ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Возможно, Тристан сумел как-то блокировать его. — Предположил Геллар. — В любом случае, медлить нельзя, потому что если у Трисса еще остались хоть какие-то понятия о благородстве, и он не тронет Ниэль, то у Иллы к ней особые счеты.

— Сивилла? — на этот раз, рычащие нотки в голосе, правителю сдержать не удалось. — Эта тварь связалась с отступниками?

— Да. — Подтвердил Гел. — А я тебе говорил, что нужно было ее еще тогда прибить!

— Прибью. — С глухой яростью пообещал Дрейк. — Их всех прибью.

— Для начала, давайте-ка поинтересуемся у нашего друга, где находится лагерь Тристана. — Подал голос тайный советник.

Все трое мужчин внимательно посмотрели на перепуганного, едва живого отступника.

— Сам расскажешь, или тебе помочь? — с неприятной, пугающей ухмылкой поинтересовался Геллар.

— Карту. — Прохрипел пленник. — Я покажу.

— Гел. — Коротко бросил правитель, и его личный телохранитель быстрым шагом покинул камеру, чтобы уже через четверть часа принести карту острова.

— Показывай. — Потребовал Дрейк, и тайный советник отстегнул одну руку отступника, чтобы тот смог указать нужные координаты.

Камадо, внимательно вглядевшись в указанную точку, поднял тяжелый взгляд на пленника и обманчиво спокойным голосом произнес:

— Надеюсь, ты понимаешь, что тебя ждет, если предоставленные тобой сведения окажутся ложными?

Отступник судорожно кивнул, скривился от боли и прохрипел:

— Я не солгал.

— Тебе же лучше. — Холодно бросил камадо, и, свернув карту, покинул камеру.

Глава двадцать вторая. Падение барьера

Логово отступников.

Сивилла нервничала и вымещала свою злость на людях Тристана. Такой хороший, тщательно продуманный план сорвался, и опять по вине этой маленькой сучки, которая и так слишком попортила Илле жизнь, чтобы не желать ее медленной и мучительной смерти. О, в какой ярости была Сивилла, когда выяснилось, что болван Рэгди каким-то образом сумел упустить девчонку!

Его нашли без сознания, в запертой хижине, с частичной потерей памяти. Как эта малолетняя дрянь смогла самостоятельно избавится от парализующих чар, и выбраться, не потревожив охранные контуры защищающие лагерь, ни Илла не Трисс так и не смогли понять. Пленница словно растворилась в воздухе, не оставив после себя даже тончайший энергетический след.

Сивилле и Тристану теперь только и оставалось что блефовать, скрывая побег Ниэль и шантажируя камадо. Личную шпионку Его Величества пугала сама мысль о том, что Дрейку станет известно об исчезновении его невесты из лагеря. Поначалу, Илла и Трисс думали, что девушка направилась прямиком в замок Гатлей, но доверенные люди сообщили, что на территории секторов Ниэль так и не появлялась, и камадо до сих пор считает, что она в плену. Сивилла же надеялась на то, что маленькую дрянь давно сожрали ящеры, обитающие за защитным пологом, только вот, желательно чтобы Дрейк узнал об этом уже после того, как снимет окружающий остров барьер. Ей не терпелось скорее завершить задание, и те возможности, которые открывались для нее под покровительством Охтия Второго заставляли ее в свое время терпеть ласки младшего Гатлея, а теперь вот, изображать влюбленную клушу перед старшеньким. Правда, Дрейк в качестве любовника был все-таки предпочтительнее, да и перспектива хоть на время стать правительницей острова, будоражило воображение Иллы. Жаль конечно, что не получилось, но когда барьер падет, она получит огромное удовольствие, глядя на то, как гибнет этот никчемный островок под сапогами армии Его Величества. О да, Сивилла с удовольствием посмотрит на сломленного, лишившегося всего что ему дорого, камадо. Она будет наслаждаться его болью, его отчаянием, будет с удовольствием смотреть на его неизбежное поражение. Наконец, Илла сможет почувствовать этот терпкий вкус мести, эту сладость победы, наконец, дикарь заплатит по счетам!

— Успокойся, — Тристан подобрался как всегда неслышно, и обнял девушку за плечи, — наш план сработает. Все будет хорошо.

— Я бы на твоем месте не был в этом так уверен, братец.

