ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вилл, можно тебя на минутку? Я только что разговаривал с дедушкой. Ему нужен помощник в зоомагазин — всего на пару дней на следующей неделе…

— О, я с радостью. Подожди, сейчас запишу в дневнике — он у меня в шкафчике.

Вилл поднялась из-за столика, улыбаясь до ушей.

— Пошли вместе, я заодно заберу свои учебники по математике.

Вилл и Мэтт зашагали к дверям столовой, а подруги смотрели им вслед. Тарани решила, что должна закончить начатую Вилл мысль.

— Если тебя что-то беспокоит, Корнелия, лучше поделись с нами. — Темнокожая девочка серьезно посмотрела подруге в глаза. — Ты же знаешь, мы всегда готовы прийти на помощь.

Корнелию раздирала внутренняя борьба. Она не понимала, почему держится с лучшими подругами так холодно и надменно. Где-то на задворках ее сознания звенел тревожный колокольчик. Что с ней происходит? Это просто проблемы переходного возраста, или тут кроется что-то, требующее внимания Стражниц?

В конце концов девочка только покачала головой.

— У вас и без меня забот хватает, — насмешливо произнесла она. — Наряды, мальчики… А у меня есть более важные дела. Домашняя работа, например. Чтобы чего-то достичь в этой жизни, нужно как следует учиться. Но вы, должно быть, этого еще не осознали.

Не успела она договорить, как прозвенел звонок на урок. Корнелия встала и, не оглядываясь, вышла.

Глава 3. Совсем одна

К тому времени, как Корнелия выехала со школьной стоянки и покатила к дому, ветер уже стих. Чародейку по-прежнему знобило, поэтому она изо всех сил налегла на педали, пытаясь согреться. Она поспешила домой, как только прозвенел звонок с урока. На этот раз она изменила привычке и не стала ждать остальных Стражниц у ворот. «С чего это мне их ждать, — пробормотала она себе под нос, вспоминая, как равнодушно вели себя подруги по отношению к ней в столовой. — Они даже не потрудились поздороваться со мной, а всё потому, что были с головой погружены в свои детсадовские радости. Только и думают, что о маскарадах и, конечно, о мальчиках!»

Корнелия возмущенно фыркнула. Да никто из девчонок и понятия не имел о том, что значит любить! Никому из них не доводилось потерять возлюбленного. При мысли о Калебе у нее на глазах выступили непрошеные слезы, но Корнелия яростно смахнула их. Девчонки просто играют в любовь, изображают, что испытывают какие-то чувства, — а что еще им остается делать? Они ведь такие незрелые!

Чародейка вставила в замок ключ-карту и поставила велосипед на подземную стоянку, расположенную под домом. При этом она была полностью поглощена своими мыслями. Почему она до сих пор дружит с этой компанией? У них ведь нет ничего общего… Разумеется, за исключением того обстоятельства, что все они — Стражницы Кондракара! На миг ей показалось, что ветер разогнал холодную дымку, окутывавшую ее разум. Разозлившись на собственное поведение, она спросила себя: «Почему мне сегодня в голову лезут какие-то дикие мысли о лучших подругах? Что со мной происходит?»

Но ледяной внутренний голос отогнал прочь все сомнения, прошептав: «Ты же всегда знала, что хранительницей Сердца Кондракара нужно было стать тебе, а не Вилл. Ты гораздо более зрелая и глубокая личность, чем она».

Только Корнелия повесила пальто в шкаф, как в прихожую вышла мама. Вид у нее был обеспокоенный.

— Слава богу, ты вернулась, Корнелия! Лилиан плохо себя чувствует, пришлось вызвать врача. Ты, кажется, с утра говорила, что тебя знобит? — Корнелия кивнула, и мама продолжила: — Должно быть, это вирус. После обеда Лилиан пожаловалась, что ей холодно, а сейчас совсем расклеилась. — Миссис Хейл внимательно взглянула на старшую дочь. — А ты как?

Корнелия пожала плечами.

— Я в порядке, — ответила она, еле сдерживаясь — ее ужасно раздражали мамины тревоги.

— Посидишь немного с Лилиан? — спросила миссис Хейл. — Может, тебе удастся подбодрить ее?

— У меня очень много уроков.

— Если ты отложишь их на десять минут, ничего страшного не случится. Да что с тобой такое, Корнелия? Я тебя не узнаю.

Мамино нескрываемое волнение будто снова ненадолго рассеяло затянувшую сознание Корнелии пелену. Девочка смущенно помотала головой.

