ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— А вот и вы, — сказала она, сурово поглядев на девочек поверх угловатых очков. — Что ж, приветствую вас, несмотря на то что вы опоздали. Не думаю, что навести в этой стране порядок еще возможно. Скоро мы с Аманитусом закончим переделывать книги, и тогда ничто больше не удержит нас в здравом уме.

— Не говорите так! — запротестовала Тарани. — Еще не всё потеряно!

— О… Ну ладно, посмотрим, — пробормотала Микофобия.

Она внезапно развернулась и метнулась вверх по лестнице, проворная, словно белка. Там, наверху, она потянулась за очень старой на вид синей книжкой. Снова спустившись, она раскрыла фолиант. Тарани и Вилл, к своему изумлению, обнаружили, что это была не настоящая книга, а замаскированная коробка, полная вырезок.

— Каждая пятая книга здесь — это деревянный муляж, ящик, — объяснил Аманитус. — Внутри мы храним всё, что подлежит уничтожению. Самые страшные, скучные и жалостливые истории. Войны, волнения и скорбь…

Он рассказал, что они с Микофобией собирались вклеить страницы обратно, как только наступят подходящие времена. Ведь разве можно построить счастливое будущее, если не знать об ошибках прошлого?

— Всё зло и вся боль мира не перестанут существовать только оттого, что мы станем закрывать на них глаза! — добавил человечек.

— Здесь у нас вырезки из книжки о Пламени Чистоты, — сказала Микофобия. — Вот откуда мы узнали о вас, Стражницы. Но сегодня, Аманитус, я наткнулась на кое-что еще. — Женщина провела узловатым пальцем вдоль строк. — Ага, вот оно: «…и королева видела в Пламени Чистоты все дни до единого. Это причиняло ей сильную боль, ведь она читала в будущем не только хорошее, но и плохое, однако ее страдания окупались сторицей, ведь видения разоблачали любые заговоры и замыслы врагов». Я начинаю подозревать, что сейчас мы как раз и имеем дело с иноземными врагами, — заключила Микофобия, подняв глаза. — Неприятель проник в наши ряды, скрывается среди нас. Но как его распознать?

Аманитус снял шляпу и почесал кудлатую макушку. А потом, нахмурившись, покачал головой.

— Понятия не имею. Но, возможно, ты права. Впрочем, мы уже сделали что могли: призвали Огненную Стражницу. Теперь всё зависит только от нее.

Микофобия окинула Тарани критическим взглядом поверх очков, но промолчала. Лишь кивнула и вернулась к чтению.

Аманитусу нужно было подготовиться к декламации стихов на празднике, так что две его племянницы оказались предоставлены сами себе. Он велел им быть поосторожнее, не забывать улыбаться, не сходить с протоптанной дороги и во время пира садиться за праздничный стол, только когда позовут.

Покинув наконец библиотечную башню, девочки испытали облегчение. Высоко в небесах сияло солнце, стоял один из тех ясных, прозрачных, погожих дней, какие порой выпадают в первой половине осени.

— Пламя Чистоты… — заговорила Вилл. — Интересно, где оно?

— Хмм, я тоже подумала об этом, — сказала Тарани, — только кто же знает? В книге нет ясных указаний.

— Она же с самого начала была порвана, — заметила Вилл. — Микофобия сказала, что нескольких страниц не хватает. Может, там как раз и содержалось самое важное. Но нам нужно найти это Пламя. Ты должна снова раздуть его, вдохнуть в него жизнь!

Тарани прикрыла глаза и сконцентрировалась, на своей силе Огня. Она попыталась увидеть синий огонь.

— Кажется, я чувствую его, Пламя Чистоты, — прошептала чародейка. Оно бьется, словно сердце. Оно раздувается и опадает, и будто бы дышит И еще оно слабеет!

Позади замка располагался парк с просторными лужайками и мощными раскидистыми деревьями. Вилл и Тарани бродили по дорожкам. Обе они хранили молчание, сосредоточившись на своих собственных мыслях. Тарани всё еще поддерживала связь с Пламенем Чистоты, тщетно пытаясь понять, в какой стороне оно находится. А мысли Вилл то и дело возвращались в библиотечную башню. Она не могла не восхищаться бескорыстным и благородным трудом Микофобии и Аманитуса. Как отважно было с их стороны пойти против воли короля и с риском для жизни собирать запрещенные вырезки!