Этот холодный, пропитанный ненавистью голос заставил Сивиллу вздрогнуть и вцепится в Трисса, что бы удержаться на вмиг ослабевших ногах. Этого не может быть! Как он их нашел?

Дрейк Гатлей, вместе со своими воинами без каких либо усилий прошли через охранный контур и остановились на подступах к лагерю. Илла почувствовала, как руки Тристана с силой сжали ее плечи, и едва подавила в себе болезненный стон. Камадо сильно изменился и теперь меньше всего походил на того благодушного рыцаря, каким он предстал в свое время перед Сивиллой. Теперь перед ними стоял убийца, который не зная жалости пойдет к своей цели по трупам. Ему больше не чего было терять — у него отняли самое дорогое, и он был в ярости.

Рядом со своим повелителем в обманчиво расслабленной позе застыл Геллар. Илла прекрасно знала, что за этим бесшабашно мальчишеским видом молодого человека, скрывается смертоносная сила, способная отнять жизнь одним быстрым ударом. Кант и безымянный тайный советник — лучшие из лучших, готовые сражаться за своего камадо, а с ними еще четыре десятка отборных воинов, обеспечивающих Гатлею значительный численный перевес. Впервые за все время, Сивилле стало по-настоящему страшно.

— Надо же, — голос Тристана звучал насмешливо, но в нем все равно слышалась тщательно скрывающаяся настороженность, — брат мой, ты меня приятно удивляешь. Отыскать лагерь, преодолеть мою защиту… Оказывается ты сильнее чем я думал.

— Где Ниэль? — Дрейк не был настроен на разговор. Он пришел за своей невестой, и сейчас сдерживался из последних сил, чтобы не дать своей ярости выход.

— Она в надежном месте. — Сивилла не видела, но могла с уверенностью сказать, что Тристан улыбался. Держал лицо, еще не зная, что почти проиграл. Что ж, она не будет ему мешать. Старший Гатлей все-таки достаточно изворотлив и хитер — может что-нибудь и придумает. — И предупреждаю сразу, если ты или твои люди попытаетесь причинить вред мне и Илле, то твоя девочка умрет.

— Подонок! — с нескрываемой злостью процедил Геллар, и дернулся было в сторону Трисса, но камадо удержал его, положив руку на плечо. Еще не время. Нужно убедиться, что с девчонкой все в порядке. Дрейк все-таки остался все тем же перестраховщиком. Что ж, в таком случае, им с Тристаном это только на руку.

Остальные отступники стояли неподалеку, ощерившись оружием, но не решаясь выступить против хорошо тренированных воинов. Оставалась надежда, что старшему Гатлею каким-то чудом удастся разыграть эту провальную партию в свою пользу.

— Я хочу убедиться, что с Ниэль все в порядке. — Голос камадо звучал ровно, но это спокойствие давалось ему с трудом — гораздо больше говорил его взгляд, полыхающий опасными голубыми отблесками.

— Увы, брат мой, но боюсь это невозможно. — Тристан, наверное единственный, кого не пугал разъяренный Дрейк. — Девочка — наша гарантия того, что ты поведешь себя благоразумно. К тому же, Ниэль сейчас нет в лагере. Я переправил ее в более надежное место.

— Что ты хочешь? — глухо спросил камадо, и Сивилла мысленно зааплодировала своему сообщнику. Ловко он провел этого мальчишку, теперь главное, чтобы Дрейк принял их условия.

— Я хочу, чтобы ты открыл барьер и выпустил меня и моих людей с острова. — Тристану с трудом удалось скрыть нотки ликования в голосе. — Как только мы будем достаточно далеко, Ниэль вернется.

— Брат, — это слово, правитель буквально выплюнул, — ты не хуже меня знаешь, что будет с островом, если перекрыть источник и снять защитный барьер.

— Брось, Дрейк. Это все не более чем сказки. — Отмахнулся Тристан. — Они нужны для того, чтобы привязать нас к острову. Но не кажется ли тебе, что у каждого должен быть выбор, где и как ему жить?

— Хорошо, — после недолгого раздумья произнес камадо, — я дам тебе возможность покинуть мои земли. На все про все у вас будет час. Надеюсь, у тебя подготовлен корабль?

46
{"b":"221889","o":1}