ЛитМир - Электронная Библиотека

Или, например, в 1949-м…

В 1905 году авторитет Ленина был далеко не для всех непререкаемым даже в среде большевиков, а уж если иметь в виду все течения в РСДРП того времени, то для, скажем, меньшевиков Ленин был чем-то вроде гибрида авантюриста и недоучки, В то время прочно стоять на ленинской платформе было для многих не заслугой, не достоинством, а глупостью.

Но Сталин был искренен, когда сравнивал Ленина с горным орлом, а тот был также искренен, восхищаясь «пламенным колхидцем». И это была не ситуация «за что кукушка хвалит петуха…». Это была общая боевая оценка одного будущего великого вождя другим будущим великим вождем.

1905 год стал годом потрясений и роста борьбы, И осенью 1905 года Сталин был настроен по-боевому. В листовке «Граждане!» он призывает:

«…Граждане!…Как бы ни кончилась настоящая стачка, одно должно быть ясно и несомненно для всех: мы находимся накануне всероссийского всенародного восстания – и час этого восстания близок…

…Граждане! В ваших интересах, за исключением горсти финансовой и земельной аристократии, присоединиться к призывному кличу пролетариата и стремиться вместе с ним к этому спасительному всенародному восстанию…

…Граждане! Пролетариат, самый революционный класс нашего общества, на своих плечах вынесший всю борьбу с самодержавием до настоящего времени… готовится к открытому вооруженному выступлению. И он призывает вас, все классы общества, к помощи и поддержке».

Однако ситуация на Кавказе была непростой, В наиболее боевом пролетарском центре – Баку полиция 13 февраля 1905 года спровоцировала татарско-армянскую резню. Сталин написал по этому поводу листовку «Да здравствует международное братство!». Тем не менее перспективы успешного восстания на Кавказе оказывались более чем проблематичными – не только, конечно, в силу национальной розни, но и не без ее влияния.

А что касается листовки «Граждане!», то в ней интересна, на мой взгляд, формула «горсть финансовой и земельной аристократии». Думаю, Сталин недаром исключал из здоровых сил общества лишь эту, особо паразитическую, «горсть», не упоминая о промышленниках.

Здесь, надо полагать, был верный расчет! Ближайшая реальная задача – свержение самодержавия. А тут и заводчики могут быть временным союзником – в борьбе за переход от монархии к буржуазной республике, где за социализм будет бороться проще, чем при открыто полицейском режиме.

Но Кавказ по-настоящему не вспыхнул, Высочайший манифест от 17 октября 1905 года о даровании гражданских свобод и придании Государственной думе законодательных полномочий накал страстей снизил.

Необходимо было отступить, осмыслить поражение и неудачи, а затем начинать новое собирание сил и новый виток борьбы…

А ТЕПЕРЬ – о неких небольших сталинских работах: одном некрологе и одной юбилейной статье…

Для верного понимания Сталина очень не мешает познакомиться с двумя, как представляется мне, важными его ранними работами – «Памяти тов. Г. Телия» 1907 года и «Август Бебель – вождь германских рабочих» 1911 года.

Обе посвящены конкретным личностям…

Г. Телия, родившийся в 1880 году, умер от чахотки, заработанной в тюрьме в 1907 году.

Августу Бебелю, «маститому», как написал Сталин, германскому социал-демократическому лидеру, в 1911 году исполнилось 70 лет.

Сталин писал не о себе, а о других, но писал, явно усматривая схожесть их судеб с собственной судьбой, а в случае Телии – и схожесть натур.

