ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Но сколько бы ни перечитывали и ни заучивали наизусть важные места, воспоминания становятся всё слабее, — продолжал Аманитус. — Когда мы вырвем из книг всю правду, она исчезнет из памяти. Тем временем страна погружается в хаос. Наши судьбы висят на волоске. Кто будет заботиться о мире, когда все только и делают, что хохочут и празднуют? Кто обеспечит нас едой и одеждой? Кто станет преподавать в школах? Кто построит новые дома и починит старые? Кто отремонтирует размытые дождями дороги? А представьте себе, что случится, если на нас нападет враг?

Глава 8. Путь в замок

На обед был, разумеется, суп из лисичек. Тарани гадала, едят ли в Мускарии хоть что-нибудь кроме грибов. Пока они подкреплялись, Аманитус сообщил гостьям, что сегодня необычный день — в замке состоится празднество.

— Правда, король и так проводит вечеринки чуть ли не ежедневно, — оговорился Аманитус, — но сегодня праздник сбора урожая. Это старинная мускарийская традиция. Пир устраивают в самый разгар сбора грибов!

И, конечно, Аманитус должен был участвовать в торжественной церемонии. Ему предстояло зачитать поэму о сборе урожая, хоть его и мучило чувство стыда — ведь поэму-то тоже переписали, из нее удалили все печальные строки. Аманитус и чародейки посоветовались и решили, что девочкам следует отправиться во дворец, хоть это и небезопасно. Человечек хотел показать гостьям Королевскую библиотеку и заодно познакомить их с Микофобией.

— Не знаю, чем вы можете нам помочь и можете ли… — сказал он. — Но, думаю, вам не помешает своими глазами увидеть, до какого положения скатилась наша страна.

И вот вскоре после полудня из хижины Аманитуса вышли шесть невысоких фигур. Одеты они были одинаково: в бурые куртки и серые мешковатые штаны. На головах у всех шестерых красовались широкополые грязно-коричневые шляпы, почти полностью скрывавшие лица. Аманитус объяснил девочкам, что шляпа — важная часть костюма. У любого мускарийца непременно имелась целая куча родственников, и каждая семья выделялась среди других особым типом шляпы.

— Если вы наденете эти шляпы, то все вокруг примут вас за моих многочисленных племянниц. А если кто спросит, откуда вы родом, отвечайте, что из дальних районов большого леса. И главное, не забывайте постоянно улыбаться, — напутствовал чародеек Аманитус, натужно осклабившись. — Когда поднимете шляпы, чтобы люди могли рассмотреть ваши лица, обещайте, что растянете губы как можно шире!

Ведущая к замку дорога вилась среди деревьев. Она забиралась всё выше и выше, пока среди крон не показались, наконец, башни. Всего их было четыре, с крышами в форме грибных шляпок. На каждой развевался оранжевый флаг.

— Раньше у нас были голубые флаги, — мрачно промолвил Аманитус, — но и их заменили. Король посчитал, что голубой — это цвет меланхолии.

Путники миновали много домов — как две капли воды похожих на хижину Аманитуса. Почти все они обветшали, а огороды заросли сорняками. Корнелия не могла удержаться и по пути прикасалась то к кустам смородины, то к грушевым деревьям. Она надеялась, хозяева порадуются, когда увидят, что растения прибавили в росте и принесли плоды. Дорога состояла сплошь из ухабов. За ней явно никто не ухаживал, хотя давно следовало укрепить размытые дождем участки и убрать камни. По обеим сторонам то тут, то там виднелись убогие лавчонки.

— Угадайте с трех раз, что они продают? — фыркнула Ирма. — Сушеные грибы. У меня такое чувство, что после этого задания я еще долго не захочу их есть.

— А вон булочная, — заметила Хай Лин. — Только хлеба там больше нет.

На одном из домиков красовалась вывеска:

«Чистка зубов. Первоклассная полировка и заточка. Предлагаем также зубную пасту, зубную нить и средство для отбеливания».

Вывеску украшали смеющиеся рты с идеальными белоснежными зубами. Заведение имело процветающий вид. Очевидно, отбеливание и заточка пользовались среди населения популярностью.

