ЛитМир - Электронная Библиотека

Ее ноги подкашивались. Вилл боролась с захлестывающим ее отчаянием. Что же делать? Она осталась одна, надежды больше нет. Магия ослабла. К ней тянулись когти тумана, а свечение Сердца начало угасать.

Тем не менее, один вид мерцающего розового сияния заставил девочку резко вскинуть голову. Она сжала талисман в руках и сосредоточила все внимание на одном-единственном предмете, который мог дать ей помощь и укрытие, — на Сердце Кондракара.

Глава 9. Вера и сомнения

Вилл окинула взглядом маленький сводчатый зал, в который перенесло ее Сердце. Прежде она здесь не бывала, и не понимала, почему очутилась именно в этой части Кондракара. В отличие от всех прочих, уже знакомых ей залов, стены здесь были гладкими и совершенно белыми, за исключением тонкой полоски цветочного узора, проходящей под потолком. Прямо перед ней находилась стрельчатая дверь, ведущая на балкон. Еще одна похожая дверь осталась позади. Если не считать низкой каменной лавки, комната была пуста. Чародейка запаниковала. Здесь ее никто не встречал!

Вдруг она услышала доносящиеся снаружи шаги и с облегчением обернулась: наконец-то прибыл Оракул! Но в дверях показалась лишь хрупкая фигура Ян Лин.

— Где Оракул? Мне нужна его помощь! — выпалила Вилл. — У нас ничего не выходит! Где он?

Ян Лин приблизилась и взяла руки девочки в свои сухие ладони. Старушка выглядела абсолютно спокойной, но Вилл чувствовала, что все ее мышцы напряжены.

— Оракула здесь нет, поскольку нет никакой необходимости в его присутствии. Это дело касается только тебя, и никого другого.

— Да, я знаю, но мне не хватает силы. Вы должны мне помочь! Он захватил остальных Стражниц в плен и напустил тумана в наш мир, и…

Вилл умолкла и представила себе растерянного, сломленного Мэтта. Возможно, она уже опоздала.

— Ты с легкостью можешь дать Халону отпор, дитя мое, — мягко проговорила бабушка Хай Лин. — Но ты не используешь всю мощь Сердца Кондракара. Часть тебя самой восстает против этого — порой такое случается со всеми Стражницами.

— Да, но… я пыталась… — начала было Вилл, но Ян Лин указала на висящий у девочки на шее талисман.

— Ты должна мысленно вернуться в прошлое. Вспомни, что произошло перед тем, как ты обнаружила, что больше не можешь соединиться с Сердцем Кондракара.

Вилл почти не слушала.

— Мэтт в опасности, уважаемая Ян Лин! Убедите Оракула вмешаться — всего один раз! Он должен помочь девочкам в Найдорне и переместить меня на Землю, чтобы я успела спасти Мэтта…

Девочка почувствовала, как теплые сухие пальцы старушки слегка пожимают ее руки. Она подняла глаза и посмотрела на Ян Лин.

— Вилл, почему ты больше не составляешь с Сердцем единое целое?

— Неужели обязательно обсуждать это сейчас?

Вилл не могла выдержать взгляда мудрой старой женщины и отвела глаза.

— Да, дорогая моя. Поверь мне. Это куда важнее всего остального. Почему ты вытолкнула из себя Сердце? Вернись в прошлое и скажи, что случилось?

Внезапно из глаз Вилл брызнули слезы.

— Я разделена надвое, — прошептала она, уставившись в пол. — Одна часть меня — совершенно обычная хитерфилдская школьница, а другая — это чародейка, которую вы видите перед собой. Какой нормальный парень сможет понять и принять обеих? Это невозможно. Мне придется либо всю жизнь врать и показывать близким только одну половину своей сущности, либо остаться в одиночестве. Я не могу смириться ни с одним из этих вариантов!

— Ты прислушиваешься лишь к голосу своих сомнений, Вилл. А противоположность сомнениям — вера, — спокойно произнесла Ян Лин.

— Что вы имеете в виду? — Вилл громко шмыгнула носом и утерла слезы.

— Ты думаешь о будущем и видишь перед собой только ужасы и неприятности, которых ты вовсе не желаешь.

Ян Лин взмахнула рукой, и на стене справа возникло смутное изображение молодой рыжеволосой женщины. Она сидела на диване, опершись локтями на колени. Вид у нее был унылый и одинокий. Вилл сразу узнала в ней себя, только несколькими годами старше. Девочка прекрасно понимала, каково ей. Взрослая Вилл чувствовала себя в точности так, как Вилл сейчас.

