ЛитМир - Электронная Библиотека

— Поэтому у тебя такой печальный вид? — спросила Хай Лин. — В первый раз вижу, чтобы ты говорила с Мэттом и при этом не светилась от счастья.

Вилл покачала головой.

— Дело не в этом. Естественно, я волнуюсь за мистера Ольсена. Но есть кое-что, что тревожит меня даже больше.

Чародейка аккуратно потянула за кожаный шнурок, висевший у нее на шее, и в вороте синей футболки блеснуло Сердце Кондракара. Поверхность волшебного камня была совсем тусклой.

— Ты что, чокнулась? — прошипела Корнелия. — Нельзя доставать его здесь! Убери, пока никто не заметил!

Вилл отпустила шнурок (при этом Сердце снова скользнуло под футболку) и села на стул. От одного взгляда на ее лицо у Тарани по телу забегали мурашки.

— Я с самого утра пытаюсь сделать так, чтобы Сердце снова стало частью меня, — прошептала Вилл. — Но ничего не выходит.

Глава 3. Настоящая Вилл

Ирма свернула за угол и зашагала по Дубовой улице. На душе у нее было неспокойно. Вилл не может снова соединится с Сердцем Кондракара — и это дурной знак. Теперь она, чтобы ненароком не потерять талисман, должна носить его на шее, словно обычный кулон. Чародейки, включая саму Вилл, ума не могли приложить, почему это произошло. Может, им стоит перенестись в Кондракар и спросить у Оракула? Не исключено, что это предупреждение о какой-то опасности. С другой стороны, вдруг это просто временное затруднение, и Сердце Кондракара просто не в духе? Ирма не знала что и думать. Остальные подруги тоже пребывали в растерянности.

Вдруг раздался приглушенный крик. Ирма обернулась. Кто-то звал ее? Она огляделась по сторонам, но на улице не было ни одного знакомого, который мог бы ее окликнуть.

"Успокойся, дорогая Ирма, — сказала себе чародейка. — Теперь тебе, как и Хай Лин, начинают мерещиться потусторонние голоса".

Она напоследок окинула улицу внимательным взглядом, потом развернулась и зашагала домой. Вдруг на нее в буквальном смысле слова навалился туман. Неизвестно откуда взявшиеся серые облака заклубились вокруг чародейки. Ирма сделала пару шагов и в неуверенности замерла у края тротуара. Без сомнения, происходило что-то странное. Туман подступал со всех сторон, и все чувства чародейки забили тревогу.

"Нет причин для волнения, — убеждала себя Ирма. — Туман — это всего лишь водяной пар, а вода — моя стихия. Нужно просто приказать туману рассеяться".

Девочка секунду колебалась, а потом направила свою магию к клубам влажной дымки. Она попросила капельки воды отделиться друг от друга и испариться. Но туман будто бы сопротивлялся! Он дрожал и клубился, однако и не думал исчезать. Ирма чувствовала, что ей противостоит нечто большее, чем просто вода.

— Так нечестно! — пробормотала чародейка и собралась с новыми силами.

Вдруг ее внимание привлекло движение где-то на уровне ее ступней. Она поглядела вниз и застыла. Прямо у её ног расстилалось озеро. Его воды поблескивали и казались темными из-за клубившейся над поверхностью дымки. Причудливые завихрения тумана отражались в воде, хотя, возможно, под водой тоже был туман… По крайней мере, так показалось Ирме, и она невольно наклонилась, чтобы взглянуть поближе.

Чародейка оказалась права: глубоко в темных водах кружилась воронка тумана. Постепенно она стала уменьшаться и приобретать человеческую форму. Там, внизу, под водой, был ребенок! Маленькая девочка трех-четырех лет с длинными волнистыми волосами, облаченная в белое платье. Малютка смотрела на Ирму огромными бездонными глазами и в мольбе тянула к ней руки. Девочка открыла рот, будто хотела что-то сказать, но с ее губ не слетело ни звука. Туман вдруг сгустился, словно едкий серый дым, и устремился к Ирме.

Чародейка с приглушенным криком отпрянула. Она почувствовала, как по телу, словно разряд тока, пронеслась ужасная боль, а сердце наполнилось ощущением горечи и потери. Что-то здесь было неладно, как если был вдруг дождь полился не с небес на землю, а наоборот. Нужно было поскорее выбираться отсюда — но одной Ирме с этим не справится. Она молниеносно развернулась и поспешила прочь сквозь туман.

