ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Это — тоже горький факт, и никакой демагогией средств массовой информации даже во главе с прожжёнными демагогами этот факт из нашей жизни не выбросить.

Вот почему в конечном счёте честные, преданные политиканами, но преданные Отечеству офицеры и генералы вместо забот о мирном дне подчинённых войск самой жизнью вынуждены будут задумываться.

О чём?

Ну, это им виднее. И не исключено, что уже скорая реальность наших дней будет состоять в том, что Российская армия сможет сыграть важную положительную историческую роль, не пойдя на подавление народных масс сама и не позволив сделать это полицейским силам режима. Проблемы России решаются не водомётами, не танками, а признанием властью реальной ответственности перед народом или сменой этой власти другой властью, готовой к реальной ответственности перед народом.

Даже такая сомнительная историческая фигура, как генерал Деникин, был убеждён в том, что русская армия — плоть от плоти и кость от кости русского народа. Если вспомнить, что советская история развила эту мысль до тезиса «Народ и армия едины», то можно надеяться, что об этом важнейшем моменте задумаются и армия, и сам народ, чьи сыны составляют армию.

В конце-то концов, народ сам выбрал себе жаждущих (жаждущих, жаждущих!) крови вождей. Поэтому он сам же вправе и в состоянии спокойно, без штурмов Кремля и залпов «Авроры» отправить этих «вождей» в политическое небытие вполне конституционным путём.

При этом то или иное участие армии в политическом процессе так или иначе неизбежно. В опубликованном в начале 2011 года газетой «Советская Россия» открытом письме зятю Ельцина Валентину Юмашеву его бывший коллега по «Комсомольской правде» журналист Юрий Гейко пишет:

«.И вы там, наверху, верите, что такая ваша власть устоит?

Верите. Верите, но побаивайтесь.

Это видно по тому, что вы против нас готовите полицию. Что армии пообещали достойную зарплату.

По тому, что в неё, регулярную армию (!), а не только в войска МВД, стали поступать резиновые «демократизаторы»-дубинки и подобная «усмирительная» техника.

Перепугавшись Египтом, власть стала лихорадочно задабривать армию пока обещаниями: «Уже в следующем году лейтенант будет получать 50 тысяч рублей». Власть поняла, что лояльность к ней армии — залог подавления масс».

Что ж, над этими словами тоже не мешает задуматься всем. В том числе и армии, у которой и впрямь, похоже, в перспективе есть лишь два пути: или единение с народом, или, вначале — палачество над ним, а затем — бесславный конец, роспуск и прозябание на скудную пенсию, урезанную с десятков тысяч рублей до классических тридцати сребреников.

Наконец, ещё одно.

Михаил Полторанин в своей книге, имея в виду генерала Рохлина, написал:

«У генерала не было этих мыслей (терроризм um. п. — С.К.). Он опирался на признанное ООН право любого народа восставать против тиранической системы.

Если хунта, узурпировавшая власть, перекрыла все демократические пути к смене режима, у нации (Нации или народа? Тут ведь есть различия. — С.К.) не остаётся иного выбора, кроме как массовыми выступлениями, акциями неповиновения, всеобщими стачками прогнать поработителей».

Это сказал не я, а бывший верный ельцинец Полторанин. Я лишь кое-что уточню. Насчёт признанного ООН права любого народа восставать против тиранической системы сказано верно и уместно — правовую базу для активных действий народа (и армии!) этот тезис действительно обеспечивает. Но это всё звучит красиво в декларациях, а в реальности народ может легко нарваться на провокацию.

Ранее я уже говорил, что революционную ситуацию создают, как правило, не сами «низы», а рвущиеся к власти «верхи», и создают они её в собственных интересах, а не в интересах народа. Это народу (не нации) надо понять крепко — чтобы не поддаваться на провокации. Ведь массовые выступления, акции неповиновения, всеобщие стачки и т. п. сами по себе не возникают. И если их будут организовывать Полторанины всех сортов, то проку от этого народу не будет. Прок будет Полтораниным.

