ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Этим пример Лукашенко поучителен для всех политических и государственных лидеров, желающих служить народу, а не вожделениям «элиты» и собственным вожделениям.

Но пример Лукашенко поучителен и для народов. Этот пример показывает, что если народ оказывается способным на дружное конституционное отстранение от власти политической шушеры типа ренегата Шушкевича и на замену его достаточно честным, нормальным человеком, проникнутым интересами страны и народа, то тем самым народ обеспечивает себе не жалкую, а достойную жизнь и судьбу.

Во времена Французской буржуазной революции было справедливо подмечено: «Право вредить никогда не было связано со свободой». Примерно в то же время, когда были произнесены эти слова, выдающийся деятель этой революции Мирабо говорил: «Я знаю только три способа существования в обществе: нищий, вор и труженик».

Вот ключ к сути той России, которую нам надо найти.

Вот какая Россия нам нужна: Россия тружеников без нищих и воров, Россия, вновь поставившая на пьедестал свободный труд свободных от ограбления трудящихся.

Труд, вдохновенным олицетворением которого стали «Рабочий и колхозница» Веры Мухиной.

В этой, вновь обретённой нами России воры уже никогда не смогут превращать тружеников в нищих, а власть — на всех уровнях и всех родов будет реально, законодательно ответственной перед народными массами.

МОЖНО сказать и иначе: Россия, которая нам нужна, которую нам надо найти, — это Россия Советская, Социалистическая и обязательно — Союзная, вновь объединяющая вокруг себя народы Российского геополитического пространства.

Изначально порочны, нежизненны и обречены на неуспех любые проекты «развития», «возрождения», «модернизации» и т. д. России в рамках капиталистической и обособленной от былых национальных республик СССР Российской Федерации.

Россия имеет историческую перспективу лишь в том случае, если она будет проводить свою внешнюю и внутреннюю политику исключительно в интересах трудящихся России, а именно:

— обеспечит реальное участие народа в государственном управлении за счёт введения в государственную жизнь регулярных федеральных, региональных и местных референдумов, а также принципа отзыва депутатов любого уровня в любое время по требованию избирателей;

— восстановит конституционные права трудящихся на весь объём национального богатства (недра, средства производства, валовой внутренний продукт и т. д.);

— путём национализации ликвидирует все позиции капитала приватизаторского происхождения, а также иностранного капитала в России;

— реформирует систему образования всех уровней, немедленно отказавшись от ЕГЭ;

— обеспечит прогрессирующее восстановление и рост экономического, научно-технического и культурного потенциала страны;

— создаст условия для восстановления той межнациональной если не гармонии, то дружественности и стабильности, которые были характерны для советской эпохи;

— обеспечит гарантированное исключение угрозы любой внешней агрессии против России за счёт разумного восстановления оборонной мощи и полноценного ядерного сдерживания.

Все эти задачи по плечу только социалистической и советской Российской Федерации.

Но если Российская Федерация станет советской и социалистической, она будет способна — за счёт мудрой линии поведения — быстро и успешно восстановить единое союзное государство в форме нового СССР на добровольных началах.

Поэтому любые успешные проекты модернизации и развития России возможны для Российской Федерации в конечном счёте только в составе восстановленного Советского Союза.

И это — не «имперские» надежды. К тому же даже Российская империя империей, в классическом понимании этого понятия, никогда не была — об этом уже говорилось. Просто победивший в Северной войне Великий Пётр принял от Сената звонкий и такой «европейский» титул императора.

По своей же сути Россия всегда была не покорительницей, не властительницей, а собирательницей народов. Об этом, впрочем, тоже уже говорилось.

Да, Москва была именно собирательницей народов и земель.

Мы не покоряли Крым (при Потёмкине простые татары жили там свободнее, чем при ханах), не завоёвывали Ливонию-Прибалтику, а возвращали её в естественные геополитические границы России. Но, говоря языком современным, национально-культурная автономия при этом обеспечивалась. Иначе к началу XX века те же прибалты и крымские татары уже забыли бы и свои обычаи, и свои языки, а то и вовсе сошли бы на нет как национально-самобытные общности.

Мы не завоёвывали единоверный Кавказ (Грузия и Армения давно просились под русскую руку), а вели борьбу с террористически ориентированными дикими племенами, которые Турция и Англия провоцировали на борьбу против России, как это сегодня делают Запад и США.

Широко известны оценки Марксом и Энгельсом — страстно ненавидевшими царизм — прогрессивной роли царской России в Среднеазиатском регионе, где геополитический вакуум неизбежно заполнила бы, если бы не Россия, та же Англия. Не впрок пошли бы туркменам, таджикам, узбекам «заботы» Британской империи.

Нет, Россия легла в своих естественных границах, не ущемив ни одного из народов, связавших с нею свои исторические и национальные судьбы!

Великая Русь — от Бреста и Одессы до Белого моря и Тихого океана — сохранила их, а Русь Советская их развила и возвеличила.

Вот почему новый, вновь коммунистический Кремль будет не только иметь право, но и обязан активно и последовательно провозглашать идеи нового воссоединения народов — на добровольной, естественно, основе.

Провозглашать как перспективную, спасительную для всехлинию, провозглашать официально и неофициально, публично и конфиденциально, провозглашать, обращаясь к руководству национальных республик и прямо к их народам!

Это — не просто право будущего коммунистического Кремля, но и его святой, святейший долг, жёстко сформированный всей тысячелетней историей Российского государства и народов, его создававших и создавших!

Особенно актуально это по отношению к славянскому ядру Союза и России — Великороссии, Украине и Белоруссии. Будущее у России может быть лишь общим со всеми тремя «ветвями» русского национального «древа».

МНОГОЛЕТНИЙ советник американских президентов Збигнев Бжезинский в интервью газете «Сегодня» (№ 157, 1994 г.) откровенно признавался: «Советский Союз был исторической Россией, называемой Советским Союзом».

Верно отражает ситуацию и высказанное примерно в то же время мнение западного политолога, социолога и юриста, бывшего председателя шведского комитета по соблюдению Хельсинкских соглашений, директора Центра по исследованию проблем беженцев в Нью-Йорке Николая фон Крейтора. На вопрос об основных целях внешней политики России в будущем он ответил:

«Цели предельно ясны: это восстановление Советского Союза в границах, подтверждённых международным правом, а именно — в границах 1945 года».

Лишь кремлёвские лилипуты, неспособные на гулливеровский взгляд на эпоху, не могут понять, что новый Советский Союз — это не только веление эпохи, но и наиболее юридически обоснованная в реальном масштабе времени форма государственного бытия народов в пределах Российского геополитического пространства.

С одной стороны, это подтверждается результатами союзного референдума 1991 года, но, кроме того, — тем фактом, что Запад и США после 1991 года фактически уничтожили систему международного права, ещё при существующем СССР поспешив признать «страны Балтии».

Этим Запад зачеркнул итоги хельсинкского Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, закрепившего европейское территориальное статус-кво.

Но этим же Запад развязал руки будущей России, уже не обязанной даже с моральной точки зрения оглядываться на Запад.

Однако новый СССР — это не первый, а второй этап обретения народами России такого положения дел в стране, когда все общественные структуры будут действовать в интересах трудящихся, а не паразитических и полупаразитических слоев общества.

75
{"b":"221886","o":1}