— Ой! Смотри, куда идешь!

Ирма налетела на кого-то со всего маху. Чародейке казалось, что она неслась всего пару секунд, но на самом деле она добежала до парка и успела запыхаться. Перед ней стояла девочка примерно ее возраста, с длинными светлыми волосами и очень знакомым лицом. Ирма порывисто заключила ее в объятия.

— Корнелия!

— Ирма, ты что делаешь?

Ирма ничего не могла ответить: ее сердце готово было выскочить из груди, дыхание сбилось.

— Эй, полегче! Ты так меня сдавила — куртку помнешь!

Будничный голос Корнелии с такими привычными раздраженными нотками немного успокоил Ирму. Она мало-помалу ослабила объятия.

— Я хотела вернуть тебе диск Кармиллы, — сообщила Корнелия. — На перемене я совсем позабыла о нем, а после уроков ты унеслась из школы как молния… Ты разве не слышала, как я тебя звала? Вот, держи.

В Ирминой руке оказалась плоская коробочка, но чародейка этого не заметила. Она в тревоге обернулась назад.

— Он исчез!

— Кто исчез? Ирма, прекрати, ты меня пугаешь!

— Туман! Он только что был здесь. Там, внутри него, то есть в воде, кто-то был… девочка…

Корнелия склонила голову на бок и окинула Ирму с ног до головы пристальным взглядом.

— Так ты тоже видела туман? Не шутишь?

— Я серьезна как никогда. — И Ирма отвела Корнелию на то место, где совсем недавно было озеро. — Я действительно все это видела. Внезапно все вокруг окутал туман, а у моих ног появилась вода. Прямо из ниоткуда!

— Но я вышла из-за угла несколько минут назад и не заметила здесь ничего необычного, — возразила Корнелия. — Вон те люди в оранжевых комбинезонах, похоже, водопроводчики. Наверняка тут где-то прорвало трубу, вот и все.

Ирма взглянула на мужчин в оранжевом, но все же не согласилась с предложенным подругой объяснением. Она шагнула на край тротуара и указала на дорогу, залитую водой.

— Там, внизу, была девочка. Я это не выдумала. Сама посмотри!

Корнелия покосилась на воду.

— Да-а. Лужа. Страшное зрелище.

Ирма осторожно нагнулась… и различила в воде лишь свое расплывчатое отражение.

Едва войдя в зоомагазин, Вилл услышала электрогитару, игравшую без усилителя. Девочка немного постояла и послушала. Металлический звон гитарных струн складывался в минорные аккорды, а Мэтт мычал им в такт какую-то печальную песню.

Первыми приход чародейки заметили собаки и принялись весело скакать и лаять, приветствуя ее. Вилл открыла дверь в подсобку, и пение прекратилось.

— Привет, рад тебя видеть.

Мэтт встал и положил гитару на стул.

— Мне понравилось, как ты играл. Это новая песня?

— Не-а, так, подбирал кое-что. Я сегодня не пошел на репетицию, но все равно прихватил гитару с собой. Знаешь, она помогает мне отвлечься, не думать о… — Он осекся. Вилл напряженно думала, чем бы его приободрить, но в голову, как назло, ничего не приходило. Чтобы прервать затянувшееся молчание, чародейка спросила:

— Есть новости из больницы?

Парень покачал головой. Вилл жутко на себя разозлилась. Как глупо было напомнить Мэтту о неприятностях, о которых он пытался не думать.

— Если бы я хоть что-то могла сделать!.. — воскликнула девочка. Она хотела было сказать: "… для тебя", но, к счастью, вовремя остановилась, плотно сжав губы.

— Ты и так много делаешь, Вилл. — Лицо Мэтта слегка прояснилось. — Хватает уже того, что ты сейчас здесь, рядом. Поможешь мне почистить кроличью клетку?

— Конечно.

Когда ты занят делом, на грусть не остается времени. Вскоре ребята заговорили о школе, и Мэтт рассказал Вилл о своем последнем концерте, на котором к нему и остальным ребятам из "Голубого гнома" подошла поговорить какая-то важная радио-шишка. Вилл и Мэтт сидели на полу, играли с котятами и болтали, когда в магазин вдруг ворвалась Тарани.

4
{"b":"221913","o":1}