ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Основано на реальных событиях
Тайны Лемборнского университета
The Mitford murders. Загадочные убийства
Заложники времени
Одиссея голоса. Связь между ДНК, способностью мыслить и общаться: путь длиной в 5 миллионов лет
Квантовое зеркало
Одна история
Terra Incognita: Затонувший мир. Выжженный мир. Хрустальный мир (сборник)
Город под кожей
Содержание  
A
A

Вот они передо мной на старом снимке — семь трогательно сосредоточенных японских сестер милосердия, а за ними — пять японских врачей-офицеров в кителях русского образца и высокий японец в православной рясе и с русским наперсным крестом — священник. Этот снимок, эти лица, эти взгляды пробирают меня до глубины души.

Простые люди всегда человечнее элиты... Даже внешне прекрасные лица кровных аристократов всех национальностей претят мне как мертвенный глянец на «лицах» восковых манекенов — в них нет жизни и борьбы...

Но почему-то, глядя даже на, казалось бы, открытые и улыбающиеся лица простых англосаксов или французов, я не часто испытываю чувство душевного родства и единения с ними... Зато как часто я испытывал его, глядя на лица немцев — даже одетых в форму вермахта... Даже в нее! Даже с этими молодыми ребятами, вышедшими из пекла Курской битвы, хочется дружить, а не враждовать! Даже с ними... Потому что в них есть искренность...

И вот эти японские парни в русской форме... Их лица... Выражение их выглядит чертовски русским! Конечно, это — японцы, действительно нам дружественные и душевно близкие, японцы православные... Конечно, их немного...

Но они были!

Однако не они определяли ситуацию и отношения Японии с Россией. И Япония, опьяненная в период мировой войны огромным успехом, «оплаченным» тремя сотнями погибших (что это было для привыкших к землетрясениям и тайфунам японцев!) тоже была уверена (хотя вернее было бы сказать, что самоуверенна) в том, что сильная Россия не нужна и ей.

И так вот — оглядываясь с недоверием друг на друга — Япония и янки были склонны если и не «дружить» против России вместе, то хотя бы как-то продемонстрировать друг другу взаимную готовность к возможным будущим компромиссам на русской территории.

В 1916 году ситуация еще была, впрочем, иной, и 3 июля 1916 года в Петрограде (бывшем Петербурге) было подписано последнее соглашение царской России с Японией. Причем — по инициативе Японии!

Тут не обошлось, правда, и без хитрой японской игры, потому что в мае 1916 года японское правительство сообщило России, что Германия, мол, предложила Японии заключить с ней сепаратный мир. Петроград дрогнул. Хотя мог бы и прикинуть: насколько Германии нужен мир с Японией и как он может повлиять на положение Германии? И на каких условиях такой мир мог быть заключен — с учетом того, что Япония уже попользовалась германскими владениями в Азии и рассчитывала в будущем на еще большее. Ведь летом 1916 года японцы потребовали от Англии заключить секретное соглашение о сохранении за ними бывших германских островов в Тихом океане севернее экватора.

16 февраля 1917 года Англия такие гарантии Японии дала. А затем их подтвердили и другие страны Антанты (США официально уведомлены не были).

Япония ловко блефовала, пользуясь тяжелым положением англо-французов на германском фронте. Причем именно блефовала, потому что, не рискуя ничем в чисто военном отношении, она была прочно политически связана тогда именно с Антантой.

Дело тут было в том, что, несмотря на грозный тон «21 требования» и внешнюю покорность им Китая, Японию в Китае то и дело теснили янки. И союз Японии с Антантой как-то это все сглаживал хотя бы частично.

В 1916 году США предоставили Китаю ряд займов и получили несколько железнодорожных концессий. И Япония вдруг «вспомнила», что воды Тихого океана омывают берега не одной только великой державы Америки, но и другой великой державы, хотя бы географически Америке противоположной, а к Японии намного более близкой. То есть они вспомнили о России...

Конечно, японцы не были бы японцами, если бы не начали с нажима и здесь. Царизм нуждался в поставках японского оружия, и японские переговорщики настаивали на новых рыболовных концессиях в территориальных водах России, на передаче японским властям всей южной части ветки от КВЖД к Ляодуну и на прочих «мелочах»...

