ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кости зверя
Еще темнее
Луна-парк
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Фаворитка Тёмного Короля
Сглаз
Метро 2035. За ледяными облаками
До трех – самое время! 76 советов по раннему воспитанию
Война
Содержание  
A
A

В целом о тех или иных сторонах жизни новой социалистической России можно и нужно спорить. Однако речь может идти лишь о тех или иных приоритетах и пропорциях, но не о главном — имеется ли у России иная конструктивная альтернатива, кроме социалистической?

На такой вопрос сама История уже дала и всё настоятельнее даёт единственный ответ: «Нет!»

А теперь — вот о чём…

Глава 9. Может ли армия быть вне политики

В уже не раз упоминавшейся мной книге Михаила Полторанина «Власть в тротиловом эквиваленте» довольно много страниц посвящено генералу Рохлину, истории его попыток изменить ситуацию в стране, а также истории его убийства. Собственно, исторической коллизии с генералом посвящена вся заключительная глава книги Полторанина под названием «ЛЕВ РОХЛИН, или ОТКРОЙ, СТУЧИТСЯ СТАЛИН!».

Увы, Сталин не стучался в умы и души большинства «дорогих россиян» тогда, не стучится он в них и по сей день.

А пора бы!

Что же до главы из книги Полторанина, то чтение это, надо сказать, грустное, однако небесполезное, особенно для генералитета и офицерского корпуса Российских вооружённых сил.

Нет, я не имею в виду призывы к насильственному свержению существующего строя, но так, на сон грядущий, почитать книгу «людям с ружьём и ракетами» не мешает. Не для того, чтобы заранее падать духом, а для того, чтобы крепче спалось и чтобы утром, которое вечера мудренее, можно было проснуться с ясной головой и в бодром духе.

В отличие от Михаила Полторанина, который чуть ли не готовил вместе с Рохлиным чуть ли не переворот, я знал Льва Яковлевича Рохлина очень мало — исключительно по думским делам противодействия «договору» СНВ-2. Однако могу подтвердить, что Рохлин был хорошим и честным человеком. А при этом он был, к сожалению, политически наивным человеком, что его, надо полагать, и подвело.

Я вспоминаю описание успешного военного антиамериканского переворота в Панаме в 1968 году под руководством генерала Омара Торрихоса Харрера (1929–1981). Несмотря на полный, казалось бы, контроль США над Панамой и панамской армией, представитель ЦРУ в Панаме забеспокоился лишь тогда, когда по улицам столицы поехали грузовики с солдатами.

Американец направился в Генеральный штаб панамской армии, чтобы задать вопрос — что, собственно, происходит? И напряжение и осознание успеха вылилось тогда в резкий ответ молодого лейтенанта: «Да военный переворот, дурак!»

К генералу же Рохлину, как пишет М. Полторанин, генералы на «посиделки» прилетали на вертолётах и ещё смеялись, когда при посадке удавалось сбросить с сосен на землю ельцинских «топтунов» с биноклями.

Н-да.

Впрочем, я намерен сказать не об этом. Чего не было — то прошло. Но можно ли, говоря о поисках новой России, не сказать хотя бы нескольких слов о возможной роли в этих поисках армии?

И вообще об армии.

Капитализаторскому кремлёвскому режиму не нужны в России воины — наследники суворовских орлов и сталинских соколов. Ему сродни двуглавое вороньё и жирные подсадные утки на ролях русских лебедей. Поэтому, с одной стороны, «новые русские» боятся участия армии в политической жизни на стороне народа и им хочется внушить всем, что армия должна быть в стороне от политических событий. С другой стороны, Кремль, уже почти добив армию как важнейший общественный институт, призванный защищать страну от внешней угрозы, намерен задобрить офицерский корпус и тем превратить Российскую армию в средство потенциального подавления собственного народа.

Режим пытается приковать армейские круги к себе, а тех генералов и офицеров, которые склонны топтать свою офицерскую честь, ещё и прямо затащить в политиканство. Но при этом режиму хотелось бы отвратить остальных военных от идеи служения народу тезисом о якобы «естественной аполитичности» армии.

Так ли это?

Достаточно вспомнить классический тезис Клаузевица о том, что война — лишь продолжение государственной политики другими средствами, чтобы понять, что главный инструмент войны — армия, не может не влиять на политическую ситуацию самим фактом своего существования в обществе. А беглый экскурс в мировую историю показывает, что все крупные военачальники и полководцы были одновременно и крупными политиками, начиная с ученика Аристотеля Александра Македонского, великих Цезаря, Помпея, Перикла, Ганнибала.

