ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Февраль 8. Перечитываю «Войну и мир». Не понимаю этих людей. Совсем не думают о будущем, как будут строить жизнь после войны. О работе совсем не говорят».

Если вдуматься, то в такой оценке рафинированных персонажей толстовского романа новым советским человеком полностью, в предельно концентрированном виде, выражена всю глубина различия между старой царской и новой социалистической Россией.

Фёдоров вспоминает в книге разговор с Громенко поздней осенью 1941 года. Громенко вернулся из разведки в родное село и взволнованно говорил:

«Меня что потрясло. Ведь здесь у нас в лесу продолжается советская жизнь, и люди, и отношения между ними — всё советское. А реставрацию капиталистических отношений мы ясно себе никогда не представляли. до войны в школах наших, в комсомольских и партийных организациях, в литературе нашей ненависть к капитализму прививали недостаточно. Читал я много, люблю читать. Но писатели наши воображения моего не подтолкнули, ни в одной книге не показали, какой ужас эта реставрация капитализма.»

Это было сказано осенью первого военного года, а опубликовано впервые почти сразу после войны. Как видим, то, что стало реальностью в России через полвека, в 1991 году, беспокоило умных, искренних, болеющих душой за Державу людей давно — уже в 1941 году.

В годы войны новая социалистическая Россия лишилась нескольких миллионов таких нужных для её будущего граждан, как Сидор Громенко. Не в последнюю очередь и поэтому реставрация капитализма в России стала возможной, и её результаты уже сейчас оказались для России более катастрофичными, чем гитлеровская оккупация.

Так как же нам жить дальше?

Ответ даёт сама наша история: «Жить надо вновь по-человечески, то есть — по-советски». Вновь жить так, чтобы вновь можно было не бахвалясь, а с законным чувством собственного достоинства сказать: «У советских — собственная гордость.»

Жить так — гордо, и при этом — богато, можно. Новая социалистическая Россия — не утопия. Даже сегодня у нас есть для этого всё! Если вдуматься, в России давно идёт процесс накопления таких внешне незаметных факторов, которые позволяют почти мгновенно, скачком, перейти от отрицательной, капиталистической, ситуации к положительной, социалистической.

Сейчас в стране простаивают или работают не в полную силу немалые производственные мощности — их надо использовать. Сельское хозяйство в таком загоне, что поднять его можно тоже быстро — надо только приложить к этому делу ум, сердце и умелые руки.

За рубежом работают сегодня сотни тысяч наших специалистов — учёных, инженеров, лётчиков, моряков… Думаю, многие из них захотят вернуться в новую Россию, чтобы работать в ней на неё и на себя, потому что в новой социалистической России все будут работать на себя — даже тогда, когда будут работать на всех.

Львиная по объёму (хотя и шакалья по сути) доля национального дохода сегодня достаётся кучке, и если вернуть весь доход его законному владельцу — народу, то Россия сразу станет жить много богаче.

Сегодня за бесценок уходят из России богатства её недр, вод и лесов и уходят даже тогда, когда они нужны нам самим. Что ж, на что-то можно поднять цены — пусть Запад платит, а что-то можно и придержать в стране — самим надо.

Практически на всём — на продовольствии, одежде и обуви, услугах, товарах длительного пользования, жилье — мы переплачиваем шустрым дельцам в два, в три, а то и в пять раз по сравнению с коммерчески обоснованной ценой. Поэтому, как я уже писал, даже в условиях неизбежной неразберихи переходного периода от капитализма к новому социализму розничные цены можно будет снизить для начала хотя бы на треть, а это сразу повысит уровень жизни, особенно с учётом того, что и зарплату можно и нужно будет повышать, поскольку не только мы переплачиваем на ценах, но и нам недоплачивают на заработке.

Конечно, на прилавках в первый момент станет, может быть, и пустовато. Зато вновь будут полны холодильники, а там и прилавки заполним, да не напичканной консервантами импортной дрянью, а здоровым отечественным продуктом.

