ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Поучение 3. О разлучении души от тела, и о том, что слезное умилостивление будет тогда великою помощию

Чада мои и братия мои честнейшие! Опять я отверзаю уста свои, и предлагаю вам слово наставления, которое мне недостойному вручено. Вы же совершенны и преисполнены благодати и не требуете многих слов, потому что сами от себя можете назидаться, и имеете средства научаться сами собою; ибо в вас раскрылся разум Божий, в мыслях ваших воссияло и облистало просвещение страха его от Божественного чтения, Евангельского учения и духовных наставлений. А я еще недостоин причисляться к таковым, потому что помрачился от дел и слов; впрочем по усердию не отстаю от вас; встаю и хожу вслед вас, показывая вам пути ровные, т. е., добродетели, и стремнины, ведущие к погибели, т. е., зло страстей. Слыша это, не тяготитесь, и не ленитесь служить Богу, не смотрите на настоящую трудность, чтобы не лишиться вам будущего наслаждения; но все великодушно переносите; и дела и слова, снисходя друг другу по любви Божией; и помогая один другому в трудных делах. Если вы: и сто лет проведете в подвигах, это не сравнится и с одним часом, по отношению к бесконечному множеству веков того бессмертного века: в этом блаженство и великое приобретение. Потерпи немного, как бы во сне, чтобы тебе насладиться бесконечною жизнью. В подвиге воздержания не будем снисходительны к нашему телу, которое ест враг наш, потому что угождение ему препятствует духовной жизни. Еще немного и мы отойдем из этой жизни; это показывают нам каждодневные примеры, так как братие один по одному сходят во гроб. Позавчера десятеро вместе скончались, утонули в воде; а недавно перед тем умерли двое в один день; и осталось нам одно только воспоминание об них и любовь их, а самих уж нет. А мы, братие, разве останемся здесь? Никоим образом.

Горе, горе, братие! Как страшно таинство смерти! Как поэтому должны мы быть всегда внимательны к себе, чисты и рассудительны, помышляя о том, что сегодня же можем мы умереть, и как будет разлучаться душа с телом; придут Ангелы Божии, не говорю, что предстанут и бесы, потому что и эти приходят к тем, которые увлекаются страстями. Когда увидите их страшные образы, и услышите: «иди, душа, выходи!» подумайте каково будет тогда страдание, и как болезненно будет разлучение. Тогда добрые дела и чистая совесть бывают великою помощию, утешением и радостию для людей, разлучающихся с телом. В то время послушание имеет великое дерзновение, и смиренномудрие – многое утешение; слезы подают помощь, добрые дела прогоняют бесов, а терпение споспешествует всякому делу; и противники возвратятся ни с чем, а души пойдут вместе с Ангелами в великой радости к Спасителю. Напротив великий страх тогда обымет душу, которая привыкла к страстям и явится побежденною грехом, потому что бесы берут тогда над нею верх, и низводят с собою эту окаянную душу в преисподнюю ада, во тьму и тартар мучения. И с чем тогда останется оная душа? Поэтому здесь еще очистим себя братия мои честнейшие; прольем кровь нашу в подвигах и пусть ничто не разлучает нас от заповедей Божиих, ни труд, ни болезнь, ни пища и питие, ни отрада, ни жизнь в довольстве. Если нужно будет и умирать на всякий день, претерпим это с радостию, и поживем, оставив всякое житейское попечение. И не будем бояться ничего иного, кроме одного Страшного Бога, ни человека, ни зверя, ни огня, ни моря, и ничего другого, что кажется страшным; потому что человек, созданный по образу Божию, есть владыка над всем.

Нам должно опять возвратиться в то место, откуда мы изгнаны, и быть равноангельными. Добрую надежду имею я за вас, но не за себя, смотря на свою нерадивую жизнь, недостоинство предстоятельства и страстное состояние своей души; однако говорю, учу, воздвигаю и побуждаю вас, иду с вами, помогаю вам, и показываю свою ничтожную силу, какая у меня есть. Сколько могу, возвещаю вам радость и то наслаждение будущими благами, которое ожидает вас, если только будете терпеливы, мужественны, стойки, и если совершенно отсечете волю вашу; ибо при таком устроении вы и живя, не живете, вкушая не ядите; и пребывая в мире, не в мире находитесь. Я недостойный, молюсь, чтобы таким образом вы сберегали себя, молитвами святого отца моего. Помогите и вы мне усердно своею молитвою. Умоляю вас, будьте Божиими избранными, искуснейшими учениками, и непреложными послушниками, жительствуя подобно прежним нашим Святым Отцам, чтобы ликовать вам с Досифеем, прославляться с Акакием, веселиться с Захариею, и кратко сказать со всеми теми, путем которых ходите, и жизнию которых живете. Ибо я верю, что они примут вас в свои обители, как сограждан и единонравных, о Христе Иисусе Господе нашем. Ему слава и держава со Отцем и св. Духом, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Поучение 4. О любви во Христе, и о том, чтобы быть тщательными во всех псалмопениях и службах церковных