Да, лет тридцать назад генералам Советской армии дела хватало без политики: надо было оценить возможности развития вооружений, подготовить и провести учения и инспекторские смотры, не забыть о заготовках на зиму капусты для личного состава, позаботиться о жилищном строительстве в военных городках и т. д. Стоять, сжимая кулаки, перед изуродованными телами мальчиков и девочек, встретивших на заре жизни смерть от тех или иных «боевиков», командующим округами и армиями не приходилось. И уж конечно, они и помыслить не могли, что их преемники (да и они сами) будут служить под флагом, который вместе с гитлеровским штандартом их отцы бросили к ступеням Мавзолея.

В стабильные времена армия трудового народа должна заниматься не политикой, а своим прямым делом — совершенствованием боевой и морально-политической подготовки. А во времена нестабильные? И — в нестабильном обществе?

Во времена нестабильные важно понять: насколько политика — дело также и военных? И обязаны ли военные в политике разбираться? Кадровый потомственный военный, полковник Богислав фон Бонин, бывший начальник оперативного отдела немецкого генштаба, бывший крупный военный чиновник в Германии Аденауэра, 20 июня 1955 года говорил в Мюнхене так:

«Плох и тот тип старшего офицера, который прячется как мышь в нору, едва заслышав слово «политика», и который не знает ничего иного, кроме слепого выполнения глупых приказов, иногда вопреки здравому смыслу, а то и против своей совести».

Вот как смотрел на дело умный профессионал даже из славящейся якобы аполитичностью касты германского офицерства. Да и может ли иначе думать и действовать мало-мальски уважающий себя представитель той профессии, на которой испокон веку политика отражается более всего?

Если вдуматься, у истоков вообще всех крупнейших событий мировой политической истории всегда стояли военные! Английская буржуазная революция так же неотделима от генерала Кромвеля, как французская — от генерала Наполеона Бонапарта. Соединённые Штаты Америки создавались не только, да и не столько военными усилиями генерала Вашингтона, сколько политическими его усилиями! Маршал Франции Бернадотт имел на груди наколку «Смерть королям!», но стал шведским королём Карлом XIV Юханом, и «маршальская» династия царствует по сей день.

Наёмные полководцы средневековой Италии — кондотьеры, владели политиканским ремеслом не хуже, чем большинство нынешних профессиональных политиканов. Для имперских же генералов Британии и Пруссии их политические роли и обязанности всегда были чем-то само собой разумеющимся.

Двадцатый век исключением в этом смысле не стал: генералиссимус Чан Кайши, генералы Тодзио, фон Сект, Людендорф, маршалы Бломберг и Гинденбург, имперский канцлер веймарской Германии генерал фон Шлейхер, «комендант Польши» маршал Пилсудский, маршал Петен, генерал Маннергейм — это лишь довоенный перечень политиков первого ряда из военных.

После войны ситуация не изменилась: новая Франция обязана своим быстрым возрождением генералу де Голлю, генерал Эйзенхауэр благополучно отбыл два президентских срока в такой «демократическо-республиканской» стране, как Соединённые Штаты Америки, и т. д.!

Можно вспомнить офицеров-«младотурок» и их лидера Кемаля Ататюрка, нельзя забывать о молодых офицерах египетской армии во главе с Гамаль Абдель Насером, свергнувших в 1952 году короля Фарука, об уже упоминавшемся выше панамском генерале Омаре Торрихосе, который говорил, что он хочет войти не в историю, а в зону Канала, и который вошёл и в зону Канала, и в Историю.

Впрочем, может, на дельных полководцев и офицеров, мастеров на все руки, повезло лишь народам стран, так сказать, цивилизованных? А в «сиволапой» России полуграмотные вояки только и могли, что с перепою да с перематом кричать: «За Бога, царя и Отечество!» или — «За Родину, за Сталина!»? Послушать бывших работников идеологического фронта ЦК КПСС типа «останкинского» «фронтовика» бывшего члена горбачёвского Политбюро Александра Яковлева — так оно и было, но.

50
{"b":"221891","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Эрхегорд. Старая дорога
Перебежчик
Масштаб. Универсальные законы роста, инноваций, устойчивости и темпов жизни организмов, городов, экономических систем и компаний
Стеклянная магия
Завтрак в облаках
Время не знает жалости
Культурный код. Секреты чрезвычайно успешных групп и организаций
Сердце предательства
Забойная история, или Шахтерская Глубокая