ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Авантюра леди Олстон
Два в одном. Оплошности судьбы
Технологии Четвертой промышленной революции
111 новых советов по PR + 7 заданий для самостоятельных экспериментов
Всё о Манюне (сборник)
Михайловская дева
Секреты спокойствия «ленивой мамы»
Сила Киски. Как стать женщиной, перед которой невозможно устоять
Не делай это. Тайм-менеджмент для творческих людей

— Ну, я не уверена… Кто знает, какие люди тут живут… Невозможно сказать точно…

— Обычно мы справляемся со своей работой, какой бы прием нас не ждал, — заметила Ирма. — Насколько я помню, Фобос тоже был не слишком рад, когда мы прибыли в Меридиан.

Корнелия кивнула, соглашаясь с подругой. Ее беспокоило странное настроение Вилл. Но, к счастью, предводительница чародеек приободрилась, схватив Сердце Кондракара и привычным ловким движением заправила за уши непослушные прядки рыжих волос.

— Ты права, Ирма. Ну что ж, посмотрим на бедолаг, которым приходится жить в этом тумане.

Подруги последовали за Хай Лин. Воздушная чародейка шагала немного впереди по выложенной плиткой дороге, уходящей вверх. Вскоре Корнелия тоже различила голоса. Казалось, поблизости разговаривали мужчины. Девочки сошли с дороги и крадучись стали пробираться между деревьями, ориентируясь на источник звука. Высокая трава была покрыта сплошным ковром из капелек росы, но чародейские сапожки Корнелии, сделанные из сиреневого материала — мягче и пластичнее кожи — не промокали. "Самые элегантные и практичные сапоги в мире", — не без удовольствия подумала чародейка.

Очередной ветерок, вызванный Хай Лин, сдул туман в сторону, и Корнелия увидела троих юношей лет восемнадцати-девятнадцати. Все трое были коренастыми, с темными волосами, широкими плечами и мускулистыми руками. Один из них тащил к тележке корзину с фруктами, а другие, взобравшись на лестницы, обрывали с деревьев золотистые плоды. Никто из них пока не заметил чародеек.

Корнелия прочистила горло.

— Простите, мы… — договорить ей не удалось. Трое юношей резко повернулись на звук ее голоса. Их лица перекосило от изумления и страха. Парень на самом деле высокой лестнице даже подпрыгнул от испуга и потерял равновесие. Он отчаянно замахал руками, пытаясь за что-нибудь схватиться. К счастью, Корнелия одним взмахом руки заставила ветку фруктового дерева податься вперед и подхватить несчастного.

Повисший на ветке юноша выглядел довольно комично. Корнелия услышала, как Ирма захихикала у нее за спиной.

Тарани и Вилл сосредоточили все внимание на парне у тележки. Но стоило им направится к нему, как тот развернулся и помчался прочь, петляя между деревьями.

Стойте! — крикнула Вилл ему вслед. — Мы не причиним вам вреда! Мы только хотим поговорить с вами!

Затем Корнелия помогла Ирме установить лестницу так, чтобы парень, висевший на ветке, смог спуститься.

— К-кто вы? — запинаясь произнес он, как только его ноги коснулись земли.

— Это Корнелия, Вилл, Хай Лин и Тарани, — сказала Ирма, по очереди указывая на подруг. — Меня зовут Ирма. А ты кто?

— Фарис… — произнес парень в замешательстве. Взгляд его перебегал с одной чародейки на другую.

— Фарис, будь так любезен, скажи своему сидящему на дереве приятелю, что мы не кусаемся. — Ирма скрестила руки на груди и невинно помахала крылышками. — Мы только хотим поговорить.

Она указала на другого юношу, испуганно цеплявшегося за верхушку своей лестницы. Фарис неуверенно поманил его.

— Они не выглядят опасными, Кеста. Спускайся.

Корнелии было интересно, услышал ли Кеста прозвучавшие в голосе друга нотки сомнения. Как бы там ни было, он спустился, но предусмотрительно спрятался за спиной у Фариса.

— Мы просто хотим знать, где находимся, — обратилась Вилл к Фарису. — Как называется это место?

— Это сад Денелара, моего отца.

Его голос лился плавно и мелодично. Корнелия вспомнила одну программу по телевизору, где выступал молодой крестьянин. Его речь была чем-то похожа на речь Фариса.

— Нет, я хотела бы узнать название всего этого … мира. — Вилл обвела широким жестом всю округу.

Он запустил пальцы в копну кудрявых волос и нахмурился.

— Вы что же, не из Найдорна?

Вилл уперла руки в бока и подалась вперед.