Однако инициатива некоего политического «союза» исходила-то от японцев. Россия же могла усмотреть для себя пользу от блока и со Штатами — против напора Японии. Во всяком случае, она могла припугнуть Японию такой перспективой с намного большим основанием, чем Япония Россию — «германским» миром.

Тем не менее японцам в Петербурге, ставшем с началом войны Петроградом, «пошли навстречу».

Договором с Россией Япония прикрывалась и от Англии. А Россия всего-навсего обеспечивала себе японские военные поставки, но по-простецки считала, что уже ради этого «игра стоит свеч». Поэтому русско-японский договор 1916 года состоялся. Ни японская, ни российская сторона тогда еще не знали, что это — последняя их договоренность, потому что русскому царизму осталось исторического времени чуть более полугода.

И уже через год после петроградских переговоров, летом 1917 года, Япония начала накапливать войска в Северной Корее и Северной Маньчжурии и сосредотачивать военные припасы в стратегических пограничных пунктах с Россией. Уже вовсю пользуясь китайской смутой, японцы намеревались теперь погреть руки на смуте всероссийской.

(Замечу в скобках, что это ей во многом и удалось.)

Итак, кому война — мачеха, а кому — мать родная...

Для Страны восходящего солнца Первая мировая война стала и кормилицей, и «доброй богатой теткой», и «дойной коровой»... И мы уже знаем, как росли капиталы Японии и ее влияние в Азии во время этой войны. А вот как к 1917 году выросли цены на рис, текстильные изделия, уголь?

Что же, отвечаю — на сорок процентов.

Заработная плата выросла при этом на десять.

В 1918 году по Японским островам прокатилась волна «рисовых бунтов». На двух третях территории страны бунтовало 10 миллионов человек.

Стачечное движение в городах было, впрочем, относительно слабым. Число стачечников в 1916 году составило всего 8 413 человек. В 1917 году оно выросло в несколько раз, но абсолютная цифра не впечатляла — 57 309 человек.

К 1919 году рост был незначительным — 63 137 человек, а в 1920 году выявился даже спад — 36 317 человек.

В 1920 году началась естественная послевоенная реакция. В экономике страны, которая на войне лишь наживалась, наступал кризис. Но стоимость промышленной продукций упала всего на 20 процентов, и хотя в июне 1921 года прошла небывалая до этого забастовка 35 тысяч японских судостроителей, хотя ценные бумаги на бирже упали вдвое и в 1922 году разразилась банковская паника, в целом Япония потрясена не была.

Тут, пожалуй, сказывалось то свойство японцев, о котором японский ученый и правительственный советник Найто Торадзиро сказал, что Япония даже на самый незначительный вызов извне всегда реагировала как единый целостный организм.

Это не было фразой. Поэтому и на внутренние значительные вызовы стабильности Японии даже неимущие японцы (не говоря уже об имущих) реагировали так, что высшую власть это в целом устраивало.

4 марта 1918 года в Токио на должность русского военного агента (которую он так и не занял) приехал барон Будберг. Он должен был сменить хорошо знавшего Японию и Дальний Восток генерал-майора Виктора Александровича Яхонтова.

В тот же день, после разговоров с давним знакомцем Яхонтовым, Будберг записал: «По словам Яхонтова, вмешательство Японии в наши сибирские дела по-видимому неизбежно, но едва ли пойдет дальше Забайкалья; наибольшее затруднение пока представляет резкий протест Америки, несогласной на такое японское выступление».

7 марта в дневнике барона появилась новая запись: «По мнению Яхонтова, японцы очень хитры и еще более жадны; сейчас они полны вожделениями, как бы выгоднее использовать наши несчастья и извлечь из этого наибольшую для своей страны пользу; польза же эта рисуется в легком захвате всего русского Дальнего Востока и наложении своей лапы на крайне нужные для них естественные богатства этого края (горные и рыбные). Пока что Япония сдерживается и косится в сторону Америки, своей непримиримой соперницы во всем, что касается эксплуататорских экспериментов на Азиатском континенте».

62
{"b":"221882","o":1}