ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Об этом ещё будет сказано.

Советский Союз умел справляться с любыми проблемами. Когда в 1970 году в ряде южных городов, в том числе в Одессе, Керчи, Астрахани, неожиданно возникли вспышки холеры (не исключено, что это было пробной подрывной акцией бактериологической войны), то без особого шума были предприняты немедленные и эффективные меры. Развитие эпидемии было пресечено в зародыше. Страна даже не узнала об этой опасности.

А чем может обернуться сегодня возникновение очага той же холеры в нижегородском, например, Сормово или в Казани Шаймиева, и даже в экс-лужковской, ныне собянинской, Москве?

Пожары 2010 года, пожалуй, впервые обнажили неспособность Кремля эффективно действовать в критические моменты с мобилизацией всех сил и возможностей общества. Живой труп частной собственности не хочет ложиться в могилу и предпочитает отправлять в могилу других.

Сегодня в «Россиянин» можно считать уже сформировавшимися два опаснейших для будущей стабильности синдрома («синдром» — сочетание вполне характерных признаков того или иного заболевания). Это — «синдром Кущёвской» и «синдром Манежки».

Первый синдром означает не просто уголовников у власти, но таких уголовников у власти, которые даже не имеют способностей к организации стабильной власти. Зато у профессиональных уголовников имеется богатый опыт по организации криминальных объединений, то есть, говоря попросту — банд.

Второй синдром ярко проявился во время молодёжных волнений на Манежной площади в Москве. Он означает, что в обществе зреет сила не успешного народного восстания, а традиционного русского бунта — кровавого и бессмысленного в силу политической безграмотности движущих сил этого бунта.

Догадываясь о реальности новых волнений, Кремль готовится к будущему как может — заранее решаясь на массовое пролитие крови бунтующих и проявляя, как и бунтари «Манежки», историческое и политическое невежество.

Те, кому сегодня девятнадцать и менее лет, родились уже в новодельной «Россиянин». То есть с самого начала своей жизни они воспитывались в созданной самим государством антиобщественной атмосфере. Эта атмосфера сознательно рассчитана на формирование новых поколений «дорогих россиян» как социальных идиотов или антисоциальных «волчат».

Далеко не во всём усилия ельцинского, а затем пост-ельцинского Кремля оказались успешными — и сегодня в стране живут многие миллионы молодых и относительно молодых граждан, воспитанных в традициях советской человечности и готовых к новому коллективизму. Однако усилиями власти и телевидения сегодня в стране выращены также миллионы молодых «граждан», у которых полностью или почти полностью отсутствуют какие-либо гражданские чувства и прежде всего — чувство гражданской ответственности.

Сочетание и взаимовлияние двух социальных синдромов — «синдрома Кущёвской» и «синдрома Манежки» может дать в будущем возрождение в новом и катастрофическом качестве такого давно забытого явления, как «МАХНОВЩИНА»!

Эта неомахновщина может вобрать в себя до десяти миллионов молодых антисоциальных «волчат» плюс криминал всех уровней. Махновщина времён Гражданской войны по сравнению с неомахновщиной покажется тогда детскими забавами.

Многие «дорогие россияне» из того карикатурного подобия «среднего класса», которое не обладает миллионами долларов, но разжилось несколькими миллионами рублей и отправляет своих отпрысков на учёбу за границу, уже сейчас страшатся неопределённого будущего и надеются рано или поздно из гибнущей «Россиянин» эмигрировать. Однако вряд ли эти надежды реально обоснованны.

Кому нужны в той же Европе, и так потенциально чреватой нестабильностью, массы социальных недотёп из «Россиянин», не сумевших толком устроить жизнь своей богатейшей Родины?

Возможно, эмигрирующие массы этих недотёп будут готовы принять Азия, Африка или Латинская Америка?

Возможно…

Но, пожалуй, лишь для того, чтобы ободрать их там как липку и на том завершить социальное образование бывших «дорогих россиян».

