ЛитМир - Электронная Библиотека

Тогда в глубинах его сознания все громче заговорил другой голос, заглушающий все рациональные объяснения: а что, если это правда? Странные одежды, в которые были одеты люди в его снах, если и носили на земле, то очень давно. Само помещение, мебель, окна – никогда наяву Николай не видел ничего подобного. Освещение было непривычное, вроде солнечного света, но с каким-то странным розоватым оттенком. Нет, тут впору свихнуться. Наверняка этому всему есть логическое объяснение. Что там говорил Федор? Спросить про зеленый кристалл? Что ж, можно. Если это неправда, то будут расставлены все точки над «и».

Посидев еще некоторое время, он затушил бычок, завел мотор и поехал домой. Но в пути снова и снова возвращался к мысли: «А что, если это правда?»

Глава 4

Николай подъехал к дому с твердым намерением навестить родителей на даче и выяснить все относительно его усыновления. Когда он вошел в квартиру, то понял, что ехать не придется. В коридоре были свалены сумки, с которыми родители ездили на дачу, в воздухе витали аппетитные запахи готовящегося ужина, а в кресле в холле вальяжно расположился мамин любимчик, персидский кот Феликс.

Рита, улыбаясь, вышла с кухни.

– Здравствуй, дорогой! – Она подошла к Коле и чмокнула его в щеку. – Раздевайся, умывайся – и давай за стол, ужин почти готов!

– Привет, мам. А где папа? – спросил Николай, снимая куртку.

– Разговаривает по телефону в спальне.

– Не ожидал, что вы сегодня приедете.

– А ты что, не рад? – лукаво улыбнулась Рита. – Папе нужно уладить кое-какие дела на работе. Да и соскучились мы по тебе. Ты же нас так и не навестил.

– Да, но я как раз собирался, – виновато улыбнулся Коля.

– Врунишка!

– Честно-честно. Я тоже соскучился! – Он поцеловал мать и пошел в ванную.

Через некоторое время вся семья собралась за столом.

– Как у тебя дела в институте? – спросил Игорь.

– Все хорошо, – ответил Коля, накладывая салат себе в тарелку.

– А когда экзамены?

– Через две недели.

– Кстати, тебе звонила Вера, – встряла в разговор Рита. – Очень милая девушка. Просила тебя перезвонить. Она с тобой вместе учится?

– Ну что ты, мам. В своем огороде пастись неинтересно.

– По-моему, твой друг Виктор твоих убеждений не разделяет, – заметил Игорь.

– И должен благодарить Колю за это. Если бы ты, сынок, захотел, любая девушка была бы твоей.

– Ну мам!

– А что? Ты у нас просто красавчик. В кого только такой уродился! То есть я хотела сказать… – поправилась Рита, сообразив, что эта простая фраза несет в себе не тот смысл, который она подразумевала.

Николай нахмурился. Все это время он размышлял, стоит ли заводить разговор на волнующую тему или забыть обо всех сомнениях, о словах этого сумасшедшего Федора Ивановича. А теперь сложившаяся ситуация сама подталкивала его задать интересующий его вопрос. Слова сами сорвались с губ:

– Я все хотел спросить вас, э-э, каким образом вы меня усыновили?

Игорь и Рита переглянулись.

– Мы ведь тебе рассказывали, – помявшись, ответил Игорь. – Поехали в приют и взяли тебя.

– Ты извини, я вовсе не хотела напоминать тебе, – смутилась женщина. – Мы всегда были достаточно откровенны с тобой.

– Дело не в этом. Я просто хочу знать правду. – Синие глаза Николая впились в отца.

– Сынок, что за чепуху ты несешь? Какую правду?

– О том, что произошло в поселке Дружное в ночь, когда вы меня нашли.

По тому, как побледнела мать, как дрогнуло лицо отца, Коля понял, что они действительно от него что-то скрывали. Ему не хотелось расспрашивать их о том, что явно причиняло им боль, но он не мог иначе, он должен был узнать, что произошло тогда, пятнадцать лет назад.

– Откуда… – хриплым голосом начал Игорь, – кто тебе сказал об этом?

– Неважно. – Николай старался говорить спокойно. – Один человек рассказал мне довольно фантастические вещи. О том, что вы нашли меня при странных обстоятельствах, таких, которые заставили вас поскорее продать тот участок и уехать подальше.

