ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Разбуди в себе исполина
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Настройки для ума. Как избавиться от страданий и обрести душевное спокойствие
Подсознание может все!
Стань эффективным руководителем за 7 дней
Тёмные не признаются в любви
Женщина глазами мужчины: что мы от вас скрываем
Игра Кота. Книга четвертая
Содержание  
A
A

Итак, вновь — Маньчжурия...

По ее территории как была Россией проложена, так и пролегала хорошо памятная нам «виттевская» КВЖД. Советский Союз считал КВЖД коммерческим предприятием — хотя и находящимся на территории Китая, но выстроенным на русские государственные средства и поэтому принадлежащим СССР.

В двадцатые годы, однако, на КВЖД претендовали и китайские милитаристы, и японцы, и янки, и даже Франция (последняя — на том «основании», что выкупила акции Русско-азиатского банка).

Тем не менее 31 мая 1924 года пекинское правительство подписало «Соглашение об общих принципах для урегулирования вопросов между СССР и Китайской республикой». Его не признал генерал Чжан Цзо-линь — глава провинциального маньчжурского правительства, но 24 сентября 1924 года мы подписали в Мукдене соглашение по КВЖД и с ним.

На железных дорогах Чжан Цзо-линь в конечном счете и погорел, в том числе — и буквально. Конфликт его с центральным правительством к 1928 году принял вооруженный характер. Генерал занял Пекин, там не удержался, вынужден был отступать и этим подорвал свои акции у японцев (они его еще и в связях с американцами заподозрили!).

4 июня 1928 года Чжан Цзо-линь отправился в Мукден, но когда его поезд проезжал виадук, охраняемый японскими войсками, раздался взрыв.

Шума было много, было ясно, что убрали генерала сами японцы, но дело замяли. Генералу наследовал его 27-летний сын генерал Чжан Сю-элян, который был настроен националистически и подчинил Маньчжурию чанкайшистскому нанкинскому правительству Китая. В декабре 1928 года над столицей Чжан Сю-эляна Мукденом был поднят гоминьдановский флаг.

На всем этом фоне в середине июля 1929 года войска Чжан Сю-эляна захватили КВЖД, в чем им Гоминьдан Чан Кай-ши не препятствовал даже для вида. Собственно, как раз на встрече Чан Кай-ши и Чжан Сю-эляна в Пекине в начале июля 1929 года захват КВЖД и был окончательно решен.

В нынешней «Россиянин» «записные» перья «разоблачителей» тайн советских спецслужб сообщили, правда, что «маршала» Чжан Цзо-лина убрала Москва, а организатором акта был советский разведчик Христофор Салнынь.

Не верится мне в это... А «документы» сейчас фабриковать научились. Стоило ли нам убирать Чжан Цзо-линя, чтобы вскоре получить конфликт на КВЖД? Да и если бы не японских рук это было дело, то уж японцы бы землю носом рыли после взрыва, а «концы» советские нашли. Это же как здорово было бы все свалить на «агентов Коминтерна»!

Агенты-то эти в Китае действовали активно, но тут, как мне кажется, были ни при чем.

В зону КВЖД китайцы пошли летом 1929 года. Но к осени того же года действия созданной приказом Реввоенсовета СССР Особой Дальневосточной Армии (ОДВА) быстро отрезвили и провинциальное мукденское, и центральное правительства. К наименованию ОДВА прибавилась буква «К» (Краснознаменная), а командарм ОКДВА Василий Блюхер получил только что учрежденный орден Красной Звезды за номером 1.

Впрочем, и после этого Китай Чан Кай-ши вел себя с нами то льстиво, то — подло. Но об этом я уже в свое время рассказывал.

Вообще-то в Китае мы тогда дров наломали немало. В двадцатые годы Китай в политическом отношении был еще более «лоскутным одеялом», чем Россия времен Гражданской войны. Там пестрело «Синее братство», там — «Красное братство», там — Гоминьдан, там — китайские рабочие дружины...

Шанхайская мафия, нанкинское правительство Чан Кай-ши и Чжан Сю-элян, южно-китайские войска и северные банды генералов-милитаристов, советский военный советник Галин-Блюхер и троцкистского разбора политсоветник Бородин-Грузенберг, французский консул и коммунистическая Кантонская коммуна, коммунисты и националисты...

Прочной власти нет, устойчивости ситуации нет.

Вот деталь...