То есть наиболее вероятный итог деятельности нынешнего Кремля — полный распад всех значимых общественных связей и тотальный хаос.

Что потом?

Ответ на этот вопрос подсказывает сама суть установленного в РФ после 1991 года режима. С самого момента своего возникновения политический режим в РФ имел много признаков оккупационного и не изменил такого своего характера по сей день. Если правительства Запада действуют в интересах Запада, то правительство РФ тоже практически всегда действовало и действует в интересах Запада. Недаром Министерство иностранных дел России нередко именуют Министерством иностранных дел в России.

По отношению к Российскому государству, которое до 1992 года существовало в исторической форме Союза Советских Социалистических Республик, нынешний Кремль проводит линию оккупанта Гитлера, то есть поддерживает и реализует идею последовательного расчленения единого Союзного государства на отдельные «государства»-ублюдки.

По отношению к экономическому потенциалу России нынешний Кремль реализует линию руководителя нацистской экономики оккупанта Геринга, то есть последовательно придерживается политики разрушения национальной промышленности и превращения России в сырьевой придаток Запада.

По отношению к народам России нынешний Кремль поддерживает и реализует идею оккупанта Гиммлера о том, что русских необходимо лишить полноценного образования, им достаточно уметь читать и писать.

В информационном отношении нынешний Кремль придерживается линии оккупанта Геббельса, в соответствии с которой ложь, для того чтобы в неё поверили массы, должна быть чудовищной.

То есть в своих основных положениях постъельцинский Кремль совпадает с наиболее опасными оккупационными силами в истории России — с германскими нацистами, развязавшими агрессию против России.

Однако в настоящий момент оккупационная суть режима замаскирована формальным суверенитетом Российской Федерации. И до тех пор, пока Запад имеет дело с фактически оккупационным, но формально суверенным режимом, способным самостоятельно осуществлять системную оккупацию России Западом, необходимости в прямой оккупации «Россиянин» у Запада нет.

К тому же пока что в распоряжении РФ имеются такие ядерные вооружения, которые способны сдержать и нейтрализовать угрозу любой прямой агрессии против РФ, в том числе — ядерной агрессии США.

Однако Кремль активно и последовательно разрушает материальную военно-техническую базу национального суверенитета — ракетно-ядерные вооружения и ядерный оружейный комплекс. При существующем положении вещей они утратят свою мощь через пять-шесть лет. Угроза неомахновщины тоже станет реальной примерно к тому же сроку.

И если путинско-медведевский режим окажется не способным сдержать возникшую неомахновщину, прямая оккупация России под тем или иным флагом — НАТО, ЕЭС или ООН, может оказаться для Запада наиболее приемлемым вариантом.

Под предлогом восстановления стабильности «в интересах самих дорогих россиян» можно будет также существенно и быстро сократить число этих самых «россиян».

Перспектива мрачная, но для нынешней «Россиянин» вполне возможная. И в любом случае для этой «России» возможен один путь: всё более и более вниз по лестнице, ведущей только вниз.

Пока что Кремль пользуется у большинства населения кредитом если не доверия, то кредитом терпения. Пока что большинство ещё готово голосовать за кандидатов Кремля. Но этот кредит «доверия» непрочен, потому что не имеет под собой прочной массовой базы. Даже по официальной статистике, 14 % «дорогих россиян» живут на сумму менее 3400 рублей, а ещё 30 % — на сумму не свыше 7400 рублей в месяц. Этот уровень официально определяется как нищета. За чертой официальной бедности (ниже 17 000 рублей в месяц) живут ещё 40 % населения. Итого — 84 %.

Что ж, нищета философии «верхов» определяет физическую нищету масс. Но если второй тип нищеты — материальная нищета при определённых условиях легко устраняется, то первый тип — нищета духа и разума Кремля не устраняется принципиально.

13
{"b":"221891","o":1}