ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Совершенно верно отмечая, что в период «Великой депрессии» 30-х годов президент США Ф.Д. Рузвельт использовал опыт СССР, тот же Б.П. Шевченко напоминает о таких очевидных, сразу же облегчающих жизнь масс, мерах, как:

— прекращение внешнеэкономического грабежа населения за счёт государственной монополии внешней торговли (в США Рузвельта это было обеспечено мораторием на вывоз золота и капитала);

— прекращение финансово-спекулятивного грабежа населения за счёт национализации банков с отменой коммерческой тайны (в США Рузвельта это было обеспечено за счёт жёсткого контроля над банками и финансовыми потоками, а также за счёт исключения «делания денег из воздуха» и исключения сокрытия крупных доходов от налогообложения);

— прекращение ценового грабежа населения за счёт контроля над нормой прибыли (в США Рузвельта это было обеспечено введением федерального перечня цен и расценок на все товары и услуги при суровом наказании за их превышение).

Немедленная национализация в 24 часа, немедленное введение прогрессивного налога с повышением расходной социальной части бюджета в несколько раз при подавлении инфляции, в том числе — за счёт резкого расширения собственного производства; увеличение жилищного и социального строительства, ликвидация на этой базе безработицы — вот вполне реальное и достаточно привлекательное будущее России при «Красной думе» в самой близкой перспективе сразу же после того, как «Красная дума» станет реальностью.

Минимальная пенсия на уровне 15 тысяч рублей, минимальная заработная плата на уровне 20 тысяч рублей при стабильных ценах должны стать первыми же материально привлекательными чертами образа новой Красной России.

В свой первый социалистический этап российской истории Россия многого достигла, исповедуя принцип «Общественное выше личного». Однако сегодня можно строить новый, более совершенный социализм, сразу же провозглашая, что общественное тождественно личному, что новая общественная собственность почти сразу же способна дать весомый прирост и личного благоденствия.

У нас для этого есть всё — если у нас будет к тому воля и охота. «Правые», «леволиберальные», «либеральные» и т. п. «реформаторы» и «мыслители» пытаются отыскать способ построения в России капитализма с человеческим лицом. А у него не может быть человеческого лица — только маска, а под маской — мурло. Человеческое лицо может быть лишь у социалистической России.

И если мы пойдём вперёд — к ней, то за привлекательным началом может и должно последовать ещё более привлекательное — во всех отношениях — продолжение и развитие.

Какое?

А хотя бы такое.

Свободная и стабильная страна от Карпат до Камчатки и от Диксона до Кушки.

Шести-, а потом и пятичасовой рабочий день при четырёхдневной рабочей неделе.

Оплачиваемый отпуск, увеличиваемый на неделю за каждые десять честно отработанных лет первые двадцать лет и на две недели за последующие каждые десять лет. Через тридцать лет работы — гуляй два месяца. А может, и три, имея возможность взять одновременно две трети от общего отпуска.

Улицы — цветники, гари и смога нет, потому что нет необходимости в стадах личных автомобилей — в городах общественный транспорт развит так, что до любой остановки идти не более десяти минут и ждать не более пяти минут.

Междугородный транспорт тоже развит прекрасно — лучше, чем это было в СССР, где на самолётах летали за тысячи километров пенсионеры и студенты.

Питание — здоровое и вкусное. Медицина — заботливая и развитая. Единственный привилегированный класс — дети.

И снова — уверенность в своём будущем до последнего дня, уверенность в себе и в своей (своей!) стране.

И снова — культ знаний, культ образования, делающего человека свободным и развитым.

Сегодня в России как грибы после дождя плодятся юристы и «визажисты». Но если в обществе возрастает количество адвокатов, нотариусов и лакеев — это больное и глупое общество. В здоровом и умном обществе возрастает число учёных, учителей и врачей.

И это в новой России вполне реально.