— Нет, мы прибыли из другого мира. Там гораздо меньше тумана, чем здесь, у вас. Зато парни у нас гораздо глупее и не менее симпатичные.

Фарис смущенно заморгал.

— Убавь пыл, дорогуша, а то ослепишь его, — шепнула подруге Корнелия.

— Но он такой красавчик. Только глянь, какие ресницы! — пробормотала Ирма в ответ.

В их разговор вмешался Фарис.

— В Найдорне не всегда стоял такой туман. Обычно солнце светило здесь почти круглый год. Отсюда даже можно было разглядеть белые башни Ясины, вырисовывавшиеся на фоне голубого неба.

— Ясина, — повторила Тарани. — Это такой город?

— Это наша столица. Самый красивый город в Найдорне. Дорога к нему лежит через горы. — Фарис ткнул пальцем в сторону серой дымки. — Оттуда и приходит туман.

— Из города?

— Он валит из колодцев. Я сам видел. И никто не в силах это остановить. — В голосе юноши прозвучало отчаяние. — А началось все с того, что исчезло Вечное Дитя.

— Стоп-стоп, минуточку! — Вилл подняла руку, призывая к тишине. — Туман валит из колодцев? Исчезло Вечное Дитя?

— Да. Неужели вы не слышали про Вечное Дитя?

Девочки дружно помотали головами.

Фарис и Кеста переглянулись и стали переговариваться шепотом.

"Кажется, они нам не доверяют, — прозвучал у Корнелии в мозгу мысленный голос Тарани. — Должно быть, это какой-то особый ребенок".

Корнелия улыбнулась подруге. Как же все-таки удобно было обмениваться мыслями, не разжимая губ. Зная, что девочки услышат ее так же ясно, как если бы она говорила вслух, чародейка подумала: "Похоже, наше внезапное появление — не первое таинственное событие в Найдорне. Наверное, у них есть причины для подозрений".

"Значит, мы должны завоевать их доверие", — жизнерадостно подумала Ирма. Тут Фарис снова обернулся к девочкам, едва не задев Ирму.

— Простите, я … э-э-э… — пролепетал он, быстро отступив назад. — Я просто хотел предложить… Я бы мог проводить вас в Ясину, к членам Великого Собрания. Они смогут ответить на все ваши вопросы.

Хай Лин не представляла себе, как выглядят девочки в Найдорне и как они обычно себя ведут, но было очевидно, что Фарис еще не встречал никого похожего на Ирму. Он очаровательно краснел и запинался, стоило только Ирме обратиться непосредственно к нему — а она по пути только это и делала.

— Как же вышло, что только вы трое работаете в таком большом саду? — спросила она. — Фрукты еще не созрели, что ли?

— Ну-у… — Фарис замялся. — Тут нужно много сборщиков, но все они остались дома — ни у кого нет сил работать.

— Что вы имеете в виду? — вклинилась Тарани, шагавшая по другую сторону от Фариса, рядом с Хай Лин.

Все дело в тумане. Сначала он обволок всю землю, а потом проник в сердца людей.

Как это?

Мой отец… он просто не встает с постели. Знаете, что он сказал мне сегодня утром: «А чего ради, Фарис? Я что, должен потратить всю свою жизнь на эти деревья?» Его не волнует, что золотые яблоки уже налились и даже начали падать с веток. Только Кеста и Бигол согласились пойти со мной собирать урожай — все остальные заявили, что не видят в этом смысла.

— Хотите сказать, что туман украл у них радость жизни? — спросила Хай Лин и переглянулась с Вилл и Корнелией, шагавшими сзади. Девочкам совсем не нравилось то, что происходило в Найдорне.

— Да, и я понятия не имею, что с этим можно поделать, — нахмурился Фарис. — Бывают дни, когда отец как будто оживает, начинает слоняться по дому, чинить сломанные вещи и напевать себе под нос, как в прежние времена… Но потом на него снова накатывает хандра, неуверенность и апатия. Все начинает казаться ему бессмысленным.

— А почему на тебя не действует общее настроение, Фарис? — осведомилась Ирма.

— Еще как действует! Я прекрасно знаю, что чувствует мой отец. Я и сам время от времени это ощущаю, но не даю таким мыслям ходу. Урожай созрел — и должен быть собран. Если мы не соберем его, нам нечего будет продавать на базаре в Ясине. И тогда мы еще до конца зимы умрем с голоду. А я хочу выжить — уж в этом-то я уверен.

В голосе юноши зазвучали высокие и пронзительные нотки, а ладони сжались в кулаки.

7
{"b":"221913","o":1}