К ним навстречу по тропинке шла Корнелия. Увидев подруг, она ускорила шаг.

— Идем быстрее! — воскликнула девочка. — Я обнаружила кое-что странное.

Она повела их в тенистые глубины парка. Вскоре огромные стволы уже окружали чародеек со всех сторон. Под сенью большого бука в траве рассыпались светлые брызги. Корнелия указала туда взглядом, и Тарани в два прыжка оказалась под деревом. Конечно, там оказались грибы, белые грибы.

— Точно такие же, какие я фотографировала, — заметила она, присев на корточки.

Грибы определенно были теми же самыми, но в них появилась странная омертвелость. Тарани с опаской прикоснулась к ним и почувствовала холод. Ну конечно, это не настоящие грибы, а скульптура! Белые, мраморные, они вырезаны так мастерски, что могут сбить с толку кого угодно.

— Вилл, потрогай сама, — прошептала Тарани.

— Тут их целая прорва! — воскликнула Корнелия. — Растут почти под каждым деревом. Они все белые, но каждый немного отличается от других по форме.

Она сказала правду. Чем дальше девочки углублялись в парк, тем больше мраморных грибов находили. Крупные и мелкие, круглые, похожие на конус и с широкими плоскими шляпками… Со всех сторон в тени белели сотни загадочных грибов.

Глава 10. Праздник урожая

Глашатаи дули в трубы, созывая всех во внутренний двор замка. Мускарийцы спешили занять свои места и радостными криками приветствовали открытие празднества. И никто из местных жителей не подозревал, что в их ряды затесались пять фальшивых «племянниц».

Маленький человечек в красной форме и с золотой перевязью поперек объемистого живота поднялся на лестницу, ведущую к главному входу. Это был церемониймейстер, а со всех сторон его окружала охрана из Улыбчивых отрядов. Взобравшись на верхнюю площадку, он поклонился публике и продемонстрировал белозубую улыбку.

Тарани таращилась на эти зубы, поблескивающие в лучах солнца. «Ничего себе! — подумала чародейка. — Верно, он ходил в ту цирюльню, где занимаются чисткой и полировкой. Интересно, какими средствами можно добиться такой белизны?»

— Дорогие мускарийцы, дорогие друзья! — крикнул церемониймейстер, обращаясь к собравшимся. — Столы накрыты! Так давайте же начнем праздновать! Пусть среди нас царят радость и веселье!

Тарани поглядела на ряд жизнерадостных оскалов за спиной у оратора. Там выстроились и мужчины, и женщины, все в безупречно белых одеяниях, все с ровными, чуть ли не сверкающими зубами.

— Не понимаю, как они не устают стоять так долго, улыбаясь до ушей, — прошептала Тарани.

— Может, они уголки рта скотчем приклеили? — предположила Вилл.

— У них холодные глаза, — заметила Корнелия. — Они улыбаются одними губами.

Тарани вспомнила об отряде, который девочки видели в лесу, и снова подумала: а не носят ли эти люди масок? Тут Вилл потянула ее за руку и указала куда-то вперед.

— Гляди, там Ирма и Хай, — прошептала она. — По крайней мере, мне кажется, что это они. Вряд ли сюда пришли настоящие племянницы Аманитуса.

Тарани тоже заметила подруг. Две бурые шляпы маячили у самого подножия лестницы. Всеобщее внимание было обращено на церемониймейстера, поэтому девочки не сразу заметили короля. Но когда восторженные крики отгремели, тот поднялся с кресла и попросил тишины.

Король Мускарии оказался на удивление малорослым. Прежде всего в глаза бросалось его кричащее одеяние: камзол из золотой парчи, оранжевые шелковые панталоны и красный бархатный плащ. Вилл в изумлении уставилась на корону, усыпанную переливавшимися на солнце драгоценными камнями в форме грибов. Тарани поглядела на башмаки его величества, которые вообще-то больше походили на тапочки. Их тоже украшали драгоценности и крошечные зеркала, игравшие всеми цветами радуги.

И только когда самодержец заговорил, девочки устремили взгляды на его лицо.

— На вид он добрый, — прошептала Тарани.

7
{"b":"221915","o":1}