Вожделеннейшие мои чада, и братия возлюбленные! Поелику я смиренный и ничтожный, недостойный быть вашим отцем, стараюсь, сколько могу, говорить вам о Боголюбезном спасении душ ваших, то и вы отверзите слух ваш, и послушайте учения Господнего; послушайте слов моих, чтобы мне не напрасно говорить вам, и не бросать семя, как на бесплодную землю; иначе и мы ничего не пожнем, и вы останетесь бесплодными, как земля недобрая, но произрастающая терноносные страсти. Все вы должны быть внимательны, и испытывать себя всегда, каждый час, а особенно в день поучения,[5] потому что теперь время или нашего спасения, если захочем, или погибели; дни тщательности, жизнь плодоносная; путь ровный; потечем, постараемся благоугодить во всем Господу, потому что жизнь и смерть в нас самих.

Будем всегда помогать один другому в порученных нам послушаниях. Спасение и мука в делах рук ваших, в благом вашем жительстве, в чистой любви друг к другу; потому что где любовь, там и союз мира, и всякое зло прогоняется; а где нет любви, там ненависть, диавол, злословие и прочие страсти.

Будем соблюдать правила и постановления (монашеские), и заповеди Спасовы; будем жить по духовному закону, а не вне правил по своей воле есть и пить, проводит жизнь в грехах и беззаконно. Поэтому приидите сюда все, и будьте все, как одна душа, одно сердце и одна воля, и да будет у нас во всем благочиние.

Итак, дайте мне ответ: как вы живете? как пребываете? как повинуетесь? По воле ли Господней, не желая ничего делать по страсти, и повинуясь так как бы вы исполняли повеления Самого Бога? Если же не так, то по истине горе нам, за ничтожное наслаждение приготовляющим себе погибель. Теперь время бодрствования, время подвигов и понуждения, – понуждения до пролития крови, как на самом деле показал это один из преподобных отцев, который выплюнул на землю слюну свою окровавленною.[6] Итак, потребно нам понуждение, потому что нудящихся ест царствие небесное.

Итак понуждайте себя к службам (церковным), и как? Лишь только ударит било, все вы вместе, как стадо, спешите, будто позванные Ангелом, беседовать с Богом, служить Ему песнопением и воспринять дарования, нетленные и временные, но Божественные и вечные, которые оживотворяют души. Пришедши же, взывайте пением, единогласно трубя славословие Господу Богу. Во время кафизм и чтений бодрствуйте все. Псалмопениями и песнями просвещайтесь в духовной радости; и таким образом будем петь с усердием, посрамляя диавола; в противном же случае, очевидно мы радуем его. При этом будем внимательны к молитвам, дабы чисто молясь Чистому Богу, более нам просвещаться, а не омрачаться.

По окончании службы будем выходить безмолвно; и один пусть займется чтением,[7] чтобы празднословием не погубить прибыток, собранный от псалмопения, и к прочему прибытку пусть присовокупит и чтение. Другой, если хочет, пусть немного отдохнет на ложе своем; только и там пусть оградит себя крестным знамением, и возляжет чинно, поучаясь в псалме, чтобы не подвергнуться искушению от лукавого; ибо бесы имеют обычай, после службы смущать наши души. Так как мы ратовали против них молитвою во время службы, то они хотят злобно расточить то, что мы собрали доброго; для того помрачают наш ум, борют тело, изнемогшее уже от псалмопения, наносят нечистые помышления, и производят сосложения,[8] а многократно и истечения. Лучше же поступает тот, который воздерживается (от сна), поучается в псалме, или читает Божественные писания, и не ложится тотчас на постель свою, разве уже одолеет его сон; ибо он не подвергается искушению. А после сего все усердные неповинны, если и отдохнут, но только весьма мало; потому что какая необходимость, чтобы погибала мзда и чтобы зазирала нас наша совесть? После молитвы поспешим на рукоделие наше, и будем молиться; чтобы вес день провести в добрых делах; пусть каждый пойдет с своему делу; а если потребует надобность, то и все вместе; и там занимайтесь делом при пении псалмов, с молитвою, и благими размышлениями: будет ли то полезная работа, или возделывание винограда, или приготовление пищи, или другое какое-либо послушание, будем совершать оные в определенные часы с хранением совести и с пением псалмов. Беседа же ваша, как многократно я вам замечал, если касается предметов телесных, должна быть прилична; а если духовных, то должна состоять в рассуждении о церковной службе и о другом каком либо исправлении. Ревнуйте дарованиям один другого; ибо каждый имеет что-либо; а чего у него не достает, то приобретает чрез брата своего. Итак, каждый пуст будет, как добрая трудолюбивая пчела, собирающая мед с цветов.

вернуться

5

Преподобный Феодор три раза в неделю говорил братии поучения с кафедры церковной.

вернуться

6

Достопамят. Сказания о подв, св. и блаж. Отцев. Москва. 1846 г., стр. 49.

вернуться

7

По греч. μάθημα, в слав. учение. Кроме чтения книг разумеется здесь заучивание псалмов и под.

вернуться

8

Принятие и сердечное услаждение, тем что представляют помыслы.

3
{"b":"221905","o":1}