— Прислушайся к другому голосу внутри себя, Вилл. — Ян Лин снова взмахнула рукой. — Почему бы тебе не начать стремиться к счастью?

На стене слева возникло второе размытое изображение. Вилл вытаращилась на молодого человека, держащего за руку девушку (это снова была она). Вилл не удалось разглядеть черты лица юноши, но он, несомненно, радостно улыбался, глядя на свою спутницу. Девочке вдруг передались чувства девушки на картинке. Вилл каждой своей клеткой ощутила, что человек, держащий ее за руку, знает о ней все, что он выбрал ее, именно ее и никого другого.

Вилл ахнула. Ее переполняло счастье. Она снова стала самой собой, не раздвоенной, а цельной… и любимой. Картинки на стене побледнели, а потом и вовсе погасли, а Ян Лин снова взяла Вилл за руку.

— Не забывай об этом чувстве, Вилл. В твоей судьбе заключены разные возможности, в том числе и самые прекрасные. Когда-то давным-давно у меня в жизни тоже был такой человек… Поверь, это реально даже для хранительницы Сердца Кондракара. Я уверена, что однажды ты встретишь юношу, с которым сможешь разделить абсолютно все. Некоторое время Вилл пыталась отдышаться.

— Вы и правда так думаете? — наконец спросила она.

— А ты? — улыбнулась Ян Лин.

Вилл подумала о молодом человеке с картинки. Она не знала, кто он, но он был способен понять все стороны ее жизни и любил каждую ее черточку. В этом не было никаких сомнений. И она чувствовала по отношению к нему то же самое. От одной мысли об этом у нее на сердце стало легко, а по телу растеклось приятное тепло. Вот, оказывается, как может быть. Вот как должно быть! И отныне достичь этого станет ее целью.

Яростный розовый поток энергии, исходящий из Сердца Кондракара, озарил лица Вилл и Ян Лин. Старушка выпустила руку Вилл и отступила. Вздрогнув от нахлынувшего счастья, Вилл увидела, как Сердце слетело с цепочки и свободно повисло между ее ладонями. А в следующий миг она почувствовала его внутри себя. Они снова стали единым целым — она и Сердце Кондракара.

— Твои сомнения и неуверенность повлияли на остальных чародеек, подточили их силы и облегчили задачу Халону. Теперь им нужна твоя помощь, — произнесла Ян Лин.

Вилл кивнула.

— Я сейчас же отправлюсь к ним!

— Оракул позволил мне помочь тебе. Когда ты вернешься, то окажется, что наш с тобой разговор занял всего пару секунд. — Вилл могла поклясться, что старушка ей подмигнула. — Передай привет моему лотосовому бутончику, моей Хай Лин, и никогда не забывай то чувство, которое ты сегодня испытала. Халон так никогда и не узнал, что произошло. Он был совсем близок к своей цели. Снова оказавшись на каменистом островке, Вилл тотчас ощутила, как вокруг нее сжимаются влажные руки тумана.

— Прости, Халон, но у нас немного изменились планы, — сухо произнесла она и протянула вперед ладонь с Сердцем Кондракара.

— Ирма, Хай Лин, Корнелия, Тарани!

В каждом из произнесенных имен она чувствовала силу. Дымка, окутывавшая ее, растаяла, и чародейка увидела, как под лучами Сердца четверо ее подруг без усилий высвобождаются из серых коконов, созданных Халоном.

— Пора действовать! — воскликнула Ирма, расправляя крылышки. — Хватит уже играть в гусениц.

Ага, настал черед появиться бабочкам, — поддержала ее Корнелия. — А они не просто отлично выглядят, но еще и способны на многое!

— Где он? — Тарани стояла, держа наготове сияющие шары пламени и сгорая от желания показать Халону, где раки зимуют.

— Здесь, — раздался голос.

Одним-единственным порывом ветра Хай Лин очистила от тумана весь остров. Перед взорами чародеек предстало Вечное Дитя, все еще окруженное бледным облаком, принявшим смутные человеческие очертания. Вилл потребовался краткий миг, чтобы понять, что Халон взял девочку в заложницы и обвил ее своим туманным телом.

— Теперь вы мне ничего не сделаете, — раздался его искаженный голос. — Вечное Дитя защитит и меня.

17
{"b":"221913","o":1}