ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Неожиданно, взгляд Тристана наткнулся на истекающего кровью, но еще живого Геллара. Лучший друг его младшего брата выглядел довольно погано. Молодое, довольно симпатичное лицо пересекали три страшные, кровоточащие борозды, оставленные по всей видимости, когтями одного из некрупных ящеров. Нога парня была неестественно вывернута, и наружу выглядывал розовый осколок кости. Из разорванной груди, толчками выходила кровь.

— Бездна тебя подери! — прорычал Трисс, и склонившись над раненым, приложил к разорванной грудной клетке руки. — Если бы ты не был дорог моему брату…

— Добей… — чуть слышно, побелевшими губами прошептал Геллар.

— Ага, сейчас… — отступник прикрыл глаза, и медленно стал вливать в юношу остатки своих сил, направляя их на заживление раны.

Тристан боялся, что пока он будет заниматься лечением мальчишки, на них бросится одна из разъяренных хищных тварей, но маги отлично справлялись со своей задачей и отрезали ящерам путь еще на подходе. Через какое-то время, слабое дыхание телохранителя выровнялось, и он поднял на Трисса затуманенные от боли, черные глаза.

— Зачем ты это сделал? Зачем ты меня спас?

— Молчи. — Трисс и сам не мог объяснить себе, почему кинулся помогать этому мальчишке. Возможно потому, что он смутно помнил двух худеньких, вечно чумазых пареньков, которые не давали покоя всему замку, и чьи проделки он всегда старался прикрыть от строгого отца. Два лучших, неразлучных друга, один из которых еще не догадывался, что именно он, а не старший брат вскоре будет править островом.

Вскоре, рана на груди зарубцевалась и перестала кровоточить, так что Тристан, с трудом собрав остатки сил, занялся сломанной ногой. Отшельник с отстраненным изумлением заметил, что Гел сцепив зубы, мужественно терпел невыносимую боль, когда с хрустом срастались раздробленные кости.

— Извини, на лицо сил практически не осталось, — чувствуя, как по телу волнами разливается противная слабость, прохрипел Трисс, — смогу лишь кровь остановить. Но шрамы…

— Действуй. — Уверенно кивнул Геллар, прикрыв глаза.

Едва Тристан закончил лечение, чувствуя, что отдал все что мог, как над побережьем разнесся оглушительный рев, заставивший застыть как сражающихся с ящерами людей, так и самих ящеров.

— Что за… — Трисс оборвал себя на полуслове, широко раскрытыми глазами глядя на парящего в небесах дракона. Его полупрозрачная чешуя, голубыми искрами вспыхивала в отблесках предзакатного солнца. Огромные крылья позволяли дракону медленно и плавно планировать вниз, прямо к застывшим в невероятном изумлении людям.

— Дракон… — потрясенно прошептал Геллар, видимо от нахлынувших на него эмоций, даже забыв о боли.

Дракон тем временем, спустился уже практически к самой земле, и вновь оглушительно заревел. В ту же секунду, ящеры развернулись и медленно направились обратно в джунгли, скрываясь в зарослях вечно зеленых растений. Когда последний живой хищник покинул побережье, дракон негромко что-то проклокотал, и вновь взвившись вверх, направился в сторону одинокой скалы.

Еще какое-то время, люди неуверенно переглядывались, не в силах поверить в то, что кошмар миновал, но через мгновение, грянули радостные крики. Ликовали воины королевского флота, братаясь с не менее счастливыми итамонцами, радостно орали отступники, которых из всего отряда осталось едва ли не пол десятка, да и на кораблях флотилии, в этот момент царило ощущение полной победы.

Салия, едва отошедшая от явления величественного дракона, радостно смеясь, повисла на шее у тут же зарумянившегося адмирала, который как можно бережнее придержал ее рукой за тонкую талию. В янтарных глазах Оливера Рейстана в этот момент можно было прочесть так не свойственную ему нежность.

Этот день навсегда вошел в историю как День примирения. Долго еще, из уст в уста будет гулять история о битве с гигантскими свирепыми ящерами, и о явлении последнего дракона, который положил конец войне Большой земли с Итамонским островом.

