ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И на первое место в «разработке» японских рынков выдвигается Англия. Впрочем, в деле подавления антизападных настроений в Японии Англия и ее конкуренты действуют согласно — в 1864 году объединенная англо-франко-американо-голландская эскадра бомбардирует японские батареи в проливе Симоносеки, обстрелявшие иностранные суда.

Соответственно, и токугавский сегунат, уже юлящий перед внешней силой, и сторонники нового «закрытия» Японии были обречены.

Краткий очерк истории Японии, вышедший в 1939 году из-под пера профессора Жукова, описывает ситуацию так: «Японская интеллигенция — «разночинцы» самурайско-буржуазного происхождения — со времени прихода в Японию европейцев впервые в широких масштабах столкнулись с буржуазной культурой Запада... Токугавская узость мысли, полицейская регламентация, феодальный произвол казались особенно нетерпимыми передовым людям из среды молодой японской интеллигенции. По существу эта интеллигенция в острой форме выражала чаяния и политические притязания буржуазного класса, находившегося в Японии еще в периоде первоначального становления и самоутверждения».

Тут хорошо уловлено то основное, что обеспечило перелом ситуации, — напор молодых, подлинно национальных сил, не желающих, чтобы их Родина стала задворками мира.

Слышите, молодые русские ребята? Да и не очень уже молодые их матери и отцы?

В 1866 году умер сегун Иэмоти Токугава. Новым сегуном (как оказалось — и последним) стал Кэйки, до этого бывший четыре года регентом при Иэмоти.

В 1867 году в древней столице Японии Киото умер и император Комэй. Его сыну Муцухито было тогда 15 лет, и новый император-подросток становится знаменем (не более того, но...) обновления Японии.

Да, феодальный сегунат был обречен...

Обречен и потому, что по стране начались крестьянские восстания.

И потому, что подчиняться токугавской администрации отказывались города. Поддерживала ее лишь токугавская столица Иеддо-Эдо (будущий Токио), где располагалась «бакуфу» — ставка сегуна.

Против сегуната выступал и блок феодальных князей-даймьо при финансовой поддержке богатейшего банкирского дома Мицуи. Деталь, безусловно, важнейшая!

Сегунат мешал и Англии, которая обещала моральную поддержку походу антисегунских сил на Эдо.

Промежуточный финиш наступил в ноябре 1867 года, когда Кэйки пригласил всех виднейших даймьо на совещание в Киото, где в присутствии Муцухито заявил о своем намерении сложить власть. Однако на самом деле крупнейший феодал Кэйки, контролировавший более половины Японии, был склонен еще побороться. Поэтому окончательно сегунат «финишировал» в 1868 году, после поражения войск Кэйки при Фусими.

Самого экс-сегуна спасли военные французские моряки (Франция в противовес Англии поддерживала Кэйки). Французы высадились в Иокосуке и пригрозили, что если Кзйки будет убит, то они начнут интервенцию.

События двух бурных лет — борьба кланов князей с сегуном, крестьянские волнения и волнения в городах, сражения, победы одних и поражения других в гражданской, по сути, войне — положили начало смуте до второй половины 70-х годов.

Кульминацией феодально-самурайского сопротивления стало противоправительственное восстание самураев из клана Сацума в 1877 году.

Главой и сердцем восстания был военный министр Сайго Такамори. Он открыто призывал повторить давний поход Хидейоси на Корею (даром что те давние походы кончились ничем) и собирал вокруг себя молодых безработных самураев, лишенных правительством Мэйдзи «рисовой стипендии» и старинного права носить два меча.

Штабом Сайго была военная школа в вотчине клана Сацума — городе Кагосима. Семь тысяч курсантов изучали там кроме европейской военной науки также и основы «самурайского мировоззрения».

В 1877 году Сайго выступил. И сразу же совершил стратегическую ошибку. Он осадил крупный административный центр Юга — Кумамото. А там располагался многочисленный гарнизон правительственных войск, состоявший не из самураев, а из призывных солдат, набранных в армию по новому закону 1872 года о всеобщей воинской повинности. И эта осада связала все действия Сайго.