Эмиссар СССР Бородин — советник Чан Кай-ши. А его жену, Фаину Бородину, и наших дипкурьеров солдаты Чжан Цзо-линя захватывают на переходе из Шанхая на борту советского парохода «Память Ленина». Бородину судят в Пекине, но за взятку судье в 200 тысяч долларов (санкционированную Москвой) оправдывают, выпускают и сразу же начинают искать, объявив в Пекине за ее голову награду в 30 тысяч долларов, а в Мукдене — 20 тысяч...

Голова может кругом пойти!

Мы не могли овладеть ситуацией в Китае, и нарком иностранных дел Чичерин расценивал линию Коминтерна в Китае как гибельную. И вряд ли в том ошибался. Если пролетарии Китая и были готовы объединяться друг с другом и с пролетариями всех стран, то они, составляя в Китае абсолютное меньшинство, не могли стать силой, объединяющей весь Китай.

А жизнь шла...

Япония по мере возможностей вмешивалась в дела Китая, экономически развивалась, политически бурлила и исподволь готовилась к реализации программы Танаки.

В 1928 году был изменен «закон об опасных мыслях» — вместо десяти лет тюрьмы за его нарушение теперь полагалась смертная казнь.

Активизировались японцы и в Китае. Но жесткость не всегда хороша, особенно — для оккупантов. Танака отправил войска в китайский Шаньдун, но в ответ в Китае начался массовый бойкот японских товаров. Пахло и кое-чем более серьезным.

В марте 1929 года японцы вынуждены были вывести свои войска из Шаньдуна, а 2 июля правительство Танака пало. Сам Танака вскоре умер. В тот же день 2 июля «генро» Сайонлзи предложил назначить премьер-министром известного политика, лидера партии минсэйто Хамагути.

Правительству Хамагути и пришлось расхлебывать ту политическую военно-морскую «уху», которую начали заваривать в 1927 году уже на Женевской морской конференции Англия и США.

Вашингтонская конференция лишь выявила линии будущих ссор. Женева их продолжила. И англичане пригласили две другие «первоклассные морские державы» на консультации в Лондон.

Лондонская конференция 1930 года по морским вопросам началась в январе и касалась прежде всего строительства тех кораблей, которые Вашингтонское соглашение не ограничивало, — крейсеров, эсминцев и подводных лодок.

Японцы настаивали на пропорции в 7 японских крейсеров и эсминцев против 10 американских и английских и равенстве по лодкам. Штаты соглашались в отношении тяжелых крейсеров лишь на пропорцию 6:10.

Англичане хотели иметь в своем флоте 70 крейсеров всех типов, но янки возражали, что тогда получится не сокращение вооружений, а их увеличение.

Не успокаивало страсти и строительство Англией военно-морской базы в Сингапуре, явно нацеленной против притязаний Японии в Юго-Восточной Азии.

В итоге к апрелю был достигнут непрочный и явно недолговечный компромисс. Но многим в Японии компромисс уже казался государственным преступлением. Начальник морского штаба адмирал Като Кандзи, адмиралы Окада, Того, Суэцугу заявили, что Хамагути не обеспечил морскую оборону страны, и подали в знак протеста в отставку. А 14 ноября 1930 года Хамагути был смертельно ранен членом шовинистической организации и весной 1931 года скончался.

Премьером стал его коллега по партии минсэйто Вацуоки.

К исходу первой трети XX века Маньчжурия стала одним из крупнейших экономических районов Китая. На ее долю приходилось 93 процента добычи нефти, около 41 процента железных дорог (спасибо Витте!).

Во внешнеторговом обороте Китая удельный вес Маньчжурии доходил до 37 процентов.

Летом 1931 года в маньчжурском городе Ваньбаошане начались столкновения между корейцами, поселенными тут Японией, и китайцами. Они были организованы, конечно, японцами, как и ответные китайские погромы в Корее.

В конце июня в Маньчжурии «загадочно исчезает» японский ученый-агроном Накамура (он же — капитан японской армии). Японские военные заявляют о «неслыханном оскорблении императорской армии».

В июле 1931 года японская пресса публикует речь генерала Койсо из военного министерства, произнесенную на заседании кабинета министров 7 июля. Койсо заявлял: «Русская угроза снова выросла. Выполнение пятилетки создает угрозу Японии. Китай тоже пытается умалить японские права и интересы в Маньчжурии. Ввиду этого монголо-маньчжурская проблема требует быстрого и действенного разрешения».

81
{"b":"221882","o":1}