Ту Россию, которая есть, то есть — «Россиянию», можно и нужно отвергнуть. Нам нужна новая социалистическая Россия, поумневшая на горьком опыте своих и чужих ошибок.

Это, между прочим, означает, что нам нужна Россия умная, добрая, искренняя, справедливая. И обязательно — весёлая. Ведь подлинный коммунизм — дело прежде всего весёлое, жизнерадостное.

Может ли быть что-либо более интересное и весёлое, чем дружная жизнь людей, свободных от тревоги за завтрашний день? В толковом словаре Даля в статье «веселие» приведена русская пословица «Веселье лучше богатства», и там же есть прилагательные «веселотворный», «веселомудрый», «дружновесёлый», «веселодружный» и в том же ряду — «приятельский и радостный».

Вот такую Россию нам и надо найти — приятельскую и радостную. И такой может быть лишь новая социалистическая Россия.

Это будет ещё и лишённая мещанского расчёта Россия. Вот как, например, было сказано в своё время неким автором об отношениях мужчины и женщины при социализме:

«.что придёт на смену? Это определится, когда вырастет новое поколение: поколение мужчин, которым никогда в жизни не придётся покупать женщину за деньги или за другие социальные средства власти, и поколение женщин, которым никогда не придётся ни отдаваться мужчине из каких-либо других побуждений, кроме подлинной любви, ни отказываться от близости с любимым мужчиной из боязни экономических последствий. Когда эти люди появятся, они отбросят ко всем чертям то, что, согласно нынешним представлениям, им полагается делать; они будут знать сами, как им поступать, и сами выработают соответственно этому своё общественное мнение о поступках каждого в отдельности, — и точка».

Не правда ли — сказано весело? А сказано коммунистом Фридрихом Энгельсом в его «Происхождении семьи, частной собственности и государства».

Новые социалистические поколения — пока лишь возможное будущее России. Но если в ней не будет таких поколений, то не будет и самой России.

Старательно созданное будущими «прорабами перестройки» ханжество и лицемерие брежневского издания «социализма» 70-80-х годов сделало его унылым и старческим, хотя даже тогда страна жила не уныло. Подлинное же лицо социализма — живая, нетерпеливая улыбка молодости рядом со спокойной и уверенной улыбкой зрелости.

18 июля 1939 года Верховный Совет СССР учредил Всесоюзный День физкультурника, и в тот же день на Красной площади был проведён грандиозный физкультурный парад. В дни празднования 66-й годовщины Победы советского (в Кремле этого слова боятся, как чёрт ладана) народа в Великой Отечественной войне по телевизионному каналу «Культура» демонстрировался вначале фильм о том параде, а затем — и о первом послевоенном физкультурном параде на Красной площади 18 июля 1945 года.

Это удивительные по своей жизненной и исторической силе документы эпохи. Парады физически развитой советской молодёжи были не лакировкой действительности — в 1945 году ещё очень и очень горькой и горестной для десятков миллионов советских людей. Нет, такие парады были ориентиром. Глядя не только на новенькие экраны городских кинотеатров, но и на латаные-перелатаные экраны сельских кинопередвижек, где демонстрировались фильмы о физкультурных парадах, люди понимали: сегодня это хотя и быль, но всё же более похожая на сказку. Однако завтра эта сказка будет становиться былью для всей страны — если мы этого будем хотеть и для этого будем работать.

Сегодня привлекательность облика социализма в глазах широких масс серьёзно подорвана, с одной стороны, видимым крахом реального социализма, а с другой стороны, видимым процветанием реального капитализма в развитых странах.

Тем не менее, глядя на видимые успехи капитализма: сияющие лаком автомобили, метровые экраны плоских телевизоров, втиснутый в размеры человеческой ладони мир Интернета, космический телескоп «Хаббл» и т. д., надо понимать, что это результат не капиталистического образа жизни, а результат:

45
{"b":"221891","o":1}