ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Огонь, который показывает будущее, — сказала Вилл. — Кажется, оно почти угасло, поэтому уместных жителей всё в головах перепуталось. Да вы и сами оказались в таком же положении. Кстати, на что это похоже?

— Как будто у тебя вместо мозгов сахарная вата и газировка, — ответила Ирма. — Довольно приятное ощущение, так бы и провалялась в перинах всю жизнь!

— Смеешься, что ли?! — возразила Корнелия. — От этого ведь совсем перестаешь соображать.

Я чувствовала себя как безвольная тряпичная кукла. Одно хорошо — выспалась как следует…

У всех трех чародеек — Корнелии, Хай Лин и Ирмы — остались весьма смутные воспоминания о вечере и ночи, проведенных во дворце.

— Я помню, какой мягкой была постель, — сказала Ирма. — Ты просто тонешь в пуховиках, и они принимают форму твоего тела.

— А какое там чудесное белье! — вздохнула Хай Лин. — Шелковые простыни, бархатные покрывала и кружевные занавески…

Чем глубже в лес заходили чародейки, тем деревья становились выше, а тени — длиннее. Высоко в ветвях верещали и распевали птицы. Иногда девочкам удавалось разглядеть пернатых певуний. Их окрас переливался всеми цветами радуги: красным, синим, зеленым. Только увидев одну из птиц вблизи — та сидела на верхушке кустарника, — подруги догадались, что перед ними попугаи.

Ирма подошла к кустам, разглядывая крупную красную птицу с длинным зеленым хвостом. Попугай склонил голову и уставился на чародейку. Клюв у него был черный, мощный.

— Может, ты улетел из зоомагазина? — поинтересовалась у попугая Ирма.

— Эй, вы! Эй, вы!

Ирма отпрянула от неожиданности, поскользнулась и плюхнулась в грязь. Это вышло до того комично, что Хай Лин не сдержалась и захихикала, а потом протянула руку и помогла подруге встать. Все пять чародеек столпились вокруг попугая. Он оглядел их одну за другой, а потом пять раз кивнул.

— Пять! Пять!

— Ого, он умеет не только говорить, но и считать! — воскликнула Хай Лин и подняла роскошное красное перо, оброненное птицей.

— Он и правда невероятно похож на тех, которые продаются в зоомагазине дедушки Мэтта в Хитерфидде, — заметила Вилл. — Эти попугаи живут страшно долго, а еще они очень умные.

— Очень умные! — повторила птица.

— Но ведь кто-то должен был научить его этому? — сказала Корнелия. — Не мог же он заговорить самостоятельно?

Попугай взмахнул широкими крыльями, поднялся в воздух, уселся Ирме на плечо, да так там и остался. Видимо, ему приглянулось это местечко.

— Помогите! — завопила Ирма. — Кто-нибудь, снимите его! Фу, он царапает меня своими когтями и воняет, как обезьяна!

— Воняет как обезьяна! Обезьяна ужасно воняет! — крикнул попугай.

Чародейки так и покатились со смеху. У Аманитуса могут возникнуть неприятности. Мы ведь выдавали себя за его племянниц!

— Да, ты права, — согласилась с ней воздушная чародейка. — Я как-то раньше об этом не подумала.

— Но сейчас мы ничем не можем ему помочь, — сказала Вилл. — Так что давайте лучше сосредоточимся на поисках Пламени Чистоты.

— И чем быстрее мы его отыщем, тем лучше, — добавила Тарани. — Я чувствую, что оно едва теплится. Надеюсь, Пламя не успеет погаснуть…

Девочки устроили привал и, дав отдых ногам, любовались чудесным пейзажем. Аманитус положил им с собой в дорогу буханку и пару фляжек с соком. Вкус у этих простых яств был просто восхитительный. Попугай схватил кусочек хлеба и проглотил его одним махом. Когда он открыл клюв, Ирма заметила, что у него синий язык. Большой, упругий и совершенно синий!

— Хм, — задумалась она. — Странно… Вилл, разве у попугаев бывают синие языки?

— Ну да, синие или черные, а вот с розовым ни одного не видела.

— Синий язык! — завопила птица. — У попугая синий язык! Обезьяна ужасно воняет!

— Да замолкни ты, пустомеля!

— Замолкни, пустомеля! — не унимался говорун. — Пустомеля ужасно воняет! Замолкни, обезьяна!

— Да-а, Ирма, — рассмеялась Вилл, — вот, наконец, мы нашли того, кто несет чушь похлеще, чем ты!

