ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С. 18. Вилли Рудольф (1855–1920) — немецкий психолог. Автор книги «Кризис психологии» (Krisis der Psychologie. Leipzig, 1899).

С. 21. «A priori». — В философских текстах латинские слова «a priori» (до опыта, независимо от опыта) и «a posteriori» (в результате опыта, в зависимости от опыта) принято писать без кавычек. В «Эмпириомонизме» Богданов пишет эти слова то в кавычках, то без кавычек. Во всех случаях в настоящем издании сохранено богдановское написание.

С. 22. Оствальд Вильгельм Фридрих (1853–1932) — немецкий химик и философ. Работал в Рижском политехникуме и в Лейпцигском университете. Член-корреспондент Петербургской Академии наук (с 1896), лауреат Нобелевской премии по химии (1909). Основатель энергетизма — философского учения, рассматривающего энергию как субстанциальную и динамическую первооснову мира. Согласно Оствальду, «все явления природы могут быть подчинены понятию энергии». Соч.: Энергия и ее превращения (1888); Лекции по натурфилософии (1901; рус. пер.: Натурфилософия. М, 1902); Энергетические основы наук о культуре (1909); Философия ценностей (1913).

С. 24. Конгрегальный (от лат. congregatio — соединение) — термин Р. Авенариуса; означает «социальный».

С. 36. И там (в коммунистическом мире. — B.C.) будут, конечно, противоречия в опыте и в познании; но это не будут безысходные противоречия окаменелых фетишей мысли, не допускающих никакой инстанции над собою, а временные разногласия творческого мышления людей… — Если исходить из современного значения слова «инстанция» (от лат. instantia — непосредственная близость; ступень, звено в системе подчиненных друг другу государственных органов, учреждений), то это богдановское утверждение понять сложно. Видимо, Богданов в данном случае использует русскоязычную кальку английского слова instance или близкого по звучанию и значению немецкого слова Instanz, основными значениями которых являются пример, образец, судебная инстанция. В таком случае временные разногласия творческого мышления людей — в отличие от окаменелых фетишей — допускают любые инстанции, т. е. любые обсуждения и изменения, и мысль Богданова становится понятной.

Фетиш (фр. fetiche от португ. fetico — амулет, идол, магическая вещь, талисман) — неодушевленный предмет, который наделяется людьми сверхъестественной силой и поэтому должен быть объектом религиозного поклонения. От слова «фетиш» образовано наименование религиозного воззрения — фетишизм, согласно которому различного рода вещам (предметам природы или продуктам человеческой деятельности) приписываются свойства, часто сакральные (т. е. священные, связанные с религиозными верованиями), которыми они в действительности не обладают. Фетишизм возник на ранних стадиях развития человеческого общества и на протяжении истории имел много различных форм. Он представлял собой одну из первых архаичных форм религии, будучи производным от анимизма. В современном религиоведении фетишизм считается одним из структурных компонентов любой мифологии и религии. Особые формы фетишизма широко распространены в социально-производственной деятельности и в процессе познания. Маркс в «Капитале» исследовал так называемый товарный фетишизм капиталистического общества — превратное представление о производственных общественных отношениях между людьми как об отношениях между вещами. Богданов в «Эмпириомонизме» и некоторых других работах подверг анализу фетишизм, широко используемый в процессе человеческого познания. Он, в частности, отмечал: «В идолах и фетишах познания выражается слабость общества в борьбе с природой, недостаток производительных сил, власть природы над человеком. Отсюда — коренной антагонизм науки и фетишизма, прогрессивное вытеснение идолов научным мышлением» (Богданов А. А. Страна идолов и философия марксизма // Очерки по философии марксизма. СПб., 1908. С. 215; см. также: Богданов А. А. Философия современного естествоиспытателя // Очерки философии коллективизма. Сборник первый. СПб., 1909; Богданов А. А. Падение великого фетишизма. Вера и наука. М., 1910).

