ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отчаянная помощница для смутьяна
Арк
Три факта об Элси
Гениальная уборка. Самая эффективная стратегия победы над хаосом
Харизма. Искусство производить сильное и незабываемое впечатление
Шаман. Ключи от дома
Тайная сила. Формула успеха подростка-интроверта
17 потерянных
Войны распавшейся империи. От Горбачева до Путина
Содержание  
A
A

Да я и вернусь ещё к ней — в последней части книги, в главе «Тарас Бульба и генерал Слащов-Крымский ждут.».

Здесь же скажу вот что.

В СССР функционировали десятки только общесоюзных министерств и ведомств, а с республиканскими министерствами высших административно-хозяйственных органов была в СССР не одна сотня.

К лету 1991 года в СССР имелись десятки, если не сотни тысяч промышленных и сельскохозяйственных предприятий.

Только крупных из них насчитывалась не одна тысяча, и не одна сотня — крупнейших.

Соответственно, Советский Союз летом 1991 года располагал не одной тысячей крупнейших чисто хозяйственных руководителей!

Союзные и республиканские министры, а также их заместители и начальники главков. Директора и главные инженеры сотен гигантов индустрии. Директора крупнейших академических и отраслевых НИИ. Директора тысяч крупных предприятий. Директора десятков крупнейших совхозов и председатели колхозов-миллионеров.

Потенциально одни они — сами по себе — представляли собой огромную силу, если бы выступили единой группой.

А если бы в одно были быстро соединены усилия и воля также коллективов, стоявших летом 1991 года за «красными» директорами?

Что было бы тогда?

В дни первого Московского международного фестиваля молодёжи и студентов стала популярной песня «Если бы парни всей Земли.». Там пелось, что, если бы парни всей Земли вместе однажды собраться бы смогли, то «было б здорово в компании такой, и до грядущего подать рукой.».

И если бы одни лишь «красные» директора Москвы и Подмосковья в августе 1991 года, когда был создан Государственный Комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП), собрались вместе.

Если бы они вывели на площади и улицы столицы свои коллективы под теми почётными Красными знамёнами, которые стояли у каждого директора в его кабинете, то.

То Советский Союз был бы спасён, а Михаил Горбачёв, Борис Ельцин и все «агенты влияния» типа члена горбачёвского Политбюро Яковлева отправились бы даже не на «отсидку», а на свалку истории.

Вместо этого «агенты влияния» употребили всё своё влияние, чтобы на сей пресловутой свалке оказался сам СССР. Он там и оказался — если иметь в виду его брежневско-горбачёвское издание.

Что же до СССР Сталина, то он навсегда вошёл в анналы мировой истории как удивительное, небывалое и поражающее воображение её явление, и этого уже не изменить и не отменить.

А брежневско-горбачёвский СССР пал.

Но даже он мог сохраниться и преобразиться!

Да, к концу 80-х годов государственный корабль СССР сильно оброс наростами бюрократии, партократии, коррупции, «интеллигентщины», национализма и прочего подобного. Но Советский Союз всё ещё сохранял мощь могучего океанского лайнера — надо было всего лишь очистить его дно и борта от налипшей за десятилетия дряни.

КОГДА ситуация в СССР в августе 1991 года пошла вразнос, сплочённая поддержка ГКЧП союзным корпусом «красных» директоров могла бы сразу же переломить ход событий в пользу СССР и его народов — несмотря на всю предыдущую работу по развалу Советской власти.

Вместо этого директора повели себя как суслики.

Как с сусликами с ними вскоре и стали поступать.

Вплоть до того, что неугодных топили в сибирских реках.

Вечная слава несдавшимся, но много ли было таких?

В августе 1991 года даже те, кто прятался по кабинетам, как суслики по норкам, про себя, «под подушкой» сочувствовали членам ГКЧП и надеялись, что они сумеют овладеть ситуацией и задвинут как Горбачёва, так и Ельцина.

Вышло наоборот, а народ был полностью дезориентирован, хотя Горбачёва уже ненавидел, а Ельцину верил всё меньше.

Наступили времена гнусные и подлые, и уже в 1992 году те, кто позволял себе роскошь оставаться самим собой, всё более превращались в белую ворону.

А точнее — в «красную ворону».

С тех пор судьбы бывших «красных» директоров разошлись по двум основным путям.