В статье-некрологе, подписанной «Ко…» и опубликованной в № 10 газеты «Дро» («Время») за 22 марта 1907 года, Сталин говорил об умершем товарище не просто проникновенно, а явно видя перед собой самого себя. Он писал:

«…Все то, что больше всего характеризует социал-демократическую партию: жажда знаний, независимость, неуклонное движение вперед, стойкость, трудолюбие, нравственная сила, – все это сочеталось в лице тов. Телия…

Тов. Телия не принадлежал к числу «ученых». Он самоучкой одолел грамоту и стал сознательным. Уехав из сел Чагани… он вскоре поступил в железнодорожные мастерские (в Тифлисе. – С.К.)… Они были его школой, здесь он стал социал-демократом, здесь он закалился и стал стойким борцом…

…В 1900–1901 годах Телия уже выделялся среди передовых рабочих как один из достойных вожаков. Со времени демонстрации 1901 года в Тифлисе тов. Телия уже не знал отдыха…»

Все это можно было сказать и о Сталине. Он-то и руководил той первомайской демонстрацией на Солдатском базаре Тифлиса, в которой приняло участие около 2000 человек и о которой «Искра» писала в июле 1901 года, что «…с этого дня на Кавказе начинается открытое революционное движение».

Да, Сталин писал об умершем Телии. Но перед глазами у него стояла его жизнь, жизнь товарища Кобы – это очень хорошо чувствуется при чтении статьи памяти Г. Телии:

«…Пламенная пропаганда, создание организаций, участие в ответственных собраниях, упорная работа в деле приобретения социалистического самообразования – вот чему отдавал он все свое свободное время. Его преследовала полиция, разыскивала «с фонарем в руке», но все это только удваивало его энергию и жажду борьбы…»

И далее:

«…С этого (1903. – С.К.) года он по поручению организации начинает «путешествовать» по разным городам Закавказья. В том же году… он направился в Батум для устройства нелегальной типографии. Но на станции Батум его арестовали… С этого момента начинается новый период в его «беспокойной» жизни… Тюрьма стала его второй школой. Посредством постоянных занятий, чтения социалистических книг и участия в дискуссиях он заметно увеличил свой умственный багаж, Здесь же окончательно сложился у него тот непреклонный революционный характер, которому завидовали многие его товарищи…

…Характерным свойством Телия было именно то, что он отрицал фракционный фанатизм, всем своим существом презирал слепое подражание и до всего хотел дойти своим умом…..После этого он становится апостолом революционного марксизма (большевизма). По решению организации… он направился в Баку. Устройство типографии, налаживание работы районных организаций, присылка статей для «Пролетариатис Брдзола» – вот чем занимается там тов. Телия… Изумительные способности, неиссякаемая энергия, независимость, глубокая любовь к делу, геройская непреклонность и апостольский дар – вот что характеризует тов, Телия…»

Это все – и о Сталине.

Слова для характеристики Телии молодой Коба отыскивал, представляя свои «путешествия» и свои «периоды беспокойной жизни»…

Тифлис… Батум… Сухум… Кутана… Баку и опять Тифлис, Батум… Вот тогдашние сталинские кавказские «туры».

Он так же, как Телия, налаживал работу, убеждал людей, писал листовки и статьи, редактировал газету, организовывал стачки на заводах Манташева и Ротшильда, арестовывался, сидел в тюрьмах…

Но также легко усматриваются параллели (не чванные, а естественные) с самим собой и в статье Сталина о Бебеле.

Она начиналась так:

«Кто не знает Бебеля, маститого вождя германских рабочих, когда-то «простого» токаря, а теперь знаменитого политического деятеля, перед критикой которого, как перед ударами молота, не раз отступали «коронованные особы», патентованные ученые, слову которого, как слову пророка, внимает многомиллионный пролетариат Германии?»

Бебель вышел из самых «низов», и Сталин пишет об этом далее, подчеркивая:

«Некоторое разнообразие вносят в его (А. Бебеля. – С.К.) жизнь книги, чтению которых он посвящает все свободное время. Для этого он записывается в библиотеку на те 5–6 копеек в неделю, которые зарабатывает, таская воду для своей хозяйки…

Очевидно, нищета и лишения не только не разбили юного Бебеля, а, наоборот, еще больше закалили его волю, усилили жажду знания, зародили в нем вопросы, ответов на которые он жадно искал в книгах…»

14
{"b":"221884","o":1}