ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Государственная директива на будущее!

Россия Сталина должна была стать — в его представлении — страной, где гарантией подлинной свободы будет массовое фундаментальное образование. При этом Сталин оказался единственным в мировой истории главой государства, кроме Ленина, который практически ставил грандиозные социальные задачи, условием, а не следствием выполнения которых был пяти(!)часовой рабочий день!

Сталин прекрасно понимал, что «нужно пройти ряд этапов экономического и культурного перевоспитания общества, в течение которых труд из средства только поддержания жизни будет превращён в глазах общества в первую жизненную потребность.»

Сталин говорил не о принуждении общества, а о его перевоспитании! Так мог говорить лишь великий гуманист, и Сталин был им! Он был практическим гуманистом, утверждающим права гуманизма в мире наиболее весомым образом — делом строительства России как Державы Добра.

Не его вина, что Россия и внешний мир не оценили по достоинству тот потенциал мирового исторического развития, который был заложен идеями и делами Сталина и усилиями советского народа в эпоху Сталина.

Глава 5. Вниз по лестнице, ведущей вверх

Эпоха Сталина не охватывает и тридцати лет — с конца 20-х по середину 50-х годов. В 1929 году началась первая пятилетка, но тогда страна была ещё на распутье — над планами Сталина смеялись многие даже внутри страны, не говоря уже о внешнем мире. Смеяться перестали очень скоро, а достаточно быстро многие начали плакать. Я имею в виду не только репрессии в руководящих слоях СССР — в большинстве своём обоснованные (никто не задумывается над тем, как залили бы действительно массовой кровью страну разного рода заговорщики, прежде всего — троцкисты, если бы к власти в СССР пришли они). Спору нет, плакали и внутренние враги России, но плакали также и западные денежки, затраченные на заговоры этих внутренних врагов. Плакали и те, кто выделял эти денежки на подрывную работу в России.

Увы, эпохе Сталина не суждено было длиться долго. Уже третья пятилетка, начавшаяся в 1938 году и заканчивавшаяся в 1942 году, была прервана войной. С 1944 года началось восстановление разрушенного гитлеровцами и их союзниками. И лишь с конца 40-х годов Россия Сталина начала не столько восстанавливать, сколько созидать новое. А к концу 50-х годов эпоха Сталина закончилась (формально она закончилась ещё раньше — на XX съезде КПСС в 1956 году).

СССР в эпоху Сталина рос и креп. Однако западная капиталистическая «элита» в своих действиях по разложению рабочего движения и социализма всегда руководствовалась принципом абвера (германской разведслужбы): «Отбросов нет, есть кадры». И кадры «пятой колонны» внутри СССР начали подбираться задолго до начала Великой Отечественной войны. И подбирались они умно. У Капитала имелись и средства, и опыт, и образование, поэтому неопытный новый строй ошибался очень часто и, сам того не сознавая, порой бил по своим, ловко подставленным чужими. Например, перед самой войной из Прибалтики в глубь страны были переселены потенциально опасные элементы — их выселяли не «миллионами», конечно, но десятки тысяч литовцев, латышей и эстонцев вынуждены были место жительства сменить. Однако после прихода немцев в Литве, Латвии и Эстонии коллаборационистов оказалось в достатке, потому что скрытые враги Советской власти сидели прямо в органах этой самой власти и многие их честные соотечественники пострадали в 1940–1941 годах не «из-за Сталина», а из-за агентов влияния Запада.

Понятие «агент влияния» стало широко известным в постперестроечные времена, но сами агенты влияния были внедрены в партийно-государственные структуры новой России уже на заре Советской власти. Здесь не место много говорить об этом, приводить конкретные примеры и т. д., но кратко скажу то, что говорил уже не раз: сталинский тезис об обострении классовой борьбы по мере продвижения СССР к коммунизму был абсолютно верен. Менялись формы классовой борьбы, однако не менялась её суть — сохранение власти «элиты», невозможной при мировом социализме.

