ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Партия «Единая Россия» обладала в прошлой Государственной Думе конституционным большинством в 2/3 голосов, которое эта партия получила в результате парламентских выборов. Следовательно, в принципе в будущем возможно получение конституционного большинства в 2 /3 голосов уже другой партией — если на то будет волеизъявление избирателей.

И этой партией в принципе может стать Коммунистическая партия России.

Даже большинства в 2/з голосов у одной партии недостаточно для изменения важнейших положений Конституции силами одной партии. Но, обладая таким большинством, Коммунистическая партия может принять ряд важных законов, например, основополагающий федеральный конституционный Закон о референдуме.

В полном соответствии с пунктом 1 Статьи 3 действующей Конституции Российской Федерации: «Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является её многонациональный народ» и пунктом 3 Статьи 3 действующей Конституции Российской Федерации: «Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы», федеральный конституционный Закон о референдуме может и должен установить, что на общенародный референдум выносятся любые вопросы государственной и общественной жизни России!

Вплоть до вопроса о целесообразности замены тех или иных положений Конституции, о вотуме недоверия президенту и правительству и т. д.

Правда, в соответствии с действующей Конституцией Российской Федерации результатом референдума не может быть непосредственное изменение важнейших положений Конституции. Ноте или иные результаты официального референдума могут реально инициировать процесс пересмотра Конституции.

Принять нужный народу Закон о референдуме и другие подобные законы может только партия, которая на деле готова отстаивать интересы народа. Но для этого народ должен дать такой партии думское конституционное большинство в 2/з голосов или как минимум хотя бы простое большинство в 50 % плюс один голос — чтобы партия могла принять закон, который может заблокировать уже президент, тем себя разоблачая.

Впрочем, для того чтобы дать партии народа то или иное большинство, надо такую партию иметь.

Формально Геннадий Зюганов выступает за референдумы и подчёркивает их значение. Однако на деле руководство КПРФ просто-таки профанирует проблему. В 2011 году КПРФ бестолково инициировала очередной вялотекущий «народный референдум», при этом в информационном бюллетене КПРФ от марта 2011 года было заявлено:

«Уже на старте кампании за Всероссийский референдум его поддержка населением была исключительно высока. Во властных структурах началась настоящая паника. Через Госдуму и Совет Федерации были незамедлительно протащены поправки в закон. Они запрещали проведение референдума за год до выборов в федеральные органы власти. Они запрещали его по вопросам, которые касаются текущего бюджета. Они запрещали его по любым вопросам, «отнесённым к компетенции органов государственной власти»! Таким образом, они запретили референдум как таковой».

Что да, то да!

Вся возня Кремля вокруг Закона о референдуме откровенно антиконституционна и противоречит нормам международной практики и законодательства в этой сфере.

Но именно поэтому КПРФ и её парламентская фракция должны были сделать эту проблему стержневой в своей агитационной политике.

Так же, как древнеримский сенатор Катон Старший свои речи на любую тему заканчивал словами: «Напоминаю также, что Карфаген должен быть разрушен», Геннадий Зюганов и любой руководитель КПРФ в любом выступлении, статье, интервью и т. п. обязаны разоблачать антиконституционный характер политики Кремля и требовать конституционно состоятельного Закона о референдуме.

С самого начала работы депутатов-коммунистов уже в первой Думе, с 1993 года, ЦК КПРФ должен был заявить об отказе от участия депутатов от КПРФ в текущей работе Думы до тех пор, пока ситуация с референдумом не будет разрешена в рамках действующей Конституции.

Ну, пусть не с самого начала, но это надо было сделать давно!

И где же это всё?

Этого мы не увидели от руководства КПРФ за всё время его «думских страданий» с 1993 года. И уже поэтому нынешняя КПРФ под руководством Геннадия Зюганова не могла выиграть парламентские выборы 2011 года, хотя и обязана была это сделать! Ведь не приходится сомневаться в том, что подлинная Коммунистическая партия имеет в качестве избирательной базы не менее 80–90 % и до 95 % избирателей.

Поэтому выборная победа КПРФ не только реальна, но и неизбежна. Однако победа неизбежна в том случае, если выборы будут проводиться при наличии в России подлинной Коммунистической партии.

ОТСЮДА следует первая главная задача для народов России на будущее: силами всего общества преобразовать КПРФ в такую партию, которая смогла бы одержать на очередных или внеочередных (а почему бы и нет?) думских выборах победу и обеспечить себе как минимум простое законодательное большинство.

Это — первая важнейшая задача для всех здоровых сил России.

Вторая важнейшая задача — рано или поздно (чем раньше, тем лучше) привести обновлённую КПРФ к победе на парламентских выборах.

Ситуацию при этом мы имеем парадоксальную, противоречивую. Для парламентской победы КПРФ необходимо обновление КПРФ. Для обновления КПРФ необходима соответствующая агитационная, пропагандистская и организационная работа. Однако существующее руководство КПРФ во главе с Зюгановым такой работы провести не может.

Круг замыкается, и вырваться из него — тяжёлая и даже крайне тяжёлая, почти неподъёмная задача для российского общества.

К тому же фактически гражданского общества в России сегодня нет, есть разобщённые группы более или менее патриотически настроенных людей в окружении ренегатской «элиты» и закосневших, «принюхавшихся» к ельциноидной жизни масс.

Социальная и профессиональная некомпетентность молодых поколений, нарастающая социальная усталость и профессиональная апатия компетентных старых поколений, всё более паразитическая структура общества — это лишь малая часть проблем, делающих быстрое социалистическое возрождение России проблематичным.

Но всё же отнюдь не невозможным.

Неестественность, противоречивость общественной ситуации заключается и том, что обычно наиболее революционной частью общества оказывается молодёжь. А в процессе революционного (не обязательно по форме, но обязательно по содержанию) обновления России ведущую роль должна сыграть наиболее социально зрелая часть общества, имеющая полноценный опыт жизни в СССР — граждане РФ в возрасте от примерно 45 лет и выше. Они социально наиболее подготовлены и ответственны, поэтому прежде всего они должны бы осознать, что у них, всё более стареющих, уже в ближайшие годы не будет спокойной старости.

У тех же, кому сегодня 40 и менее лет, в «Россиянин» не будет старости вообще. Совместные действия внутренних и внешних антироссийских сил поставят крест на России гораздо раньше, чем нынешние сорокалетние состарятся.

Но и молодые поколения могут стать массовой базой обновлённой КПРФ и нового социализма. Ведь будущая Россия — если она восстановит себя как страну нового социализма — будет Россией, в которой нынешним молодым поколениям жить и жить.

2011 ГОД мог бы решить здесь многое. Решить в том случае, если КПРФ отряхнула бы с себя прах «системной оппозиции» и создала потенциал победы. Этого не произошло, но проведём краткий хотя бы «послеигровой» разбор ситуации конца 2011 года.

Данные региональных выборов 2011 года показывали, что основным «доводом» правящей партии «Единая Россия» становится административный нажим на избирателей в сельской местности. Многие города были уже почти готовы голосовать за КПРФ, а село боялось.

Тем не менее на чисто «протестном» голосовании был возможен серьёзный выборный успех КПРФ — если бы народ отнесся к своей собственной судьбе ответственно.

Да, руководство КПРФ и Зюганов боялось преобладающей победы на выборах, однако народ мог навязать Зюганову и «зюгановцам» власть без их желания — как в Запорожской Сечи избирали атамана, говоря ему: «Бери, вражий сын, власть, пока тебе её дают!»

64
{"b":"221886","o":1}