ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
World Of Warcraft. Traveler: Путешественник
Не делай это. Тайм-менеджмент для творческих людей
Рейд
Как возрождалась сталь
Один день из жизни мозга. Нейробиология сознания от рассвета до заката
Собиратели ракушек
Состояние – Питер
Нора Вебстер
Правила соблазна
Содержание  
A
A

Конечно, немалая часть нынешней «элиты» проявляет как раз образцы умения, сознательно разрушая страну. Разного рода «кротов» в нашей жизни хватает. Они вполне понимают, что делают, и то, для чего они предназначены, делают неплохо. Вместе с тем большая часть нынешней «элиты» прежде всего бездарна. Она разрушает страну не потому, что имеет такое задание, не потому, что Россию ненавидит или равнодушна к ней, а потому, что профессионально непригодна!

Непригодна — в отличие от Сталина, Берии и других соратников Сталина по работе в период русской истории, наиболее впечатляющий своими достижениями.

В конце 2009 года, беря у меня интервью накануне 130-летия И.В. Сталина, корреспондент «Московского комсомольца» задал интересный вопрос, который, как и ответ на него, в газетную публикацию не вошёл, а жаль. Меня тогда спросили: «А что бы стал делать Сталин, если бы оказался в нашем времени и во главе России?»

Что ж, вопрос был задан, что называется, по существу. А в подтексте его лежал, конечно же, другой вопрос — мол, много ли крови пролилось бы на этот, раз?

Улавливая, естественно, такой подтекст, я и начал с того, что сказал: «Если кто-то думает, что Сталин начал бы с репрессий, то он глубоко ошибается».

Репрессии в сталинской эпохе были не её органической чертой, а вынужденной государственной необходимостью. Да, они оказались избыточными, однако не вина Сталина и уж тем более не вина Берии, что вышло так. Берия, возглавив НКВД после Ежова, дал ход обратному процессу — были пересмотрены десятки тысяч дел, было выпущено на волю не менее двухсот тысяч человек. Только в кадры РККА и РККФ были возвращены тысячи командиров, включая будущего лучшего полководца XX века Константина Рокоссовского. В 1939 году Берия даже ввёл в штатное расписание НКВД СССР такое подразделение, как Бюро по приёму жалоб.

Что же до репрессий, то они объяснялись наличием многочисленных, массовых, реальных внутренних и внешних врагов страны социализма, и врагов деятельных, активных и умелых. Скажем, бывшим колчаковцу или врангелевцу, которым в 1919 году было двадцать лет, к 1937 году исполнилось тридцать восемь — возраст, как говорится, репродуктивный. И они в преддверии большой войны не спали. Они затаивались и готовились. Но большая часть потенциальной «пятой колонны» не смогла встретить немцев хлебом-солью, потому что хлебала лагерные щи в глубоком сибирском тылу.

К началу 1939 года массовый контрреволюционный слой был ликвидирован, и репрессии как массовое явление быстро сошли «на нет» уже перед войной. Как только общественная ситуация позволяла отказаться от репрессий, Сталин от них тут же отказывался, и этот же подход был характерен для Берии.

Для Берии был вообще характерен не репрессивный, а поощрительный подход, причём как поощрение он рассматривал не только премии и ордена, а также предоставление людям возможности максимально раскрыть свои способности в больших и важных делах.

Что же до «репрессий», то если бы Сталин и Берия не были подло убиты, то новая волна их не заставила бы себя ждать, но это были бы уже совсем не те репрессии, что в конце 30-х годов. К середине 50-х годов основную опасность для будущего СССР представляли не открытые и скрытые политические противники, а расплодившиеся бюрократы, чиновники, перерожденцы и шкурники. Их не требовалось направлять в лагеря, их всего лишь надо было вернуть в «первобытное состояние», вышвырнув за шиворот из руководящих «номенклатурных» кресел. Вот это Сталин с Берией и намеревались сделать в марте 1953 года.

Не получилось, шкурники их упредили.

Нынешняя ситуация в России такова, что компетентной государственной власти, желающей вывести страну из кризиса, нет нужды прибегать к репрессиям, если иметь в виду расстрелы и заключение в места заключения. В распоряжении компетентной власти сегодня имеется ряд вполне эффективных не репрессивных способов оздоровления общественной ситуации и нейтрализации антиобщественных сил. Одно телевидение, умно и конструктивно используемое, представляет в этом отношении огромные возможности.