Когда социализм был лишь теорией, народы надо было разлагать, чтобы социализм не стал реальностью. Когда социализм стал реальностью, народы надо было разлагать, чтобы ликвидировать социализм как строй, как новую форму государственности. Чем Запад в Советском Союзе (а также, естественно, и в странах социалистического лагеря) и занялся всерьёз уже с 40-х годов прошлого века.

В результате после смерти Сталина в СССР всё большую силу стали набирать два совершенно противоположных процесса.

С одной стороны, СССР успешно и впечатляюще развивался по всем направлениям, а генеральной целью страны было построение эффективного человечного социалистического общества на принципах равноправия, дружественности и свободы образованного народа.

В стране бурно росли новые города — весь СССР был одной сплошной стройкой. Жизнь была лестницей в будущее, и эта социалистическая лестница вела Россию всё вверх и вверх. Экономика ежегодно получала новые мощные комбинаты, заводы, фабрики, рудники. Наука — новые могучие исследовательские установки, самобытные научные кадры. Оборона — ракетно-ядерные вооружения.

Расцветали образование и культура — особенно большие успехи имел советский кинематограф 50-60-х и даже 70-х годов. «Разные судьбы», «Максим Перепелица», «Весна на Заречной улице», «Карнавальная ночь», «Гусарская баллада», «Живые и мёртвые», «Летят журавли», «Тишина», «Кавказская пленница», «Берегись автомобиля», «Семнадцать мгновений весны», «В бой идут одни «старики» — эти и многие другие, разноплановые, но одинаково талантливые и согретые человечностью социализма фильмы пользуются популярностью даже в «Россиянин».

Но, с другой стороны, в стране нарастали процессы скрытой деградации. Причём это были сознательно организуемые и поощряемые процессы, а генеральной целью был демонтаж социализма в СССР. В 1958 году некто Александр Уайт очень прозорливо (впрочем, скорее всего он был не только умным, но и осведомлённым человеком) написал некое эссе. Вся точность и глубина его стали очевидными лет через сорок — когда в России уже вовсю развернулась антисоциальная ельцинская вакханалия. Уайт предупреждал, что Запад разворачивает против России самую настоящую войну на уничтожение, но теперь удары планируются не извне, а изнутри.

Так оно, увы, и происходило на деле. Мелкий, но показательный пример… Сегодня всё никак не могут отправить в места отдалённые английского шпиона из российского МИДа Обухова — он всё «косит» под шизофреника. Но ведь и папа у этого Обухова тоже Обухов, и тоже из МИДа РФ, а ранее — из МИДа СССР. И этот папа принимал активное участие в подготовке первых договоров между СССР и США, которые положили начало процессу ослабления ракетно-ядерной мощи России, набравшему сегодня катастрофические (для России) обороты.

Пример родственного «тандема» подвернулся мне под руку случайно, но подобных крупных и мелких примеров наследственного духовного, а то и прямого предательства интересов Родины сегодня можно привести множество! Имя Обуховым — легион!

И вот этот-то легион, выстроенный в многоколонную «пятую колонну», постепенно уводил Россию с пути верх, и мы всё чаще не поднимались по лестнице социализма к новым высотам, а спускались по ней вниз. Хотя она вела нас вверх.

Такие вот дела.

Главное — создать условия для загнивания, а когда гниение началось, оно захватывает все потенциально гнилые участки социального организма. Были агенты влияния, а были просто своекорыстные шкурники, карьеристы, лицемеры. В Компартию шли не за особой ответственностью перед народом и Родиной, а за будущим тёплым местом, за сытно устроенной жизнью. Распевали: «Прежде думай о Родине, а потом — о себе», но уже о Родине не то что думали во вторую очередь, а вообще о ней не думали. И это был ещё не самый худший и страшный вариант — когда к интересам и судьбе Родины были равнодушны. Самым страшным вариантом была прямая измена интересам Родины, прямая работа по её развалу и опусканию вниз вместо подъёма вверх.

7
{"b":"221891","o":1}