ЛитМир - Электронная Библиотека

ССП РАН – это Секция прикладных проблем при Президиуме РАН. Но как в 1958 году Америка могла скопировать что-либо из структуры РАН (то есть – Российской академии наук), академики не поясняют.

И тут – одно из двух…

Или в РАН создана секретная машина времени, на которой чины администрации президента Эйзенхауэра слетали из 1958 года в 2010 год и все в РАН скопировали…

Или…

Или «россиянские» «академики» Владимир Фортов и Игорь Каляев – «Иваны, не помнящие родства». А к тому же – еще и невежды, не знающие, что в 1958 году существовала не РАН, а АН СССР!

То есть не «россиянская», а советская Академия наук СССР.

Но и это не все!

Страницей раньше наши академические «непомнящие Иваны» пишут вот что:

«СПП РАН, основанная в 1951 г., до конца 80-х годов прошлого века достаточно успешно справлялась с возложенной на нее миссией, что подтверждается большой наукоемкостью вооружений и военной техники… созданных в СССР в тот период».

Ну, во-первых, пусть кто-либо мне объяснит – как ельциноидная РАН, существующая с 1992 года, могла основать что-либо в 1951 году?

Во-вторых, как СПП РАН могла справляться до конца 80-х годов с проблемами разработки советских вооружений?

В-третьих, почему – как об этом сообщают «академики» – «с 2010 г., по существу, прекращено финансирование со стороны Минобороны РФ секции прикладных проблем при президиуме РАН… основной целью деятельности которой являлось планирование, организация и проведение высокотехнологичных, инновационных и перспективных… оборонных исследований и разработок»?

В-четвертых, нельзя ли получить ответ на вопрос – кто прекратил финансирование, то есть фактически деятельность, СПП РАН?

И наконец, позволено мне будет обратить внимание как читателей, так и членов РАН (равно и член-коров тож), что если Секция прикладных проблем Академии наук была основана в 1951 году, то она не могла быть основана без деятельного участия в этом Сталина,

(И, к слову, Берии, как куратора всех тогдашних советских высокотехнологичных и перспективных оборонных исследований и разработок.)

Если и были когда у российских (имею в виду российских – до 1917-го, а не «россиянских» после 1991 года) и советских ученых и инженеров лучшие друзья и соратники из числа высших руководителей государства, то, не считая Петра Великого и Ленина, их было в истории России всего-то два!

Сталин и Берия.

И первый, конечно, – Сталин!

Именно советский – до 1985 года, а не антисоветский, начавшийся с приводом к власти Горбачева, период истории Отечества был периодом возвышения науки и техники, Кому, как не академическим умам, об этом знать, и кому, как не им, об этом громко говорить?

Ан нет!

«Россиянские» «академики» не только не подчеркивают вклад Сталина и Берии, но недрогнувшей рукой пишут строки, которые отдают явной политической и исторической шизофренией:

«Основой успешной деятельности СПП РАН было тесное взаимодействие Министерства обороны. Академии наук СССР, осуществлявшей научно-методическое руководство деятельностью СПП РАН, и военно-промышленного комплекса СССР».

Нет уж!

Тесное взаимодействие Министерства обороны, Академии наук, осуществлявшей научно-методическое руководство деятельностью академической Секции прикладных проблем и отечественного военно-промышленного комплекса, было основой успешной деятельности не СПП РАН, а СПП АН СССР!

СССР!!

Союза Советских Социалистических Республик!!!

ДА, ФУНДАМЕНТ…

Бывают гнилые фундаменты. На таком якобы «фундаменте» пытаются построить ельциноидную капитализированную «Россиянию», Попытка безнадежная и заранее обреченная на провал самими «прорабами» этой якобы «стройки».

Но бывают фундаменты нерушимые, вечные.

Заложил ли Сталин своей эпохой именно такой фундамент?

Не знаю, да и никто пока не знает – момент истины для России все еще впереди…

Если сталинский фундамент был заложен на века, то уже в обозримой перспективе на этом фундаменте будет отстроена новая могучая – Советская Россия.

Если враги России сумеют разрушить не только «стены» Советского Союза, но и сталинский его фундамент, то Россию ждет окончательный крах – страшнее любого былого.

Что же будет в реальности – возрождение или крах?

Как уже сказано – не знаю.

Но что я знаю точно, так это то, что все умное, доброе и могучее в нынешней дряхлеющей России покоится на фундаменте сталинской России, которая, в свою очередь, выстраивала себя на мощном фундаменте многотысячелетней русской цивилизации.

И в этом – в обеспечении преемственности от русской цивилизации к советской цивилизации, роль и значение Сталина оказались не просто велики, Сталин стал фактически олицетворением и творцом этой преемственности, главным ее движителем.

И здесь все объяснимо!

Ведь Сталин как личность с юных лет формировался в русле ценностей и грузинской культуры, и русских культурных и исторических ценностей.

Грузин, он, не отрицая себя как грузина, стал также уникальным великороссом, Уникальным в том смысле, что, родившись в лоне не русской культуры, Сталин развивался, не теряя связи со своей национальной культурой, но при этом все более напитывался соками и духом великой русской культуры.

В результате, оформившись как зрелая личность, Сталин смог посмотреть на русскую культуру не только изнутри – как природный великоросс, но и с некой перспективы.

А такой взгляд всегда более объемен, более глубок и позволяет лучше охватить как сильные, так и слабые стороны той или иной цивилизации и того национального характера, который сложил эту цивилизацию.

КО ВТОРОЙ половине XIX века русская цивилизация стала фундаментом для строительства более обширного здания российской цивилизации, К началу XX века это было уже достаточно очевидно, и об этом писал, например, русский офицер Антон Деникин – тот самый, будущий белогвардеец.

Смеющимся сегодня над понятием «советский

народ как новая историческая общность людей» не мешает знать, что задолго до 1917 года Деникин подметил, что при ведущей роли русского народа в России начинает складываться новый народ – российский.

И то, что уже в первой половине XIX века русские прогрессивные деятели приняли участие в судьбе талантливого крепостного украинца Шевченко, было фактом, если вдуматься, «знаковым». Как и то, что сам Шевченко, при всех его националистических настроениях, вел свой «Дневник» на русском языке.

Грузин Багратион принадлежит прежде всего русской истории, а уж затем – истории Грузии, почему о князе Багратионе, павшем в боях за свободу и независимость России, в нынешней «Грузии» вряд ли и знают.

Латышские стрелки стойко сражались в русской царской армии за свободу Латвии, но понимали при этом, что подлинная национальная свобода, то есть возможность сохранения национальной культурной самобытности, возможна для Латвии только в составе России.

Русский царизм действительно был в немалой мере тюрьмой народов, а вот русская цивилизация была тем фактором, который превращал в перспективе эту «тюрьму» в обустроенное совместными усилиями общежитие.

С развитием России в ее культуру все более вплетались яркие национальные нити, и русская культура становилась все более многонациональной, входя – уже как синтетическое явление – в культурное бытие нерусских народов, слагающих Российское геополитическое пространство.

Тем более многонациональной становилась социальная и политическая жизнь России.

После позорной именно для верхов (народ проявил себя героем!) Крымской войны 1854–1855 годов даже царская Россия не могла полностью игнорировать вызовы времени. В 1861 году была проведена реформа, давшая крепостному крестьянству личную свободу, а потребности государственного бытия вынуждали развивать – хоть как-то – экономику, промышленность и, увы, культуру.

3
{"b":"221887","o":1}