* * *

Я сидела во главе стола, по правую руку от мужа и со счастливой улыбкой смотрела на собравшихся. Здесь были и Геллар с Даришей, которые тоже вскоре поженятся. Гел до сих пор немного комплексует перед невестой из-за трех белых шрамов пересекающих его лицо, на что девушка называет его дураком и ласково гладит пальчиками затянувшиеся рубцы. Увы, окончательно убрать шрамы, ни у меня, ни у Дрейка ни у кого-либо из магов так и не получилось. Вероятно, Тристан пока оказывал первую помощь, что-то напутал от усталости.

Сам Трисс сидел недалеко от Гела, с которым они в последнее время весьма сдружились. Бывший главарь отступников вернулся в замок и занял место погибшего Канта. Про лысого здоровяка я до сих пор вспоминаю со слезами на глазах, как и об остальных жертвах той страшной битвы. Так же, на мою свадьбу пригласили всех прибывших в составе королевского флота, и если для простых вояк столы накрыли с прочими жителями в среднем секторе, то магов и адмирала Рэйстана усадили за стол жениха и невесты. Принцесса Салия кстати, ни на минуту не отпускала от себя адмирала, глядя на того совершенно влюбленными глазами, и тот, надо отдать ему должное, отвечал ей взаимностью. Чувствую, по возвращению на большую землю, Охтия Второго ждет серьезный разговор с дочерью, и предстоящая свадьба Салии с Оливером будет далеко не самой шокирующей новостью. Принцесса заверила меня, что устроит папочке такую всбучку, чтобы он больше и не думал смотреть в сторону Итамонского острова. Хотя, на этот счет мы с мужем уже не волновались, ведь теперь у нас на скале поселился воплощенный дух последнего дракона, который каким-то образом возродился от слияния нашей с камадо силы. Жалко только, что Элаиза ушла насовсем, хотя с другой стороны, возможно, теперь она счастлива вместе со своим любимым, там, в небесных садах.

Еще одной и неожиданной новостью, стали разгоревшиеся теплые чувства между Рико и тетушкой Фло. Сама не знаю, когда эти двое успели так спеться, но сейчас они сидели за свадебным столом, ласково улыбаясь друг другу, а заботливая Флозетта постоянно подкладывала в тарелку худощавому управляющему все новые и новые лакомства. Рядом с ними, так же трогательно заботясь друг о друге, расположились камлед и камледа Манглей, а под ногами у них лаял и выпрашивал угощение целый выводок мелких собачек.

Что же касается Сивиллы… видимо, во время битвы она пыталась скрыться и, обезумев от страха, бросилась в море, в надежде добраться до корабля. Ее тело выловили только через несколько дней а в руке она сжимала перстень с гербом Охтия Второго. Шпионка до последнего оставалась верна своему королю.

Свадебные гуляния продлились почти целую неделю, после которой все постепенно стало возвращаться на круги своя. Королевский флот возглавляемый адмиралом Рейстаном и принцессой Салией отбыл к большой земле. Чуть позже, был подписан мирный договор между камадо Итамонского острова и Его Величеством Охтием Вторым, а так же между правителями соседних королевств. На жилу драконьей руды, охраняемую воплощенным духом последнего дракона, больше никто не смел посягать, зато постепенно наладилась торговля. Теперь жители острова возили на Большую землю тропические растения и фрукты, а заморские купцы привозили на снявший все барьеры остров, редкие для здешних мест товары.

Я же, привыкала к новой для себя роли правительницы Итамонского острова и что самое главное, к роли любимой и любящей жены. Это ли не счастье?

Эпилог

Огромный прозрачно — голубой дракон застыл на скальном плато и задумчиво смотрел вдаль. Неожиданно, ящер встрепенулся и повернул голову к тем, кто пришел навестить его в этот утренний час.

Возле сияющего искрами источника, на почтительном расстоянии застыл высокий черноволосый мужчина с глазами цвета грозового неба, который нежно обнимал хрупкую рыжеволосую женщину, в простом, светло-зеленом платье. На руках у женщины сонно зевала, щуря изумрудные глаза темноволосая, смуглая девочка лет четырех. Малыша с радостной улыбкой смотрела на дракона и тянула к нему свои крошечные ручки.

52
{"b":"221889","o":1}