Залогом успеха полководца Наполеон считал умение быть в нужное время в нужном месте. Однако место Сайго выбрал явно неудачно. Да и время работало не на него — как в прямом, так и в переносном смысле слова.

У Сайго было 40 тысяч человек. Общее количество правительственных войск составляло через три месяца после начала мятежа 60 тысяч плюс добровольцы. Поэтому столкновение двух сил оказалось исключительно ожесточенным и кровавым (с обеих сторон было убито 60 тысяч и ранено 10 тысяч).

Но поражение войскам Сайго правительство Мэйдзи нанесло, а мятеж был обезглавлен. Причем обезглавлен — в буквальном смысле!

После краха под Кумамото Сайго бежал в Кагосиму. Теперь уже был осажден он, и правительство начало бомбардировку Кагосима. Сайго был ранен и, не желая сдаваться в плен, «попросил — как сообщает профессор Жуков, — одного из своих вассалов отрубить ему голову, что тот и исполнил».

То есть нечто вроде гражданской войны длилось на Японских островах почти 10 лет.

Но именно период 1867 — 1868 годов был назван «Мэйдзи исин» («реставрация Мэйдзи»), или «революция Мэйдзи». Эпоха каждого японского императора получает свое наименование, и годы правления Муцухито были заранее определены как «просвещенное правление» — «Мэйдзи».

Так оно, в общем-то, и вышло.

Капиталистический старт Японии был более чем впечатляющим. Конечно, на волне смут и реформ наверх выплывало всякое и всякие... Вот одна из примет эпохи.

Уже после разгрома Сайго группой участников мятежа был послан в Токио (бывший Эдо) самурай Иокояма — с петицией к правительству.

Иокояма, сам написавший эту петицию-памфлет, вручил ее чиновникам и тут же сделал себе харакири.

«Те, кто призван помогать императору в качестве его министров, — писал Иокояма, — в верхах вводят в заблуждение императорский двор, в низах не обращают внимания на голод... Крупные и мелкие чиновники заботятся о почестях и наживе... Ищут не людей для чинов, а чинов для людей... Ценится связь лишь на почве выпивки... Государство в опасности...»

Все эти обвинения были высказаны, в общем-то, по адресу. Но если бы все обстояло только так и простой народ (а не лишившиеся казенных «пенсий» и риса самураи) голодал, то ни о каком росте, скажем, населения, и речи быть не могло.

А в стране массово начали появляться новые маленькие японцы.

И не только они, но и много еще чего другого — нового и непривычного, но полезного и нужного. Так что сентенции Иокоямы в чем-то напоминали критику новаторов-большевиков провалившимися белыми-дворянами. Белые не во всем были не правы, но будущее объективно было не за ними, так же как и в Японии будущее было не за консервативной частью самурайства.

В 1872 году первая японская железная дорога соединила Эдо, переименованный в Токио, с портом Иокагама.

В 1873 году было положено начало современной японской металлургии. Но тут первый опыт был неудачным — через 10 лет завод вблизи железных рудников Камаиси в префектуре Ивате закрылся. И лишь в 1901 году начал успешно работать крупнейший государственный металлургический завод Явата.

Началось же все в 1868 году... Тогда 3 января был издан императорский манифесте решением «утвердить отставку правительства Токугава... упразднить власть сегуна... восстановить императорскую власть».

Итак, формально все проходило под лозунгом «восстановления власти императора», откуда потом и пошел термин «реставрация» (что и означает, собственно, «восстановление»).

6 апреля 1868 года император (к слову, японцы именуют его не «микадо», а «тенно») Мэйдзи в торжественной обстановке принес клятву, состоявшую из пяти пунктов.

Провозглашалось вот что:

«1. Будет создано широкое совещательное собрание, и все дела управления будут решаться согласно с общественным мнением.

2. Все люди и правители, и управляемые должны единодушно посвятить себя целиком процветанию нации.

25
{"b":"221882","o":1}