— Рыбак рыбака видит издалека, — заметила Корнелия. И Ирма тут же обожгла ее убийственным взглядом.

Не вслушиваясь в эту шутливую перепалку, Тарани склонилась над картой. Она волновалась из-за Пламени. Как же его отыскать? На карте прямо посреди леса был начертан жирный крест. Чародейка тихонько пробормотала себе под нос слова из сна:

— Синее пламя очищает и рассказывает о будущем…

— Рассказывает о будущем! — крикнул попугай. — Только отважный не устрашится синего пламени!

Тарани в изумлении вытаращилась на птицу. Она ведь не произносила эту строку! Возможно ли, что попугай знает пророчество? Девочка медленно продолжила:

Только отважный не устрашится синего пламени и увидит в его сердце и добро, и зло.

Попугай склонил голову набок и моргнул.

— Настанет день! Настанет день!

Тарани подхватила:

— Настанет день, когда пламя затрепещет,
огонь угаснет, и время остановится.
И тогда придет Огненная Стражница из дальний земель, она раздует пламя,
и время продолжит свой ход.

Попугай кивнул, дернул хвостом и вдруг заговорил дальше:

— Пламя Чистоты затеряно в лесах,
среди гнезд красных птиц.
Башня, устремленная к небесам,
поможет и королю, и Пламени.

Вот оно! Последний недостающий фрагмент! Недаром Тарани казалось, что должно быть что-то еще. В тексте пророчества, найденном Аманитусом и Микофобией, отсутствовала концовка.

— Значит, Пламя в башне, — заключила Хай Лин. — Среди красных птиц… Попугаев, что ли?

— Интересно, где он выучил эти слова? — удивилась Ирма.

— Попугаи живут долго, — со знанием дела объяснила Вилл. — Скорее всего, твой застал правление мудрой королевы.

Глава 14. Чёрный овраг

Когда девочки собрались покинуть Медвежий грот, попугай снова сел Ирме на плечо.

— Ир-р-р-рма! — завопил он так громко, что по лесу разнеслось эхо. — Дор-рогая Ир-р-рма!

— Тише ты, чучело! — прикрикнула на него чародейка. — Я чуть не оглохла от твоих воплей.

— Чуч-чело! Дор-р-рогое чуч-чело! — затрещала птица.

— Не мешало бы нам вести себя потише, — заметила Корнелия. — Скоро весь лес будет знать, кто мы такие и куда идем.

— Ты права, — согласилась Вилл. — Вот как мистер Ольсен утихомиривает птиц в своем зоомагазине. — С этими словами чародейка зажала попугаю клюв. Крикун действительно умолк.

Чем ближе к Черному оврагу, тем темнее становился лес. Деревья как будто сделались выше и отбрасывали густую тень. Лишайники, словно длинные бороды, свисали с ветвей. Они были серыми. Тут присутствовали самые удивительные оттенки этого цвета: от светлого, почти белого, до насыщенного, переходящего в фиолетовый. Грибов здесь тоже оказалось в изобилии. Все как один странной формы, бледные, прозрачные, словно желе.

Вилл больше не приходилось держать попугая за клюв. Птица и сама почувствовала царившую в этой части леса гнетущую, зловещую атмосферу. Девочки с опаской озирались по сторонам, но пока не заметили ничего подозрительного. Стояла звенящая тишина. Казалось, во всей округе нет ни одного живого существа: ни птицы, ни мыши. Лишь пауки сплетали среди темных ветвей свои переливчатые сети. И всё же чародеек не оставляло чувство, что за ними кто-то следит.

Тропа настолько сузилась, что подругам приходилось идти гуськом. Первой шагала Корнелия, и вдруг она замерла как вкопанная. Тарани не успела остановиться и врезалась ей в спину.

— Мы на месте, — сказала Корнелия. — Осторожно, тут обрыв!

Она не ошиблась. Прямо у них под ногами лежала пропасть. Деревья подступали к самому краю Черного оврага. Если бы Корнелия по пути зазевалась, без жертв бы не обошлось.

11
{"b":"221915","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Быстро вращается планета
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Клад тверских бунтарей
Земля лишних. Горизонт событий
Кремль 2222. Покровское-Стрешнево
438 дней в море. Удивительная история о победе человека над стихией
Игра в матрицу. Как идти к своей мечте, не зацикливаясь на второстепенных мелочах
Город. Сборник рассказов и повестей