А народу это надо?

Поэтому народу надо быть бдительным!

Или вот — Геннадий Зюганов. Долгое время он заявлял, что Россия-де исчерпала лимит на революции, а сегодня грозит Кремлю революцией. Это тоже нехороший симптом! Если в России будет создан настоящий политический авангард масс (пока его нет!), а им может быть лишь настоящая (не зюгановская) Коммунистическая партия, то она сумеет организовать политический процесс так, что замена кремлёвского режима новой Советской властью сможет произойти без насилия и легально — без революции.

Конечно, Зюганов, так или иначе, способен лишь болтать о революции, но, повторю ещё раз, в современной ситуации в России нет объективной нужды задумываться о насильственном свержении существующего строя! Режим уже достаточно прогнил, чтобы при определённых условиях быстро рухнуть самостоятельно или быть заменённым конституционным путём.

Иное дело, что режим может предпринять антиконституционные (как в октябре 1993 года) действия по насильственному, против воли народа, сохранению существующего строя.

И вот уж тут ситуацию — в том числе для армии — может определять Декларация ООН. При этом надо знать и помнить, что пункт 4 статьи 15 главы 1 действующей буржуазной Конституции РФ отдаёт принципам и нормам международного права приоритет перед внутренними законами РФ.

Вот о такой — острой — гипотетической ситуации и о своём выборе в ней армии надо бы подумать заранее.

А?

Глава 10. Пару слов — о русском вожде и еще кое о чем

Тема о русских вождях и о будущем русском вожде заслуживает книги, но пока что ограничимся одной главой.

Если к власти в обществе приходят люди дела, то они даже в условиях буржуазного общества умеют быстро добиться пусть малого, но улучшения, а не ухудшения ситуации. Вот что писал, например, о Наполеоне академик Евгений Тарле:

«30-летний генерал, до сих пор никогда ничем не занимавшийся, кроме войны. оказался… властителем одной из величайших европейских держав, которую он вовсе не знал в тот момент, да и не имел еще времени узнать… Перед ним были горы старорежимных обломков и масса новых. очень много начатого и неоконченного, начатого и брошенного, начатого и взятого назад; всё было как бы в хаосе и брожении.

С любопытством и не без иронии испытанные в делах политические деятели ждали, как выйдет из этих сложнейших, запутаннейших, опаснейших обстоятельств молодой корсиканец.

Бонапарт начал с организации новой власти. Правильно сказал о Наполеоне поэт Гёте: для Наполеона власть была то же самое, что музыкальный инструмент для великого артиста. Он немедленно пустил в ход этот инструмент, едва только успел завладеть им. Он прежде всего своей задачей поставил прекращение гражданской войны. и тесно связанное с этим истребление сильно развившегося бандитизма на юге и на севере. Разбойничьи шайки. приобрели характер огромного социального бедствия. Развал и беспорядок в полицейском аппарате к концу правления Директории делали эти шайки почти неуязвимыми и подвиги их безнаказанными. Первый консул прежде всего решил покончить с ними. Расправился он с разбоем в какие-нибудь полгода, но главные шайки были сломлены уже в первые месяцы его правления.

Он переходил от одного неотложного дела к другому: от разбойников к Вандее, от Вандеи к финансам, а денег в казначействе (настоящих, металлических денег) не оказалось вовсе — хозяйничанье Директории привело к полному безденежью казны… Тяжёлую руку нового властителя. спекулянты и казнокрады почувствовали очень скоро».

Наполеон не был вождём масс, но всё же был человеком дела и на людей опереться умел! И уже это, как видим, значило для Франции немало.

Приведённый выше отрывок можно было бы предложить как «информацию к размышлению» руководящим кремлёвским чинам, но вряд ли бы это возымело какой-либо положительный эффект — ведь они не люди дела, и даже — не люди слова.

52
{"b":"221891","o":1}