«Красных ворон» так или иначе убрали, от них избавились — от кого как, но чаще всего — просто снятием с должностей.

А немалое число бывших «красных» директоров предпочли переквалифицироваться из «красных» в «грязные». В каковом, не самом благовидном и почётном качестве эти бывшие советские руководители и пребывают посей день.

Впрочем, время идёт, и на смену тем, кто оказался в грозные дни сусликами, приходят — в грязные уже дни — хищные хорьки, изначально пахнущие только социальным зловонием.

Нынешний «грязный» директорский корпус — и порождение, и отражение кремлёвских лилипутов, и психологически представляете ними нечто единое.

Но о кремлёвском срезе преступной «элиты» надо говорить отдельно.

Срез 4. «Кремлёвские сидельцы»

ВНАЧАЛЕ — цитата. И, признаюсь сразу, — опять из Михаила Полторанина.

Я обращаюсь к его оценкам вполне сознательно. Одно дело, когда нынешний режим ругательно ругает Сергей Кремлёв. Тут ещё можно отмахнуться: мол, чего от него ждать — сталинец. Или, как заметил один из посетителей современного Гайд-парка — Интернета, имея в виду меня: «Ну, что с него взять! Он же верующий».

Угу!

Верующий!

Только не в Иисуса Христа и не в Сталина, а в умное будущее России, в опомнившийся народ России.

Тем не менее Кремлёва, уж если он кому-то нелюб, в экспертах по Кремлю можно и не числить. Но вот когда Кремль почём зря костерит один из тех, кто давно изучил в этом Кремле не только все коридоры, но и все закоулки власти, то уж тут сторонникам Кремля и самому Кремлю крыть нечем — ругает и разоблачает свой!

Пусть и бывший свой.

Итак, Михаил Полторанин:

«Тандем пытается управлять государством как единой табачной фабрикой (Почему табачной? Ну пусть так. — С.К.)… Стараясь управлять всем и вся (скорее — стараясь не управлять ничем. — С.К.), Кремль вынужден постоянно усложнять структуру исполнительной власти. сажая на одну и ту же функцию множество нахлебников. Всюду параллелизм, сутолока, бестолковщина (очень толково, надо заметить, кем-то организованная. — С.К.)… Власть погрязла в пустопорожности, отдаляясь от реальности все дальше и дальше.»

Вывод Полторанина же:

«Власть исчерпала свои ресурсы.»

Ну, кто бы спорил, хотя одно уточнение можно бы и сделать — нынешний Кремль никогда и не имел ни малейших ресурсов компетентной и ответственной перед народом власти, по каковой причине исчерпать эти ресурсы не мог.

Это у народов были и пока не исчерпались ресурсы — ресурсы терпения!

И кого терпят?!

От бесстыдно невежественного и асоциально агрессивного Ельцина к некрофильски (по Фромму) бесстрастному Путину.

От Путина ко всем известному Медведеву.

И от Медведева опять к Путину.

Вот тот путь, которым шла Россия последние двадцать лет.

А ведь в её истории были такие выдающиеся вожди, как Святой Владимир, Ярослав Мудрый, Александр Невский, Иван Калита, Димитрий Донской, Иван III, Иван Грозный, Пётр Великий, Владимир Ленин и Иосиф Сталин.

И в тех же стенах, в которых проходила основная деятельность самых выдающихся российских вождей — рождённых на троне или вышедших из народа, мы наблюдаем нынешних обитателей Кремля, «кремлёвских сидельцев».

В «эпоху» развитого брежневизма информационную программу «Время» шутники называли «И это все о нём, а потом — немножечко спорта».

Имел хождение и следующий анекдот.

«Усталый Иванов, придя с работы, включил телевизор, устроился перед ним, а по первому каналу — Леонид Ильич Брежнев. Иванов переключает на второй канал — то же. На третий — то же. На четвёртый — снова Брежнев. Иванов, отчаявшись, переключает на последний канал, пятый, а там полковник КГБ грозит пальцем с экрана и говорит: «Смотри, Иванов! Я тебе по переключаю!»

Сегодня этот анекдот вспоминается невольно каждый раз, когда начинаешь переключать телевизионные каналы во время информационных выпусков.

Вот только полковники КГБ остались в прошлом — их всех затмил отставной подполковник КГБ.

25
{"b":"221886","o":1}