Лобанов-Ростовский и министр финансов Витте как раз и подписали тот Московский договор, где стороны секретным образом договорились, кроме прочего, и о проведении в жизнь «широко задуманного» плана Витте — концессии на постройку Китайской Восточной железной дороги, КВЖД.

Об этих четырех буквах (или четырех «картах»?), обошедшихся России более чем дорого, мы впоследствии поговорим подробно.

На рубеже XIX — XX веков Россия принимает участие в империалистической интервенции восьми стран (Англия, США, Франция, Германия, Япония, Австро-Венгрия, Италия и Россия) в Китае с целью ликвидации мощнейшего общенационального Ихэтуаньского (т. н. «боксерского») восстания...

Жестокое его подавление окончательно превратило Китай в интернациональную полуколонию. По так называемому Боксерскому протоколу от 7 сентября 1901 года Китай, в частности, обязывался до 1940 года выплатить контрибуцию в 450 млн лян, с увеличением ее за счет 4% годовых до 982 млн лян.

450 миллионов лян — это примерно 600 миллионов русских рублей того времени. Сумма приличная...

Каждое иностранное посольство получило право содержать национальную военную охрану при общей численности охраны до 2101 человека с 30 орудиями и 30 пулеметами.

Что же касается «китайской» политики России после участия в интервенции против Китая, то ее хорошо характеризует оценка Ленина, данная в реальном масштабе времени: «Политику грабежа давно уже ведут по отношению к Китаю буржуазные правительства Европы, а теперь к ней присоединилось и русское самодержавное правительство».

13
{"b":"221882","o":1}