ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

19 января 1910 года Гойер писал министру финансов Коковцову, в частности, вот что: «Идти ли с Японией или с Америкой?.. Если Япония готова дать нам действительно осязательные, эффективные гарантии своего миролюбия, если она предъявит нам фактические доказательства того, что выгоды, которые она приобретает от сближения с нами, не будут в ближайшем же будущем обращены против нас, то выгоднее игнорировать англо-американцев и сговориться с ней; в противном же случае следует иметь в виду, что, отвернувшись от американцев и англичан и действуя теперь совместно с японцами в Маньчжурии, мы до известной степени теряем их симпатии в случае последующего разрыва с обманувшей нас Японией и должны быть готовы к тому что они скажут нам: «Поделом, сами заваривали, сами и расхлебывайте!»

Гойер не предрешал ответ, а лишь давал информацию к размышлению для правительства, давал компетентный анализ. И в качестве правительственного чиновника не мог сказать прямо, что умное правительство не просто ожидает от потенциального партнера неких «осязательных гарантий», а само умной политикой создает условия для возникновения таких гарантий.

Увы, как раз государственного-то ума на вершинах государственной российской власти и не наблюдалось...

Япония и Россия в 1910 году совместно отказались от американских планов «нейтрализации» железных дорог в Маньчжурии. Но это был шаг не стратегический, а скорее тактический... Хотя в те же дни, к которым относится записка Гойера, — в марте 1910 года Роман Романович Розен в донесении министру Извольскому дал обзорную характеристику настроений американского общества относительно России и возлагал немалую ответственность за «решимость Японии вступить с Россией в открытую борьбу» на госсекретаря Хэя, на Якова Шиффа и на президента Рузвельта. («Г-н Рузвельт, — писал Розен, — несмотря на все его старания высказываться всегда в самом дружественном к нам смысле, несомненно, не питал к России и русскому народу искренней симпатии».)

А вот как была оценена роль банкира Шиффа:

«Нa первый план выступает личность г-на Якова Шиффа, фанатического ненавистника России. По его собственному признанию, которое мы теперь имеем в статье его органа «The New York Times», он был организатором финансовой операции, доставившей Японии возможность вступить в вооруженную борьбу с Россией. Он также ...пользуясь неограниченным влиянием еврейства на американскую печать, был вдохновителем той кампании прессы, которая сумела вселить в общественном мнении Америки убеждение в том, что великая Россия собирается напасть на маленькую Японию и что рыцарски бескорыстная Япония вынуждена взяться за оружие, чтобы отстоять самое свое существование и вместе с тем независимость Кореи и неприкосновенность Китайской империи».

О Шиффе Розен все сказал верно. Но, конечно же, никакая — даже самая фанатичная — ненависть конкретной личности к России не смогла бы так значимо менять облик общемировой политической ситуации, если бы к России не испытывал такой же фанатической ненависти весь тот интернациональный Золотой Клан, в котором Шифф был лишь доверенным и активным членом. Собственно, и победа Японии была в немалой мере победой шиффов и без их поддержки могла и не состояться.

Выходило, что Япония по многим причинам была для нас как партнер сомнительна, зато Америка шиффов, хэев, ноксов и рузвельтов вообще не могла быть приемлемым партнером для России — с любой точки зрения. Не может она быть им, к слову, и сейчас. Америка органически не способна к партнерству.

Между прочим, в ходе Русско-японской войны (и это, уважаемый читатель, известно очень мало) американский флот выдвинулся к маршруту вероятного передвижения русских кораблей на Дальний Восток. То есть Америка была готова при необходимости блокировать тот поход эскадры Зиновия Рождественского, который и без ее вмешательства закончился Цусимой.

И тогда же США впервые в своей истории приступили к разработке плана военной операции против России с целью блокировать русские крейсеры во Владивостоке.

Вот даже как!

И уж не пойму, почему об этом в СССР помалкивали даже академики в то время, как об этом должен был знать любой троечник в начальной школе.

На роли Америки (точнее — «Америки» Шиффа) в формировании дальневосточной политической ситуации в начале XX века надо бы остановиться еще раз...

Ну, то что Штаты натравливали Японию на Россию и сталкивали Россию с Японией — это еще куда ни шло. Это более-менее понятно...

Но совершенно непонятно на первый взгляд другое...

Сделать Японию врагом России и наоборот — это логичная политика «разделяй и властвуй», известная уже Древнему Риму. Для этого США вместе с Англией (переводимой Золотым Кланом в ближней перспективе в разряд младшего «партнера» США) способствовали развитию военной мощи Японии.

Но способствовали как-то странно. Англосаксонские займы шли на постройку японского военно-морского флота, который строился и в США, и в Англии... Между тем Россия — страна континентальная, и основной узел возможных противоречий между Россией и Японией мог завязаться лишь на суше — в Маньчжурии, в Корее (он там и завязался).

Первоклассный, могучий и современный военно-морской флот — штука крайне дорогая во все времена. На те деньги, которые ушли у Японии на броненосцы, она могла создать такую сухопутную армию, которая и впрямь могла дать Японии шанс поглядывать и на Владивосток, и на левый берег Амура!

Мощная сухопутная армия, правда, могла теоретически стать для Японии и инструментом овладения Китаем, но реально интересы Японии лежали в Корее и как продолжение их — в китайской Маньчжурии. А это автоматически ориентировало Японию — при мощной сухопутной армии — дальше на север, на русский Дальний Восток и Восточную Сибирь.

То есть для США вроде бы был выгоден континентальный приоритет военных усилий своей узкоглазой соседки через Тихий океан. А вот же — японцы наращивали при помощи англосаксов морской флот. И нарастили его так, что сразу после окончания Русско-японской войны, с 1906 года, Япония начала оцениваться американским командованием как наиболее опасный враг.

Ведь до Цусимы никто не мог предполагать, что вместо задуманного Золотой Элитой взаимного истребления русского и японского флотов в действительности реализуется гибель русского флота и мощное усиление флота японского. Причем усиление в том числе и за счет плененных или поднятых со дна и введенных в строй японцами русских кораблей.

И в США в 1907 году началась разработка первого варианта «Оранжевого плана» — первого в истории США заранее подготовленного плана войны с великой державой. И этой державой была Япония.

Буквально накануне подписания соглашения Рута и Такахиры 1908 года Японию посетил «Великий белый флот» США. Это могучее соединение из шестнадцати новейших броненосцев, выкрашенных белой краской (откуда и название), тогда бродило по всему миру, демонстрируя этому миру, кто теперь «Who is who» («Кто есть кто») на океанских мировых просторах.

Японцы встретили белых гостей внешне радушно, но неофициально посоветовали им убираться поскорее и подобру-поздорову, если не хотят, чтобы эскадра была потоплена.

Вот уже даже какой тон забирали в отношениях с янки «маленькие морские черти»...

К началу 1910 года «Оранжевый план» был разработан как полномасштабный план войны со Страной восходящего солнца, а к маю 1913 года доработан и предусматривал:

— сдачу передовой линии обороны на Филиппинах;

— отступление на рубеж Мидуэй — Гавайи с попыткой удержания Гуама;

— последующую переброску флота с Атлантики;

— достижение победы за счет контрнаступления и блокады Японии.

В голове это укладывается плохо. Уже тогда Штаты готовились, как видим, отнюдь не к легкой и мгновенно победоносной войне с японцами. И при этом укрепляли Японию и вели себя лицемерно с Россией.

Что, в США не понимали, что сами же создают себе на Тихом океане могучего морского врага?

58
{"b":"221882","o":1}