Дорога постепенно расширялась, и путников на ней прибавилось. Все двигались в одном направлении — к замку. Большинство несли корзины и коробки с разными грибами. Одна женщина волокла тележку с самым большим дождевиком, какой девочкам только доводилось видеть, — круглый гриб был размером с мяч для пляжного волейбола. Какой-то мальчуган сплел гирлянду из цветов, и она тащилась за ним по земле, будто хвост.

Вдруг с чародейками поравнялся мальчишка примерно одного с ними возраста. За плечами у него висел объемистый мешок — наверняка набитый грибами. Удивительно, как только этому дохляку удавалось тащить свою ношу.

— А почему вы ничего не несете? — поинтересовался мальчуган у Стражниц. — Вы ведь идете в замок?

— Конечно, — ответила Ирма, не забыв улыбнуться, — но мы э-э-э… помогаем по-другому.

Мальчик так широко раздвинул губы, что его голова стала похожа на оживший череп. «Интересно, когда он в последний раз обедал?» — подумала Тарани.

— Ты тоже направляешься в замок на пир? — спросила она.

Мальчишка удивленно вытаращился на нее.

— Конечно, нет! — воскликнул он. — Мне не позволено веселится в замке! Это для знати. Но в городе тоже устраивают праздник сбора урожая — для простого люда. Сейчас хорошее время — можно просто выйти из дома и насобирать в лесу еды! — Мальчик кивнул чародейкам на прощанье и пошел своей дорогой.

Они встретили и других мускарийцев. Женщина с цветами сказала примерно то же самое: она была рада доставить цветы на пир в честь сбора урожая, но сама в празднестве не участвовала. Она тоже выглядела до предела исхудавшей и тащила за спиной ребенка, такого маленького и хилого, что он больше походил на птичку. Однако и она растянула рот от уха до уха. У всех на лицах застыли жутковатые улыбки, а глаза оставались невеселыми.

Глава 9. Библиотечная башня

С близкого расстояния замок производил не такое уж приятное впечатление. Построенный из серого камня, он весь словно перекосился. Все башни имели разную высоту, и ни в одной из них не было окон. Многочисленные пристройки представляли собой мешанину из несхожих архитектурных стилей. Повсюду развевались оранжевые флаги: большие стяги реяли на башнях и крепостных стенах, маленькие вымпелы украшали двери и ворота.

Стайка «племянниц» в коричневых шляпах остановилась.

— Здесь нам придется разделиться, — шепотом сообщил им Аманитус. — Я могу взять с собой в библиотечную башню только двух из вас.

— Ну, я-то легко обойдусь без старых пыльных книженций, — заявила Ирма и широко улыбнулась уже знакомому мальчугану с мешком, шедшему им навстречу.

— Пожалуй, я тоже, — добавила Хай Лин. — А если мы пока поможем горожанам? Я умею обращаться с цветами и составлять красивые композиции.

— В башню пойдем мы с Тарани, — сказала Вилл. — Ты не возражаешь, Корнелия?

Корнелия не возражала — она предпочитала прогуляться по парку, разбитому позади замка. Чародейка хотела взглянуть, какие диковинные деревья и кусты там растут.

Аманитус, как и обещал, провел Тарани и Вилл вдоль крепостной стены к неприметному ходу, ведущему в библиотечную башню. Дверь с тяжелым стуком захлопнулась за спиной, разом заглушив наполнявшие улицу голоса. После ярких дорожных впечатлений это было почти как внезапно хлынувший на голову ледяной душ. Девочки мигом собрались и вспомнили, зачем они здесь. И до чего же приятно оказалось наконец расслабить лицо и перестать улыбаться!

— Прежде всего я хочу познакомить вас с Микофобией, — сказал Аманитус.

Они вошли в круглое помещение, стены которого от пола до потолка закрывали книги. Вилл чуть не задохнулась от пыли и чихнула с такой силой, что с головы слетела шляпа. Воздух пропитался специфическим запахом — так могли пахнуть только старые фолианты. На середине приставной лесенки стояла худая женщина, с трудом удерживавшая в одной руке целую стопку книг. Она носила маленькую красную шляпку. Выбивавшиеся из-под нее волосы были еще жестче, чем у Аманитуса. Женщина быстро и ловко спустилась со стремянки и поспешила к новоприбывшим.

6
{"b":"221915","o":1}