ЛитМир - Электронная Библиотека

А возможно, она умерла… — прошептала женщина с косичками. — Возможно, возможно, возможно! Мы совершенно ничего не знаем, только переливаем из пустого в порожнее. А туман тем временем высасывает из нашего народа остатки жизненных сил!

Халон набрал в грудь побольше воздуха и уже приготовился было ответить, но между ним и женщиной с косичками встала Корнелия.

— Мы поможем вам найти Вечное Дитя, — произнесла чародейка. — Для этого мы и прибыли.

— Думаете, мы сами ее не искали? — прошипела Исмера. — В Найдорне не осталось ни одного уголка, куда бы мы не заглянули.

Ирма расправила плечи и кивнула.

— Девочки, кажется, пора показать им, кто мы на самом деле.

Она не оглядываясь вышла из зала, миновала стражу и снова оказалась на площади. Остальные чародейки последовали за ней. Стоило ей остановиться, как остановились и они — на некотором расстоянии, окутанные туманом.

— Так, Вилл, готовь Сердце Кондракара, — скомандовала Ирма и увидела, что та уже держит волшебный талисман в руке.

— Я сделаю все, на что способна, — ответила чародейка, отвечавшая за чистую энергию, и подняла Сердце повыше.

Ирма обратила внимание на то, что голос Вилл прозвучал не слишком выразительно, но уже через секунду ей стало не до того: у нее появились заботы посерьезнее. Сердце в руках Вилл засветилось, и Ирма почувствовала, как нарастает ее внутренняя сила.

В словах не было нужды, девочки и без них действовали четко и слаженно. Тарани принялась нагревать землю, чтобы заставить туман испариться. Хай Лин призвала на помощь ветер, а Ирма обратилась к капелькам воды, велев им подняться в воздух и унестись вместе с ветром.

— А я просто буду сидеть и любоваться, — заявила Корнелия и присела на низкую ограду. — Энергия Земли тут не понадобится. Думаю, вы и без меня отлично справитесь.

И она оказалась права. Туман уже начал испаряться — совместных усилий чародеек оказалось достаточно, чтобы побороть его странное сопротивление. Прошло немного времени, и Ирму чуть не ослепило сияние низкого послеполуденного солнца, показавшегося в небе. Фарис, Исмера, Халон и все остальные стояли перед зданием Собрания и наблюдали за девочками. Фарис говорил чистую правду: Собрание заседало в роскошном дворце, украшенном орнаментом из золота, перламутра и черного мрамора, сверкавших на солнце. С площади чародейкам был отлично виден ослепительно красивый город с тонкими башенками и изумрудно-зелеными крышами. Ирма даже сумела разглядеть дорогу, по которой они пришли, а также поля и сады в отдалении. Ближе к горизонту все еще висел туман, но Ирма применила еще немного волшебства, и тот отступил.

Народ Ясины возликовал. Ирму вдруг окружила толпа людей в красных одеяниях — все со слезами радости на глазах похлопывали ее по плечу, пожимали ей руку и обнимали. Она увидела, что остальные подруги тоже оказались в толпе радостных горожан. Фарис и Халон держались поодаль, но радовались не меньше, чем их сограждане. Несколько крепких мужчин из числа членов Собрания подхватили чародеек и подняли высоко над толпой.

— Можно подумать, что мы выиграли футбольный матч! — улыбнулась Тарани.

Ирма помахала собравшимся, а те захлопали в ладоши и громко завопили от переполнявшего их счастья.

«Простите, что отрываю вас, дорогие мои суперзвезды, но посмотрите-ка сюда», — прозвенел в голове у Ирмы голос Корнелии.

Вилл и остальные чародейки тоже услышали ее и дружно повернули головы. Чародейка стояла немного в стороне, возле небольшой круглой каменной постройки в самом центре площади. Ирма сообразила, что это, должно быть, колодец. Так вот, из этого колодца поднимался столб плотного серого тумана, расползавшегося во все стороны. Тарани отрешенно смотрела в окно. Даже несмотря на наступившие сумерки, она могла различить окутавший город туман. Серая вода в колодце бурлила все сильнее и сильнее. За день девочки осмотрели немало колодцев, и везде одно и то же. Напрасно они колдовали, разгоняя туман на площади перед Залом Собрания. Только впустую потратили силы — этот туман так легко не остановить.

