ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вилл вздохнула и отняла руки от лица. В стеклах очков Тарани заплясали отблески огня, но глаза за этими стеклами были полны отчаяния. Взгляд подруги мигом отрезвил Вилл. Она взяла Тарани за руку и посмотрела ей в лицо. Острое чувство стыда пронзило сердце предводительницы чародеек.

«Что же я наделала?! — корила себя она. — Ведь Тарани — моя лучшая подруга. Как я могла заподозрить ее в неискренности? Но почему же она молчит?»

Тарани увидела в глазах Вилл понимание и заботу, и в тот же миг дышать стало еще легче. Язык казался уже не таким резиновым и распухшим. Она жадно глотнула застоявшегося подвального воздуха. Ах, как приятно дышать полной грудью!

— Придворная певица! — хрипло прошептала чародейка. — Это она! Она навела морок на всю страну! Разве вы не поняли? Это она!

— Значит, всё, что говорилось о предсказаниях, — ложь? — воскликнула Вилл. — Ты не видела нашего будущего? Но что же показало Пламя?

— Ее будущее! Она превратилась в жуткое создание, а серые стражники стали волкодавами. Они сорвали с короля мантию и корону! Певица выжидает подходящего момента, чтобы забрать в свои руки трон Мускарии!

Вилл призвала Сердце Кондракара. Магический талисман засиял во мраке привычным светом. Первой пришла в себя Корнелия. Она подошла и взяла Тарани за руку. Потом Хай Лин, широко зевнув, поднялась с тюфяка. А за ней последовала Ирма.

Тарани расплакалась, ощутив невероятное облегчение. Когда подруги отвернулись от нее, ей приходилось несладко, но сейчас всё вернулось на свои места. Она протянула руку, на которой в свете огненного шара поблескивал браслет. Но что это? С ним что-то происходило, камни явно увеличились в размере! Они искрились, переливаясь разными цветами — цветами чародеек!

— Что это? Ух, какая красотища!

Тарани сняла украшение и протянула его Корнелии.

— Он лежал под грибом, который я фотографировала, — объяснила огненная чародейка. — Я подняла его, а потом совершенно забыла про это.

— Тут пять подвесок как раз наших цветов, — заметила Корнелия. — Наверное, это что-то значит…

— Ну конечно, значит, — уверенно кивнула Вилл. — Это символ дружбы! Только объединив наши способности, мы обретем подлинную силу!

— Наверное, это Аманитус принес браслет в наш мир, — предположила Ирма. — Вы как думаете?

— Возможно, — согласилась Тарани. — Спросим у него при встрече.

Все чародейки окончательно сбросили с себя оцепенение. Тарани наколдовала еще огненных шаров, и теперь подвал, превращенный в тюремную камеру, купался в теплом желтом свете. Девочки размялись и стряхнули пыль со своих крылышек. Изящный браслетик лежал на ладони Вилл как знак дружбы. Теперь Стражницам не верилось, что еще не так давно они сомневались друг в друге и чуть совсем не рассорились. Правда, их вины в этом не было — злые чары придворной певицы оказались очень мощными.

Но сейчас чужое колдовство не имело над ними власти! Вилл снова призвала Сердце Кондракара. Девочки чувствовали, как в них вливается энергия талисмана: сначала это было похоже на простую уверенность в своих силах, затем они ощутили всепоглощающую радость и наконец — ни с чем не сравнимую мощь единой магии их стихий!

— Давайте поскорее выберемся отсюда! — воскликнула Вилл. — Ведь нам предстоит освободить Мускарию!

Когда пять Стражниц действовали слаженно, ничто в мире не могло их остановить — даже сотня облаченных в белое мужчин и женщин из Улыбчивых отрядов. Не прошло и нескольких секунд, как чародейки оказались на свободе.

— Бежим в тронный зал!

И девочки помчались через двор к лестнице, ведущей в замок. Корнелия наколдовала мощную лиану, и та, опутав решетку ворот, подняла ее. Ирма соорудила из фонтана водяную пушку и мощной струей смела с дороги зубастых солдат. Поток, в котором то и дело мелькали белые руки и ноги, с шумом унесся прочь.

Чародейки ворвались в замок. Хай Лин призвала ветер, и тот разметал в холле все стулья, вазы и доспехи. Подруги плечом к плечу, перепрыгивая через ступеньки, взбежали по лестнице и ринулись к тронному залу.

