ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Первое возражение устраняется легко. Представляя собой определенную координацию психофизиологических комплексов, принадлежащих к отдельным организмам, форма «общественная» всецело разлагается на такие комплексы, не заключает в себе ничего, что не входило бы в то же время в их состав; поэтому она энергетически однородна с ними. А к ним несомненно применимы понятия возрастания и уменьшения энергии — к их «физиологической» стороне потому, что она вся слагается из физических и химических процессов, к «психологической» — потому, что она тожественна с «физиологическою» стороною с точки зрения энергетики, отличаясь только способом восприятия. На практике в целой массе случаев не удается пространственно обособить, в смысле анатомии и гистологии, даже физиологические комплексы вполне определенного жизненного значения; пример — затруднения и неудачи теории локализации нервных центров. Это, однако, не приводит современного исследователя к отрицанию применимости энергетических понятий в какой бы то ни было области физиологии. Очевидно, то же самое должно относиться и к социальным комплексам.

Несколько сложнее вопрос о связи положительного общественного подбора с повышением суммы энергии, представляемой той или иной общественной формою, отрицательного — с понижением. Но здесь легко применить аргументацию, вполне однородную с той, которая была нами применена по вопросу о положительной и отрицательной жизнеразности[151].

Всякий жизненный комплекс, какова бы ни была его специфическая «форма», представляет собой подвижное равновесие — приблизительное, разумеется, — двух противоположных энергетических процессов — ассимиляции энергии из окружающей среды и дезассимиляции — «усвоения» и «траты». Ассимиляция есть переход энергии внешней среды в те виды и комбинации, которые свойственны данной жизненной форме; ассимиляция выражает собою власть жизни над мертвою природой, победу организованности над неорганизованностью. Дезассимиляция — переход энергии жизненного комплекса в низшие формы и комбинации, свойственные неорганизованной среде, — есть цена, которою покупается эта власть и эта победа: жизнь преодолевает сопротивления внешней среды, и на это идет затрата энергии. Если сумма энергии, воплощенная в жизненной форме, возрастает, то возрастает и возможность затрат энергии, возможность преодолевать сопротивления внешней среды — возрастает «жизнеспособность». Это относится к каждому из элементов, составляющих «социальную форму», а следовательно, относится и к социальной форме как целому. Напротив, понижение энергии означает большую слабость по отношению к сопротивлениям внешней среды — уменьшение «жизнеспособности».

Остается напомнить, что при этом дело идет лишь о непосредственном повышении и понижении жизнеспособности, о мере жизнеспособности для данного момента. Всякое возрастание и уменьшение энергии жизненного комплекса необходимо изменяет его сложившееся равновесие, соотношение его частей между собою и с внешней средой. Это изменение может иметь в дальнейшем совершенно новые результаты, несходные с начальной фазой изменения: временное возрастание энергии может быть связано с таким невыгодным преобразованием внутренних отношений формы, которое впоследствии приведет к еще гораздо большему понижению ее энергии, а то и к гибели; временное уменьшение энергии может косвенно иметь противоположные последствия. Как раз социальная жизнь дает самые яркие примеры таких «колебаний подбора». Быстрый рост производительных сил капиталистического общества есть, несомненно, увеличение энергии социального целого; но дисгармоничный характер этого процесса приводит к тому, что он завершается «кризисом», громадной растратой производительных сил, резким уменьшением энергии: «положительный подбор» сменяется «отрицательным». В ходе кризиса, наоборот, путем гибели многих более слабых или непропорционально развившихся элементов социальной системы устанавливаются более здоровые соотношения ее частей и создается возможность ее нового развития, еще более значительного роста энергии, чем прежде: «отрицательный подбор» сменяется «положительным». Кровавые, мучительные революции, несчастные войны и т. д. в этом смысле очень часто оказываются вполне аналогичны кризисам производства.

