ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хмм, очень напоминает официанта из кафе на углу возле моего дома, — сказала Вилл. — Разумеется, если бы тот решил принять участие в маскараде.

Тарани с трудом сдержала хохот. Предводительница чародеек была права: король выглядел как самый обычный коротышка, попавший на костюмированный бал. Круглое дружелюбное лицо морщилось, когда он близоруко щурился и, конечно же, смеялся — коротко, неуверенно, словно человек, которому только что рассказали шутку, но он ее не понял. Очень трудно было представить себе, что этот малыш управляет целым государством.

— Ах, какая у нашего короля горделивая осанка! — воскликнула женщина в желтой шляпе, стоявшая рядом с Тарани. — Он самый приятный мужчина в стране! До чего же я рада быть его подданной!

Король поднял руку и поприветствовал свой народ. Публика тотчас же замахала в ответ и разразилась овациями.

— Дорогие мускарийцы, дорогие друзья, я очень раз всех вас видеть. Надеюсь, у вас хорошее настроение?

— Да-а-а-а! — завопили все хором. — Да здравствует король!!!

Коротышка рассмеялся и помахал обеими руками.

— Спасибо вам, спасибо! И да здравствует Мускария! Мы будем веселиться вечно! Чего стоит наша жизнь без развлечений? Итак, я объявляю праздник сбора урожая открытым!

Вилл, Тарани и Корнелия стали искать места за столами. Они уже отчаялись привлечь к себе внимание Ирмы и Хай Лин. Слишком уж много людей толпилось во дворе замка, особенно возле площадки, где сидел король.

Все пространство внутри крепостных стен заставили праздничными столами и украсили цветами, искусно подобранными по цвету и форме.

— Бьюсь об заклад, это работа Хай Лин, — сказала Корнелия. — У нее талант, правда?

Столы ломились от яств. Чего тут только не было: омлет с грибами, жареные грибы, маринованные грибы и даже грибное варенье. Каждую тарелку с салатом венчала белая шляпка.

Наконец подруги нашли удобно расположенные места, с которых хорошо просматривался стол для знати, накрытый на возвышении. Не успели девочки сесть, как появился Аманитус.

— Нужно позвать сюда ваших подруг, — сказал он, расположившись напротив, — членам одной семьи положено держаться вместе.

Тарани огляделась. Повсюду сидели группки мускарийцев в одинаковых шляпах — очевидно, это и были семьи. Но не успела она открыть рта, чтобы ответить, как церемониймейстер призвал собравшихся к тишине.

— Прежде чем мы все приступим к трапезе, я хотел бы представить вам особу, столь изысканно украсившую королевский стол! Она прибыла к нам с другого конца леса. Поднимитесь к нам, милочка, пусть народ вас поприветствует!

Он протянул руку и поднял на помост Хай Лин! Рядом с пузатым церемониймейстером чародейка выглядела маленькой и хрупкой. Она робко улыбнулась и поклонилась, а публика захлопала в ладоши. Аманитус побледнел и утер пот со лба.

— Не стоит привлекать к себе внимания, — пробормотал он. — Пожалуйста, милые девочки, будьте осторожнее!

Его величество, естественно, сидел на самом почетном месте во главе стола. Он сдвинул корону на затылок, чтобы не мешала, и повязал под двойным подбородком салфетку. Никого не дожидаясь, правитель принялся за еду и жевал с явным наслаждением!

За спиной у него стояли два широкоплечих верзилы в одинаковой серой форме — разумеется, охранники. По одну сторону расположился церемониймейстер, а по другую восседала пышно разодетая дама с алыми густо накрашенными губами. Она была очень высокая, полная, с широкой нижней челюстью и огромным ожерельем из блестящих зеленых камней.

Сосед по столу сообщил Вилл, что это главная придворная певица и близкая подруга короля. Она прославилась, исполняя оперные арии.

— Это лучшая в мире певица! — шумно восхищался мускариец. — Наш король окружает себя только избранными, достойнейшими людьми. Непревзойденными мастерами развлечений!

Сосед не преминул показать Вилл их всех: художника (равного которому на всем свете не сыщешь), артистов (только самых талантливых). Немного поодаль сидели канатоходец и женщина в голубом, поэтесса (разумеется, гениальная). Возле короля суетились шуты, а музыканты были готовы в любой момент заиграть.