Поэтому я убеждён, что Сталин, после ознакомления с обстановкой, начал бы не с репрессий, а с проведения общенационального Круглого стола, транслируемого по телевидению.

Сталин начал бы с совета с народом.

С этого бы начал и Берия. Объективных аргументов, доказывающих антинародность и бездарность нынешнего Кремля, накопилось множество. И если бы на общенациональном телевизионном экране в прямом эфире перед Россией оказались с одной стороны Сталин и Берия, а с другой стороны — бывшая кремлёвская «элита», то. То всей стране стало бы ясно, какого дурака она сваляла, допустив до власти эту «элиту» и надеясь на то, что эти жалкие бездари способны сделать для страны и народа что-то хорошее.

На том «элита» и кончилась бы — без всяких репрессий. Бывшие «властители» по улице пройти не смогли бы — их заплевал бы сам народ.

А уж потом Сталин, а ещё лучше — Берия, нами бы поруководили — стране и народу на пользу. Причём руководство Берии было бы даже более плодотворным, чем руководство Сталина. И вот почему.

На первом пленуме ЦК уже КПСС, состоявшемся сразу после окончания XIX съезда ВКП(б), преобразовавшего ВКП(б) в КПСС, Сталин говорил, что работа министра в СССР — это тяжёлая мужицкая работа, и заниматься ею должны люди помоложе, чем товарищ Сталин. Берия же был ровно на двадцать лет моложе Сталина. Значит, ему бы — и карты в руки!

Работа по вытаскиванию России из двадцатилетнего «либерально»-«демократического» капитализаторского «болота» не может не быть воловьей, семижильной мужицкой работой. И товарищ Берия с его огромным талантом социалистического менеджера и его работоспособностью, очень бы нам в этом деле пригодился. Вот почему моя книга названа «Берии на вас нет!».

Берии на вас нет — чтобы показать, как можно и нужно работать в такой великой и богатой стране, как Россия!

Берии на вас нет, чтобы показать, как можно и нужно работать, руководя таким великим народом, как русский, лучше которого в мире нет при правильном им руководстве!

Берии на вас нет! Уж он-то, с его-то энергией и светлой головой, смог бы взять в свои руки разваленную ельцинским и постъельцинским Кремлём страну, смог бы собрать толковую, преданную Родине и народу «команду», смог бы дать все права в России здоровым, созидательным силам общества и вдохнуть обоснованные надежды в народ, ныне доведённый Кремлём до тупой социальной апатии.

Берия смог бы в считаные годы показать стране и миру, что может сделать настоящий человек дела, возглавляя Россию — бывшую вторую и потенциально первую державу мира, которую населяют потенциально самые талантливые и деятельные люди планеты.

Да, нет на вас, господа-товарищи, Берии, дабы на фоне его таланта дурь ваша всякому ясно видна была.

Нет на вас Берии.

И нет у нас Берии.

А что у нас, товарищи, есть?

Что ж, есть наша Россия — здесь и сейчас. И есть — желаем мы того, или не желаем — жёсткая дилемма: «Или социализм, или катаклизм!» Нравится это кому-то или не нравится, но у России — если она желает продолжаться в будущем, нет иной альтернативы, кроме социалистической.

Советская власть создала огромный запас прочности не только для трубопроводов, рельсов и линий электропередачи, но создала также уникальный запас прочности и в сфере человечности общества. Материальное наследие Советской власти изношено уже на 70 и более процентов. Уничтожено многое и из духовного наследия Советской власти. Однако все либеральные «реформы» пока что не убили в народной массе способности к состраданию, к объединению и к взаимному сотрудничеству.

Вместе с тем очень уж многое порушено антинародным Кремлём за последние двадцать лет, очень уж окрепли за эти двадцать лет силы разрушения, общественной подлости и гнили.

Нам нужна новая социалистическая Россия. Но возможна ли она, или мы уже проскочили «точку невозврата» и теперь лишь движемся к социальной катастрофе того или иного масштаба с теми или иными, но обязательно ужасающими последствиями?

56
{"b":"221891","o":1}