Все это нисколько не меняет, во-первых, непосредственного жизненного значения энергетических плюсов и минусов для социального комплекса, во-вторых, конечного и общего их значения (если иметь в виду большое число случаев подбора). Непосредственное энергетическое значение процессов подбора важно для анализа социального развития в том же самом смысле, в каком бесконечно малые разности для математического анализа вообще: чтобы понять процесс в целом, надо проследить его течение в его элементах. Конечное же и общее (суммарное) значение процессов подбора за известный период соответствует их энергетическому интегралу: перевес непосредственных элементарных плюсов над минусами даст и в окончательной сумме, в жизненном интеграле, также плюс, перевес элементарных минусов — также минус[152].

Таково основное соотношение социального подбора с энергетикой.

V

Противоположности энергетического значения положительного и отрицательного подбора социальных форм соответствует коренное различие порождаемых тем и другим тенденций развития. Это различие в высшей степени аналогично тому, какое наблюдается в области психического подбора. Однако большая сложность и широта социальных явлений придает обеим тенденциям социального подбора также вполне своеобразные черты.

Социальный процесс в своем громадном богатстве содержания всегда заключает массу пережитков прошлого и зародышей будущего. Когда уже исчезли в социальной среде те условия, которые вызвали к жизни ту или иную форму, она еще продолжает сохраняться, иногда очень долго, в силу своей «системной» связи с целым рядом других, еще не отживших приспособлений. Когда создалась новая комбинация условий социальной среды, требующая нового социального приспособления, оно создается далеко не сразу, иногда очень нескоро, в силу внутренних сопротивлений социального процесса. В результате фактов того и другого рода степень гармоничности и стройности социального целого, степень его органического единства может оказываться очень и очень различной.

Здесь-то именно и обнаруживается основное различие тенденций положительного и отрицательного социального подбора.

Пусть перед нами обширный социальный комплекс, заключающий в себе множество разнообразных социальных приспособлений, частью вполне развившихся, частью переживших себя, частью недоразвитых; это может быть, например, целое общество или целый класс общества, или целая идеологическая область жизни определенного класса и т. п. Пусть комплекс этот находится в фазе «положительного подбора», т. е. общего возрастания суммы энергии. Конечно, возрастание это обыкновенно является результатом высокой приспособленности только некоторых частей комплекса; но благодаря его жизненному единству, благодаря системной связи его частей, это повышение энергии распространяется до известной степени и на остальные части, так сказать, «распределяется» в комплексе как жизненном целом. Лишь постольку, поскольку в социальном комплексе происходит такое энергетическое «распределение», он и представляет собой одно целое с точки зрения положительного подбора, постольку он и образует «общее поле» для той своеобразной тенденции положительного подбора, которую нам надо найти.

Мы и начнем с выяснения этого «поскольку — постольку», которое преградило путь нашему анализу.

Социальные комплексы могут быть очень различного вида и состава, но обычной общей чертою их является отсутствие пространственной непрерывности. Носителем социальной жизни выступает человеческий организм; и элементы одной и той же социальной формы обыкновенно входят в состав различных человеческих особей как их психофизиологические приспособления или прямо совпадают с этими особями. Социальный комплекс — будет ли это «техническое приспособление», или «норма», или «идея», или «класс», или «группа» — пространственно разбросан и разъединен при всем своем жизненном единстве[153].

вернуться

151

См.: Эмпириомонизм. Кн. I, статья «Жизнь и психика» (наст. изд., с. 59–66. — Ред.).

вернуться

152

Я должен заметить, что применение терминов математического анализа здесь отнюдь не простая «аналогия». Законы математического анализа применимы всюду, где есть «величины»; и если жизненные процессы измерять в громадном большинстве случаев очень трудно, это еще не значит, чтобы за ними можно было принципиально отрицать характер изменяющихся величин.

вернуться

153

Чтобы быть точным, я отмечу, что это не есть всеобщая и необходимая черта социальных комплексов. Человеческая личность, взятая со стороны ее социального генезиса и ее исторической роли, есть также социальная форма, а здесь пространственная непрерывность имеется налицо. Точно таким же образом мы можем рассматривать как «социальный комплекс» и известную часть психофизиологической личности, часть, являющуюся элементом более широкого социального комплекса, например систему идеологических элементов отдельной психики, входящую в состав «идеологии» группы или класса. Человек есть существо социальное в гораздо большей мере, чем обыкновенно думают и замечают.

86
{"b":"221897","o":1}