— Прости, мам. Я не знаю, в чем дело… Может, ты права насчет вируса. Конечно, я зайду к Лилиан.

Девочка, которая обычно безостановочно скакала по квартире и резвилась, теперь неподвижно лежала на кровати, укрытая четырьмя одеялами. Корнелия взяла сестренку за руку. Пальцы Лилиан были вялыми и совершенно ледяными.

— Привет, Неля. — Ее голосок звучал тихо и слабо. — Мне ужасно холодно. Ты можешь сделать так, чтобы я согрелась?

Корнелия погладила ладошку сестры.

— Подожди, скоро придет доктор. Наверное, это просто грипп. Меня тоже с утра знобило, но сейчас стало лучше.

Лилиан закрыла глаза, и Корнелия с тревогой уставилась на ее бледные, почти голубые веки. Что-то тут не так! Чародейка попыталась собраться с мыслями, но безрезультатно.

Она сидела, держа в своей руке руку сестры, пока не пришел врач. К тому времени Лилиан заснула, и разбудить ее оказалось очень трудно. Лишь энергично встряхнув девочку за плечи, доктор добился того, чтобы она открыла глаза.

Корнелия наблюдала за происходящим, одновременно стараясь привести в порядок свои мысли. Она будто разделилась на две части: одна ее часть искренне переживала за Лилиан, а другая смотрела на всё происходящее с равнодушием стороннего наблюдателя.

— Для беспокойства нет причин, миссис Хейл, — сказал врач, внимательно обследовав Лилиан. — Это всего лишь грипп. Несколько дней постельного режима и отдыха — и всё будет в порядке.

— Но у нее нет жара, как при гриппе, — скорее совсем наоборот! — возразила Элизабет.

Доктор пожал плечами.

— Человеческий организм может по-разному реагировать на вирус. Не стоит так волноваться.

Он сложил медицинские принадлежности в сумку, и миссис Хейл проводила его до двери.

Корнелия подхватила учебники и отправилась в свою комнату — изучать стадии развития личинки бабочки. Усевшись за письменный стол, она поискала взглядом Ледяной цветок. Нужно было вернуть его. Но куда он подевался?

Чародейка открыла дверь и крикнула в коридор:

— Кто взял подвеску, которая лежала у меня на тумбочке?

— Не поднимай шума по пустякам. — Голос у мамы был явно расстроенный. — Лилиан заметила украшение и решила его примерить — только и всего.

— Ну почему она не может оставить мои вещи в покое? Нет, в этом доме совершенно невозможно иметь личные вещи — обязательно кто-нибудь их стащит! — Корнелия вернулась в комнату сестры и встряхнула успевшую снова задремать малышку. — Что ты сделала с Ледяным цветком, маленькая нахалка?

Но, прежде чем сестренка проснулась, мама крепко схватила Корнелию за руку и выволокла из комнаты.

— Вот твоя подвеска, — сказала она, вкладывая Цветок в руку старшей дочери. — Не ожидала от тебя такой грубости и черствости! Это ведь твоя сестра!

В конце концов, она всего лишь ребенок. Ей просто захотелось примерить кулон…

Корнелия вырвалась и помчалась в свою комнату, стискивая в пальцах подвеску. Оказавшись в комнате, она с грохотом захлопнула за собой дверь. Глаза чародейки наполнились слезами. Она бросилась на постель, где лежал помятый и потерявший форму маскарадный костюм. Задыхаясь от гнева и безысходности, Корнелия принялась лупить кулаками подушку. Почему так происходит? Что бы она ни делала, выходит только хуже. Никто ее не понимает, никто не любит. Подруги не обращают на нее внимания, им дороже их мнимые ухажеры. Даже мама не испытывает к ней теплых чувств — у нее в любимицах Лилиан.

Через некоторое время слезы утихли, Корнелия высморкалась. «Ну ладно. Раз уж так вышло, я им всем докажу, что прекрасно обхожусь и без них! — подумала она, поднявшись и подойдя к письменному столу, где лежали учебники. — Пускай я всех раздражаю, но никто не может помешать мне хорошо сдать экзамен».

Чародейка открыла учебник по биологии и стала готовиться к экзамену — он должен был состояться на следующей неделе.

5
{"b":"221914","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Очарованная луной
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Окаянный
Девушка, которая лгала
Презентация ящика Пандоры
Настройки для ума. Как избавиться от страданий и обрести душевное спокойствие
Принцесса моих кошмаров
Брачная игра
Говорит и показывает искусство. Что объединяет шедевры палеолита, эпоху Возрождения и перформансы
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Чёрный рейдер