ЛитМир - Электронная Библиотека

— Думаешь, мы так легко сдадимся?

Сердце Кондракара снова стало невидимым, но Вилл ощущала его биение внутри себя. В это мгновение она почувствовала себя непобедимой. Но тут Корнелия похлопала ее по плечу.

— Вилл, он прав. Когда мы направили наши силы на Исмеру, магия обернулась против нас, а я не хочу снова окунаться в эту туманную водицу.

Уловив неуверенность в голосе одной из чародеек, Халон торжествующе расхохотался.

— Слышишь меня, маленькая Стражница? Я был прав. Вам ни за что не одолеть меня! И в эту самую секунду Вечное Дитя распахнуло глаза и посмотрело на Вилл.

Это было словно удар в солнечное сплетение. На чародейку тяжким грузом навалились сомнения, внутренний голос зашептал: «Что толку бороться?» Вилл слышала эти слова, но знала, что исходят они не от нее. Это были мысли волшебной девочки, и ей, Вилл предстояло дать достойный ответ.

— Давайте образуем вокруг девочки кольцо, — обратилась она к подругам. — Возьмитесь за руки.

— Вилл, сейчас не время водить хороводы, — с усмешкой возразила Ирма. Однако, вместе с остальными, послушалась.

Смех Халона стих, его туманная оболочка издавала какое-то странное потрескивание. Вечное Дитя повернуло голову, наблюдая за подругами.

— Придется применить необычное колдовство. — Вилл хотела вкратце посвятить чародеек в свой план. — Помните, как Хай Лин потерялась в тумане, а мы стали ее звать?

Хай Лин энергично закивала, и в голове у Вилл раздался ее телепатический голос: «Я почувствовала вас, то, как вы тянулись ко мне. Я знала, что я не одинока».

«А я помню, как в Хитерфилде, у "Серебряного Дракона", туман растворился, стоило мне только услышать ваши голоса. Нам нужно использовать нашу силу не для битвы или превращений, мы должны потянуться друг к другу. Мы должны думать о том, что нам нравится друг в друге, о том, что у нас получается лучше всего».

По лицу Ирмы можно было сказать, что сейчас она отколет какую-нибудь шуточку… Но вдруг она стала серьезной. Вилл, державшая ее за руку, почувствовала, как от водяной чародейки по пальцам перетекает поток дружеского тепла — как объятья лучшей подруги, только в двадцать раз лучше. Она направила свою собственную энергию к Ирме, потом к Тарани, стоявшей по другую сторону от нее, а потом к Корнелии и Хай Лин. И получила от них волну доброты и любви в ответ.

«У меня самые лучшие в мире подруги!» — подумала она.

Счастье было настолько полным, что к глазам подступили слезы. До чего же здорово было не только самой обладать силой, но и наделять ею своих подруг и помощниц. А те, в свою очередь, поддерживали Вилл, усиливая ее волшебные способности. Предводительница чародеек не только чувствовала это, но и видела. Их объединенная мощь сделалась видимой — она накрыла остров великолепным мерцанием. Вилл знала, что даже Повелителю Тумана не выстоять против такой силы.

— Нет! Не надо! — взмолился Хал он.

Его тело стало еще труднее различить. Контуры фигуры, обвившейся вокруг чудесного ребенка, сделались совсем расплывчатыми. Руки пытались уцепиться за детские плечи, но начали растворяться.

— Нет! — голос скорее напоминал далекий вздох. В следующий момент остатки тумана рассеялись, и девочка вдруг пошатнулась, будто освободившись от гнета сковывавших ее чар.

— Осторожно! — вскрикнула Тарани.

Подруги разом метнулись вперед и подхватили малышку. Вилл взяла ее на руки, и девочка прижалась к ней.

— Все хорошо, он больше не вернется, — утешала ее Вилл.

Подруги не могли удержаться и начали по очереди гладить золотистые волосы и пухлые щечки волшебной малышки.

— Она немного напоминает мне Лилиан — конечно, до того, как моя сестрица подросла и сделалась нахальной надоедой, — с нежностью произнесла Корнелия.

Вечное Дитя глядело на спасительниц бездонными синими глазами.

— Он сказал, что в Найдорне никто больше во мне не нуждается, — прошептала девочка. — Что никто меня больше не любит, что они все хотят, чтобы я ушла… Мне стало так грустно. И тогда пришел туман.