Его сердце сжалось, когда он увидел, как посерело лицо отца и как слезы наполнили глаза матери.

– Хорошо, сын. Мы расскажем тебе всю правду, хотя это выходит за рамки нашего понимания, – подавленно сказал Игорь.

– Нет! – вскрикнула Рита, вилка со звоном ударилась о тарелку. – Коленька, пойми, тебе не надо это слушать. Тебе ведь хорошо с нами, зачем тебе знать, откуда ты появился?

– Рита, успокойся, он все равно должен был это узнать рано или поздно. – Голос отца дрожал.

– Ты не понимаешь! – запричитала она, цепляясь за сына и умоляюще заглядывая ему в глаза. – Это может быть опасно! Тот ужасный человек в черном! Он бы убил тебя тогда, и кто знает, может быть, ты ему нужен и сейчас. – Она была на грани истерики, ее лицо покрылось багровыми пятнами.

– Какой человек? – прошептал Коля. – В черном плаще? Он в самом деле существует? Что вы о нем знаете? – уже крикнув, закончил он, схватив мать за плечи.

– Так, успокоились все! – рявкнул Игорь. – Рита, если ты будешь продолжать в таком духе, мы накачаем тебя снотворным и отправим спать. Если хочешь присутствовать при разговоре, прекрати истерику!

Она всхлипнула, отпустила руку Николая, встала из-за стола и вышла в соседнюю комнату. Вернулась через минуту, неся в руках бутылку коньяка. Молча налила себе бокал, осушила его и села на свое место. Немного расслабившись, она облокотилась на спинку стула и посмотрела на мужа.

– Так-то лучше, – заявил тот. – Что ж, Николай, я не думал, что этот момент наступит так скоро, но раз уж ты хочешь знать все…

Вначале Игорь пытался говорить спокойно, но, по мере того как он погружался в воспоминания той ночи, голос его все больше дрожал, а когда он подошел к кульминации рассказа, к той вспышке света, которая и перенесла маленького Колю в этот мир, он совсем осип.

– Мне нечего больше тебе сказать, – откашлявшись, закончил отец. – Что бы ты ни решил, знай, что мы с матерью будем уважать твое мнение.

Коля молчал. Он чувствовал, что весь окружающий привычный мир летит в пропасть. Он так надеялся, что его родители рассмеются, успокоят его, скажут, что в жизни большей ерунды не слышали. Но вот так взять и признать существование если и не множества, то уж точно еще одного параллельного мира и фантастическое появление его самого на этой земле, а что самое страшное, подтвердить реальность этого незнакомца в черном плаще, который, возможно, убил родных ему людей! В этот момент он понял, что у него уже не осталось выбора. Он почувствовал себя шариком в крутящейся рулетке жизни: он попал в ячейку и уже не мог оттуда выбраться. Его судьба определилась, а он не знал, на красное он попал или на черное, выиграл или проиграл. Знал только, что не сможет жить дальше, не узнав того мира, который был его родиной, не узнав судьбы своей семьи. Обратившись к отцу, он произнес:

– Тогда на мне был медальон с зеленым кристаллом. Где он?

Игорь смутился:

– Мы закопали его на старом участке, в Дружном. В том самом месте, между двумя соснами, где открылось «окно».

– Я должен найти его. Кто купил ту дачу?

– Никто, – подала голос Рита. – Мы пытались продать ее, но все как будто чувствовали, что здесь что-то не то. Мы сказали всем, что продали ее, чтобы не было никаких вопросов, почему мы туда не ездим.

– Где ключи от нее?

– Может, не надо? – робко попросила Рита.

– Надо, – твердо сказал Николай. – Я должен поехать туда.

Игорь поднялся и вышел с кухни. Вернулся он, неся в руке связку ключей.

– Вот держи. Если вздумаешь отправиться в свой мир, – он запнулся, – знай, что мы тебя любим и будем ждать всегда.

– Я вас тоже люблю, и, что бы ни случилось, вы всегда останетесь моими настоящими мамой и папой. – Коля встал, обнял отца и поцеловал мать.

– Ты ведь не собираешься ехать прямо сейчас? Уже довольно поздно, – заволновалась Рита.

– Если я не уеду сейчас, то, возможно, никогда не решусь, – пробормотал Коля. – К тому же сейчас только восемь вечера, через час я уже буду там. Это ведь совсем недалеко от Москвы.

6
{"b":"221912","o":1}