Тарани вздохнула и отвернулась от окна. Чародейки находились в просторной и уютной кухне в доме у Халона. Корнелия, Вилл и Ирма накрывали на стол, а Хай Лин тем временем помогала Фарису резать лук и другие овощи, которых Тарани никогда раньше не видела.

— Хорошо, что ты вовремя увел нас из Зала Собрания, Халон, — заметила Ирма, расставляя на столе тарелки, — а то у меня уже голова начала пухнуть от всех этих вопросов и споров.

Халон передал ей искусно украшенный серебряный кувшин с водой.

— Отлично тебя понимаю, — кивнул он. — Это длится уже несколько месяцев.

— Самое худшее — что в этом тумане я снова стала слышать крики о помощи, — произнесла Хай Лин. — И голос этот кажется таким несчастным…

Она утерла слезы и продолжила резать лук. Рядом с ней, на площадке перед очагом, стоял Фарис и помешивал булькающее в котелке рагу. Пахло оно божественно, и Тарани вдруг осознала, насколько проголодалась.

— Какой симпатичный дом! — сказала Корнелия, обводя взглядом сводчатый потолок и резную мебель. — Ты тут один живешь?

— Один. На мне наш род заканчивается. — Халон рассеянно разгладил скатерть и поглядел на Фариса. — В последний раз мы виделись три года назад, на похоронах моего отца, так ведь?

Фарис кивнул, не отрывая взгляда от котелка.

— Я отчетливо помню, как Дитя подошло и взяло тебя за руку, чтобы утешить, — произнес он тихим голосом.

— Мой отец был одним из самых мудрых писцов в Ясине, — торопливо продолжил Халон. — Он тоже был членом Собрания, и я горд, что пошел по его стопам.

— Но разве тебе не бывает одиноко? — поинтересовалась Ирма. — Я хочу сказать: ты живешь один в таком огромном дворце… Чтобы не скучать, надо каждый день переезжать в новую комнату.

Халон рассмеялся и посмотрел Ирме в глаза.

— Я же не собираюсь прожить в одиночестве весь остаток жизни. Просто я пока не встретил под ходящую девушку.

От его слов Ирма покраснела как помидор. Несмотря на усталость, Тарани не могла не улыбнуться, глядя на нее.

— Самое неприятное — что мне постоянно приходится готовить самому, — произнес Халон. — Так что Фарис очень кстати нагрянул в гости — сейчас он угостит нас какой-нибудь жемчужной деревенской кухни.

Халон дружески пихнул Фариса в бок, но тот так и не нашелся с ответом. Когда его рагу наконец подоспело, то оказалось (к радости всех присутствующих), что Фарис великолепный кулинар. Отведав блюдо, все принялись наперебой хвалить его, а он только еще больше засмущался.

— Тут главное — виноградный корешок… и клубнекорни… — пробормотал юноша, уткнувшись взглядом в тарелку. — А еще мне Хай Лин помогала.

— Клубнекорни? Это те маленькие красные штучки, которые я нарезала тонкими дольками? — уточнила Хай Лин. — Или те коричневые колбаски?..

— Простите, что прерываю ваш краткий курс поварского искусства, — вмешалась Корнелия. — Но мы должны решить, как действовать дальше.

— Но что мы можем поделать? — спросила Тарани, прожевав.

— Мы перепробовали все средства борьбы с этим туманом.

— Туман берется не сам по себе, его кто-то производит, — веско заметила Корнелия. — И кто бы это ни был, с его стороны не очень-то вежливо прятаться, когда мы пришли преподать ему урок.

— Сомневаюсь, что наш противник прячется, Корни, — угрюмо произнесла Ирма. — Вот увидишь, наверняка он просто заплутал в тумане.

— Если только это «он», а не «она», — вставила Тарани.

— А может, и нет никакого противника, — сказал Халон, разломив кусок хлеба. — О таком раскладе вы думали?

— Но кто-то же похитил ваше Вечное Дитя! — возразила Ирма. — Я сама ее видела.

— А я слышала ее, — добавила Хай Лин. — Я уверена: за всем этим стоит какая-то злая сила.

— Ну, как скажете. — Халон нахмурился. — Не хотелось бы, чтобы это было правдой.

Тарани вдруг осенило, и она резко повернулась к Халону.

— А кто такие Серые Короли, о которых упоминалось на Собрании?

10
{"b":"221913","o":1}