Когда двери распахнулись, король растерянно привстал. У него за спиной стояла придворная певица в роскошном наряде из ярко-лилового шелка, а перед ними расположился художник с мольбертом. Без сомнения, он рисовал их портрет. Немного поодаль переминались двое громил в серых одеждах.

— А-а-а-аргх! И-и-и-и-и! Вы, мерзкие маленькие проныры!

Громкий вопль примадонны звучал словно очередная ария. Улыбка вмиг слетела с ее лица, и грузная женщина на глазах превратилась в ужасного монстра, которого Тарани видела в Пламени Чистоты. Чародейки ожидали, что она сейчас обрушит на них свой гнев, но они прогадали. Огромные когтистые лапы потянулись к горлу короля. А его величество даже не заметил, как преобразилась певица.

— Нет! — Тарани первой метнулась к королю и заставила его пригнуться.

Вилл послала ослепительную молнию прямо певице в грудь. Чудовище дрогнуло и покачнулось, тем временем Тарани успела оттащить самодержца подальше.

Вилл развернулась к стражникам, снова обратившимся в кровожадных псов. Сейчас главное сохранять спокойствие. Девочка понимала, что сможет утихомирить собак, только если не потеряет самообладания. В прошлый раз это сработало. «Ми-и-и-илые собачки! Славные, хорошие пёсики!» — думала она. Сбитые с толку, волкодавы остановились, а через пару секунд они уже лежали у ног Вилл, мирные, как овечки.

Посреди всей этой неразберихи всё еще стоял, оторопело озираясь по сторонам, придворный художник. С начатой картины на него смотрела улыбающаяся певица. А рядом с ним бесновалось ужасное чудище!

Глава 18. Пламя растет, время идет

Схватка, разыгравшаяся в тронном зале, вскоре завершилась. Против магии команды чародеек не смогла устоять даже такая могущественная колдунья, как придворная певица. Поняв, что ее замысел раскрыт и всё потеряно, она снова преобразилась. Как-то разом утратила весь свой блеск, стала невзрачной, маленькой, слабой. Фигура сделалась костлявой, в волосах появилась проседь, а потом они и вовсе побелели. Накладные ногти отвалились, платье обвисло и покрылось пылью, еще недавно сверкавший шелк выцвел, на нем появились темные пятна. Зеленые драгоценные камни, болтавшиеся на впалой груди, потускнели.

В конце концов придворная певица превратилась в дряхлую согбенную старуху. Вместо ослепительно-белых зубов во рту у нее теперь торчала лишь пара гнилушек. А возле ее ног сидели две трясущиеся от старости таксы.

— Поглядите-ка на нее! — крикнула Вилл. — От былого величия не осталось и следа! Она больше никогда не сумеет прибрать к рукам власть в Мускарии. Мы заберем ее с собой в Кондракар. Ни мы, ни король не вправе решать, как с ней поступить, — это должен сделать Оракул.

— Но мы не можем покинуть Мускарию прямо сейчас, — напомнила ей Корнелия. — Нам еще надо попрощаться с Аманитусом.

— Конечно, — кивнула Огненная Стражница. — А пока мы посадим певицу в подвал. В таком состоянии ей вряд ли удастся сбежать.

Всё внимание чародеек было приковано к придворной певице, а о короле они совсем позабыли. Но вот Тарани бросила на него случайный взгляд и остолбенела. Он тоже изменился, словно постарел на несколько лет. Почти все его волосы выпали, и корона съехала набок. Кстати, ее не мешало бы как следует отполировать. Живот еще заметнее округлился (вот к чему приводят ежедневные пирушки!). Но если не считать этого, он выглядел бодро, разве только чуточку растерянно.

«Это время! — поняла Тарани. — Я чувствую, как Пламя Чистоты разгорается с новой силой. А это значит, что время возобновило свой ход!»

Король застонал и прижал ладони к вискам. Но уже в следующий миг его руки устремились вниз, чтобы поддержать спадающие с круглого брюха штаны. Однако подхватить их он не успел — брюки упали.

— Ох, что-то у меня голова идет кругом, — пожаловался монарх. — А вы кто? Мы с вами раньше встречались?

— Нет, ваше величество, — ответила Вилл. — Давайте-ка лучше выйдем на свежий воздух. Думаю, там вам станет легче.

15
{"b":"221915","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Корона из звезд
Затонувшие города
Око Золтара
Под знаменем Рая. Шокирующая история жестокой веры мормонов
Выходя за рамки лучшего: Как работает социальное предпринимательство
Прощай, немытая Европа
Знаки ночи
Латеральная логика. Головоломный путь к нестандартному мышлению
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год