С. 37. Феномен (от греч. phainomenon — являющееся) — нечто необычное, исключительное. В философии феномен означает явление, данное нам в опыте, постигаемое в чувственном познании, в противоположность ноумену, который находится за пределами опыта, является объектом интеллектуального созерцания, постигается разумом и составляет основу, сущность феномена. Богданов использует термин «прибавочный феномен» в смысле эпифеномена (см. примеч. к с. 38).

С. 38. Эпифеномен (от греч. epi — на, над, сверх, при, после и phainomenon — являющееся) — побочное явление, сопутствующее другим явлениям (феноменам), но не оказывающее на них никакого влияния. В философии эпифеномен — явление, рассматриваемое как пассивное и потому не играющее в познании существенной роли и лишь сопутствующее некоторым физиологическим процессам и отражающее материальное (или идеальное) содержание мира.

С. 40. …косвенным путем — посредством высказываний. — Термин «высказывание» используется Богдановым в «Эмпириомонизме» и в некоторых других его работах в специфическом смысле. Под высказываниями он понимает любые формы (речевые, проявляющиеся в действиях, поступках и т. п.) выражения живым существом имеющихся у него психических состояний (например, «прямые высказывания аффекционального характера в выражении лица лунатика», «амеба быстро останавливает свое движение, когда она наталкивается на „вредное“ влияние, понижающее энергию клетки», и т. п. (с. 143) — и в том, и другом случае живое существо высказывает нечто об имеющемся в данный момент его непосредственном психическом опыте).

С. 41. Иннервация (от лат. in — в, внутри и nervus — нерв) — связь органов и тканей с центральной нервной системой при помощи нервов.

«Жизнеразность» — термин, введенный Р. Авенариусом для обозначения неполного совпадения «питания организма» и его «работы» с частичным или общим для системы перевесом ассимиляции над затратами энергии или наоборот. В «Эмпириомонизме» Богданов широко использует это понятие и дает ему свою интерпретацию. Жизнеразность, по Богданову, — это энергетическая величина жизненных процессов. Она обладает определенной характеристикой, которая соответствует типу и комбинации «непосредственно переживаемого». Непрерывная положительная жизнеразность — это процесс усвоения; непрерывная отрицательная жизнеразность — это процесс затраты энергии. Жизненное равновесие представляет собой случай интерференции жизнеразностей — взаимного уничтожения противоположных жизнеразностей. Поэтому жизненное равновесие соответствует «нулевым переживаниям», отсутствию непосредственных переживаний. Отсюда следует важный вывод: перерывы переживаний соответствуют полной интерференции противоположных жизнеразностей.

С. 87. Интерференция жизнеразностей — согласно Богданову, взаимное уничтожение равных, но взаимно противоположных по знаку жизнеразностей. Богданов отмечает, что в физике понятие интерференции употребляется в более широком смысле — как взаимодействие различных физических процессов (интерференция света, интерференция волн и т. п.), которые не обязательно сводятся к взаимному уничтожению противоположных физических процессов. В эмпириомонизме Богданов использует это понятие только в первом смысле, в соответствии с которым перерывы переживаний соответствуют полной интерференции противоположных жизнеразностей, то есть жизненному равновесию. Важное значение в эмпириомонизме Богданова имеет утверждение о том, что интерференция жизнеразностей соответствует интерференции непосредственных переживаний.

С. 98. Подстановка — одно из важнейших понятий эмпириомонизма. По Богданову, подстановка — замещение или представление одних явлений, например физических, другими — психическими (или наоборот) является «„конститутивным признаком“ познания как борьбы за истину» (с. 113). Подстановка рассматривается им как один из основных методов научного познания, в его терминологии — как определенный организационный прием, который используется людьми для приведения в стройную связь и порядок материала своего жизненного опыта, своего знания. Проблемы подстановки, которую Богданов трактует как «универсальную подстановку», подробно анализируются во второй и третьей книгах «Эмпириомонизма». Учитывая развитие философии науки в XX в., богдановское понятие подстановки можно трактовать как одну из первых попыток введения в философию понятия «модель» и разработки метода моделирования.

128
{"b":"221897","o":1}