ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мы не завоёвывали единоверный Кавказ (Грузия и Армения давно просились под русскую руку), а вели борьбу с террористически ориентированными дикими племенами, которые Турция и Англия провоцировали на борьбу против России, как это сегодня делают Запад и США.

Широко известны оценки Марксом и Энгельсом — страстно ненавидевшими царизм — прогрессивной роли царской России в Среднеазиатском регионе, где геополитический вакуум неизбежно заполнила бы, если бы не Россия, та же Англия.

Россия легла в своих естественных границах, не ущемив ни одного из народов, связавших с нею свои исторические и национальные судьбы. Русь — от Бреста и Одессы до Белого моря и Тихого океана сохранила их, а Русь Советская их развила и возвеличила.

Вот почему новый, вновь коммунистический Кремль будет не только иметь право, но и будет обязан активно и последовательно провозглашать идеи нового воссоединения народов на добровольной, естественно, основе. Провозглашать как перспективную, спасительную для всех линию, провозглашать официально и неофициально, публично и конфиденциально, провозглашать, обращаясь к руководству национальных республик и прямо к их народам!

Это — не просто право будущего коммунистического Кремля, но и его святой, святейший долг, жёстко детерминированный всей тысячелетней историей Российского государства и народов, его создававших и создавших!

Особенно актуально это по отношению к славянскому ядру Союза и России — Великороссии, Украине и Белоруссии. Будущее у России может быть лишь общим со всеми тремя «ветвями» русского национального «древа».

При этом не мешает помнить, что многолетний советник американских президентов Збигнев Бжезинский в интервью газете «Сегодня» (№ 157, 1994 г.) откровенно признавался: «Советский Союз был исторической Россией, называемой Советским Союзом».

Верно отражает ситуацию и высказанное примерно в то же время мнение западного политолога, социолога и юриста, бывшего председателя шведского комитета по соблюдению Хельсинкских соглашений директора Центра по исследованию проблем беженцев в Нью-Йорке Николая фон Крейтора. На вопрос об основных целях внешней политики России в будущем он ответил:

«Цели предельно ясны: это восстановление Советского Союза в границах, подтверждённых международным правом, а именно — в границах 1945 года».

Необходимо понимать также, что новый Советский Союз — это не только веление эпохи, но и наиболее юридически обоснованная в реальном масштабе времени форма государственного бытия народов в пределах Российского геополитического пространства. С одной стороны, это подтверждается результатами союзного референдума 1991 года, но кроме того — тем фактом, что Запад и США после 1991 года фактически уничтожили систему международного права, ещё при существующем СССР поспешив признать «страны Балтии». Этим Запад зачеркнул итоги хельсинкского Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, закрепившего европейское территориальное «статус-кво». Но этим же Запад развязал руки будущей России, уже не обязанной даже с моральной точки зрения оглядываться на Запад.

Однако новый СССР — это не первый, а второй этап обретения народами России такого положения дел в стране, когда все общественные структуры будут действовать в интересах трудящихся, а не паразитических и полупаразитических слоёв общества.

Первый этап обретения нами новой России — это воссоздание советской социалистической Российской Федерации за счёт эффективной консолидации всех здоровых сил общества вокруг идеи нового социализма и на базе поддержки обновлённой КПРФ.

Вряд ли сейчас есть необходимость отдельно останавливаться на рациональной политической структуре и т. п. новой РСФСР — об этом немало уже было сказано в предыдущих разделах. Но об одной, крайне необходимой, государственной особенности новой РСФСР и затем нового СССР надо сказать прямо здесь. Женщина, организованная в женскую организацию планирования, контроля и оценки состояния общества, должна приобрести конституционно закреплённое положение одного из элементов государственного бытия.

Все перипетии последних десятилетий породили у многих вопрос: «А возможен ли социализм, устойчивый к социальным вирусам?»

Что ж, на этот вопрос сегодня можно дать уверенный ответ: «Да, возможен!» Устойчивый к социальным вирусам новый социализм возможен уже потому, что, переболев тяжёлой социальной болезнью (её, пожалуй, можно назвать «елъцинойя»), социализм, во-первых, должен приобрести надёжный иммунитет к её рецидивам.

Во-вторых, как уже было сказано, новый социализм главным условием обеспечения своей устойчивости должен сделать конституционно и законодательно введённые обратные связи между управляющими и управляемыми. Механизм этих связей может и должен быть таким, чтобы в кратчайшие сроки было обеспечено отстранение от управления тех, кто не отвечает требованиям, предъявляемым к управленцам их должностью и народом.

Новый социализм способен в краткие сроки решить все наболевшие проблемы, в том числе и важнейшую проблему справедливого распределения общественного продукта.

На этом я остановлюсь отдельно и подробно.

В обществе частной собственности прибыль от владения собственностью получает лишь её собственник в той мере, в какой он ей владеет (например, в зависимости от числа акций). Остальные члены общества — не собственники — получают лишь большую или меньшую заработную плату (владение несколькими акциями системной сути ситуации в этом случае не меняет).

В прошлом социалистическом обществе всей совокупностью собственности, приносящей доход, формально владело всё общество, а фактически доходами распоряжался слой руководителей и чиновников разных уровней (хотя они юридически и не владели общенародной собственностью и не получали легальных дивидендов от этого фактического владения). При этом все члены общества, включая упомянутый выше слой, получали только большую или меньшую заработную плату, а национальный доход недостаточно эффективно перераспределялся через общественные фонды.

В результате становились возможными появление нерациональных и сомнительных проектов типа переброски северных рек и деятельность сомнительных учреждений типа Минводхоза СССР. Эти проекты и учреждения без пользы для общества поглощали значительную часть того общественного продукта, который мог бы с пользой для общества пойти на личное потребление советских людей.

В условиях, когда юридический коллективный собственник был подменён фактически групповым распорядителем, не владеющим той собственностью, которой он распоряжался, становилась возможной и эффективная деятельность «пятой колонны» по подрыву социализма в виде реализации тупиковых направлений в науке и технике, в экономической деятельности и т. д.

В новом социализме эффективное распределение совокупного общественного продукта должно будет приобретать всё более и более совершенный характер.

В августовском номере журнала МИДа СССР за 1991 год в статье «Психологическое бремя советской приватизации», написанной Джозефом И. Колбом, старшим вице-президентом американской компании «Секьюрити пасифик-Сикор груп», действующей в сфере развития глобального бизнеса и маркетинга, выдвигались интересные идеи.

В 1991 году Колб предлагал сделать собственниками всех советских граждан и писал тогда: «Советская экономика принадлежит народу. Весь вопрос в том, как в течение двух лет её народу вернуть».

Такой вопрос актуален и сейчас. Американский бизнесмен был готов сделать каждую среднюю советскую семью обладательницей собственности примерно на два с лишним миллиона рублей в ценах начала 1991 года (примерно 200 миллионов рублей в ценах 2011 года) через сертификаты, обеспеченные всем национальным богатством СССР!

Это означало в обозримой перспективе полное и окончательное решение жилищной проблемы, достижение очень хорошо обеспеченного существования для каждого советского человека, сохранение уверенности в завтрашнем дне и т. д.

Конечно, бизнесмен из США мыслил весьма узкими категориями — полноправному и полноценному жителю Советской Вселенной нужны не просто финансовые гарантии и сертификаты, а сама эта Вселенная. Но всё же проект Колба принципиально отличался от шулерских «ваучерных» проектов Чубайса и т. д. тем, что неплохо согласовывался с идеями справедливости и Добра.

48
{"b":"221891","o":1}