Можно будет быстро получить и изобилие, и сокращение рабочего дня при увеличении зарплаты и оплачиваемого отпуска. Можно будет ездить в Египет, но уже не бывшему «офисному планктону», а нормальному честному труженику.

Много чего мы сможем сделать в новой России, с удивлением оглядываясь на былую собственную глупость.

Зато в нынешней «Россиянин» нельзя сделать ничего — в ней будет всё меньше счастья и всё больше беды. И люди всё более будут готовы ненавидеть нынешний режим и его олицетворение — нынешний Кремль.

Однако не стоит нам осваивать науку ненависти. Надо учиться презирать этот режим и олицетворяющие его фигуры. Они прежде всего бездарны и бессмысленны — даже больше, чем бироновщина во времена Анны Иоанновны.

Но иногда волком хочется выть при мысли: «Сколько мы могли бы совершить, на пользу себе и миру, если бы прожили последние двадцать лет умно! Прожили бы в Советской России. Именно — в Советской, анев партократической!»

Да, последние двадцать лет в истории России — это наши самые бездарные годы, потерянные зря. Вместо того чтобы увеличивать имеющееся, мы теряли и теряем даже то, что имели. Однако опыт ошибок тоже ценен, тем более что не всё ведь в этом бездарном двадцатилетии было исключительно бездарным и отрицательным — что-то взять в наше новое светлое будущее можно — те же, например, уютные кафе, которых было так мало в брежневском СССР.

Умные люди учатся на чужих ошибках. Глупые — на своих. И лишь отъявленные, неисправимые глупцы не извлекают никаких уроков ни из чьих ошибок — даже собственных.

Но ведь не круглые же мы идиоты?

Конечно, нам будет непросто. Воспитано уже не менее трёх новых поколений профессиональных полуневежд только с вузовскими дипломами. Миллионы молодых людей не то что не приучены к созидательному труду, а самим государством отучены от него.

Список потерь и катастроф можно продолжать, но надо ли? Время полного переучёта всё равно ещё не пришло.

Да, нам будет непросто. Ну что ж, глаза боятся, а руки делают.

И вот тут надо опять вернуться к фактору КПРФ.

Вывести Россию на верный путь может только организованный политический авангард в виде энергичной Коммунистической партии. И этот авангард должен поставить перед собой и страной задачу убедительной победы на парламентских выборах. Это в России — вполне выполнимая для настоящей Компартии задача.

В 1995 году КПРФ добилась на выборах во вторую Думу такого успеха, что стала крупнейшей парламентской фракцией, хотя и не получила даже простого большинства. Если бы руководство КПРФ вело себя как коммунистическое, а не соглашательское, то в третьей Думе коммунисты могли бы получить это простое большинство, а с ним — возможность реально изменять ситуацию к лучшему. Однако произошло обратное — полный откат, число депутатов от КПРФ в третьей Думе резко снизилось, а в четвёртой их стало ещё меньше.

Это не крах идеи социализма. Это результат зюгановского руководства.

Сегодня на чисто «протестном» голосовании КПРФ способна получить вновь более ста мест в новой Думе, но развить свой успех зюгановское руководство не сможет и не захочет — это ясно заранее. Удобнее втихомолку договориться с Кремлём. Похоже, руководство ряда обкомов КПРФ скрыто уже обслуживает режим и чуть ли не находится у него на дотации. Так, высокие зарплаты ряда первых секретарей обкомов явно не соответствуют финансовым возможностям КПРФ и т. д. Положение в регионах при этом очень пёстрое.

Вот выборочные данные по 20 региональным отделениям КПРФ из 81 имеющегося.

  

Против Кремля. Берии на вас нет! - img4AA9.jpg

Я предлагаю читателю самому проанализировать эти данные, лишь напомнив ему, что всего в рядах КПРФ сегодня насчитывается 154 244 члена при общем числе избирателей (то есть граждан старше 18 лет) в Российской Федерации 108 088 232 человека. Члены КПРФ составляют от числа избирателей 0,143 %.

60
{"b":"221891","o":1}