— Вполне в его духе! — возмущенно воскликнула Ирма. — Добиваться власти коварством и ложью.

— Это все неправда, — успокоила Тарани девочку. — Все скучают по тебе.

Вот увидишь, скучают, — добавила Корнелия. — Взгляни сама!

Вечное Дитя повернуло очаровательную головку к пришедшей в себя Исмере. При виде девочки растерянность на ее лице сменилась радостной улыбкой, а из глаз заструились слезы.

— Я думала, ты покинула нас навсегда! Думала, больше тебя не увижу! — Исмера протянула к девочке руки, и та кинулась к ней в объятия.

— Ты хочешь, чтобы я вернулась? — спросила девочка звонким чистым голоском.

Седовласая женщина ничего не ответила, а только еще крепче прижала к себе малышку.

— Ладно, пока тут все окончательно не переросло в слезливую мелодраму, надо заняться делами, — заявила Хай Лин.

Вызванный ею ветерок подхватил последние клочья тумана и унес их прочь. Вилл почувствовала прикосновение теплых лучей солнца. Зеленые склоны, окружавшие ущелье, тянулись ввысь, к далеким каменистым горным вершинам. Небольшие водопады струили свои воды к обнесенному стеной озеру, в котором теперь отражалась безоблачная голубизна неба. Поодаль показалась пара горных козочек.

— Если бы ты действовала так с самого начала, Хай-Хай! — беззлобно поддела подругу Ирма. — Скольких неприятностей мы могли бы избе…

Чародейка умолкла на полуслове, заслышав, что кто-то выкликает их имена.

— Это Фарис! — воскликнула Вилл.

Четверо чародеек устремили взгляды на Ирму.

— Ладно, ладно, девочки, — рассмеялась та. — Сейчас я за ним схожу. Должна же я перед ним извиниться. Она никогда прежде не видела его спящим. Мэтт лежал на скамейке, положив под голову школьную сумку. В этот момент он почему-то казался ей младше. Лучи заходящего солнца ласкали его лицо, и Вилл захотелось тихонько посидеть рядом и немного полюбоваться им.

Чародейка попросила вернуть ее на Землю именно в это время и место, и душа ее до сих пор переполнялась радостью при воспоминании о том теплом, понимающем и одобрительном взгляде, которым Оракул одарил ее, когда она покидала Кондракар.

«С вашей стороны было очень мудро поручить Исмере уничтожить свитки Серых Королей, Стражницы. Некоторые знания, попав не в те руки, могут привести к огромным бедам».

Вилл вздохнула. Хватит тянуть время. Она осторожно потянулась и взяла его за руку.

— Мэтт, — позвала она. — Мэтт, проснись.

Его глаза широко распахнулись.

— Вилл?

Хоть она и была готова к этому, все равно одна его улыбка заставила кровь в ее жилах помчаться с космической скоростью и окрасить ее щеки жарким румянцем.

— Не уверена, что это подходящее место для ночевки.

Девочка надеялась, что он не услышит, как громко колотится ее сердце.

Смущенный и растерянный Мэтт сел и поглядел на море. Всего в паре метров от лавочки скалистый берег обрывался и отвесно уходил вниз, к волнам.

— Как это я сюда забрался?

— М-м-м… — вот и все, что она смогла ответить.

— Тут творилось что-то странное, — начал вспоминать Мэтт. — Я попал в полосу густого тумана и никак не мог найти дорогу. В конце концов я решил просто посидеть и подождать, пока дымка рассеется. Должно быть, меня сморило, и я уснул…

— Туман бывает очень коварным, — со знанием дела кивнула Вилл. — Хочешь, вернемся в город вместе?

Мэтт ухватился за ее протянутую руку и встал.

— А как ты узнала, что я здесь? — спросил он.

— Эээ, ну, в общем… Не знаю, просто интуиция. Она умолкла. Может быть, ее слова прозвучали глупо, но зато она не соврала. А повела себя как честный и достойный доверия человек, хоть и не рассказала Мэтту всего. Он все еще стоял перед ней, не выпуская ее ладони.

— Это хорошо, что ты нашла меня, Вилл.

Ирма и Хай Лин сидели на парапете школьного крыльца, поджидая остальных. Только что прозвенел звонок с уроков. Впереди девочек ждали длинные и, хотелось бы надеяться, не богатые опасными приключениями выходные. Ирма потянулась и зевнула.

18
{"b":"221913","o":1}