— Мы сегодня увидим их выступление? — с любопытством спросила Вилл, хотя все эти разговоры о «лучших в мире» вызывали у нее сомнение.

— Ну конечно же! Конечно!

И публике не пришлось долго ждать. Канатоходец взбежал вверх по лестнице и ступил на веревку, натянутую между башней и деревом высоко над головами зрителей. Осторожно балансируя и для равновесия держа в руках длинный шест, он босиком прошелся туда-сюда. От этого зрелища у девочек слегка закружилась голова. Потом акробат взял велосипед и с легкостью проехал по канату.

Все аплодировали. Все улыбались или смеялись. Все сошлись на мнении, что это удивительно, невероятно, чудесно и талантливо. Тарани, помня наказ Аманитуса, тоже улыбалась и смеялась, хоть это всеобщее веселье и казалось ей насквозь фальшивым.

На десерт придворная певица решила исполнить арию. Она влезла на возвышение и предстала перед зрителями во всем великолепии. Когда она набрала в грудь воздуха, ожерелье высоко подскочило, и солнечные лучи отразились от сверкающего каскада зеленых камней. Голос у нее был сильный, мощный. Он волной разливался по всему двору замка. Зрители благоговейно застыли, плененные музыкой. Вилл и Корнелия тоже поддались общему настроению.

И только Тарани пыталась отстраниться от пения. Оно проникало ей в голову, словно сквозняк. Как пульсирующий ледяной поток, оно дробило мысли на жалкие кусочки. Огненная чародейка еле сдерживалась, чтобы не зажать уши ладонями.

Глава 11. В честь короля

После пира началась грандиозная праздничная программа в честь короля. На этот раз своими талантами собирались похвалиться простые мускарийцы. Первым выступал Аманитус, и его декламация имела большой успех. Одна Тарани заметила, какой вымученной была его улыбка и чего ему стоило сохранять жизнерадостный вид.

— Ну, кто следующий? — крикнул церемониймейстер и хлопнул в ладоши. — Выходите и покажите, на что вы способны! Посвятите свое выступление его величеству! Каждый из нас должен сделать всё возможное, чтобы порадовать короля!!!

Какой-то шут взобрался на помост и продемонстрировал, как он умеет шевелить ушами. Потом на сцену вспрыгнул другой и прошелся колесом. Король расхохотался как ребенок и захлопал в ладоши. Его доброе лицо от смеха сморщилось, будто печеное яблоко.

«Наверное, он слишком много смеется, — подумала Тарани. — Хотя обычно морщины появляются у тех, кто часто волнуется и переживает».

— Как все-таки приятно повеселиться от души, — прошептала Вилл, согнувшись пополам от хохота.

На помост снова взошла придворная певица.

— А сейчас настал черед конкурса песен! — провозгласила она. — Я надеюсь увидеть на сцене немало юных талантов. Именно так я сама когда-то начала карьеру оперной дивы. Возможно, многие из вас еще помнят, как я получила первый приз на музыкальном фестивале!

Перед публикой выступила застенчивая девушка в фиолетовой шляпе. Она пела тоненьким дрожащим голоском. Зрители, разумеется, наградили исполнительницу аплодисментами, но улыбка придворной певицы была не более чем снисходительной. Затем в конкурсе принял участие какой-то парнишка, а потом на сцену вышла девочка в бурой шляпе.

— Это Ирма! — прошептала Вилл. — Что же такое творится?!

— О нет!!! — прошипел Аманитус. — Нельзя привлекать к себе внимание!

Но они уже ничего не могли поделать. Ирма поклонилась и набрала в легкие побольше воздуха. Пела она хорошо, и девочки отлично знали эту мелодию. Она выбрала песенку, которая была очень популярна дома, в Америке.

— Ее манера сильно отличается от прочих, — шепнула Корнелия. — Гораздо современнее, я бы сказала.

— Наверняка они не слышали ничего подобного, — кивнула Тарани.

Ирма закончила выступление, и ненадолго воцарилась мертвая тишина. А потом публика разразилась такими овациями, что все сразу поняли, кто выиграл конкурс! Сияя от счастья, девочка раскланивалась направо и налево. Какие-то ребята восхищенно засвистели и крикнули: «Еще!» Ирма повторила последний куплет и получила новую порцию аплодисментов. Аманитус схватился за голову и вздохнул. К счастью, этого не заметил никто, кроме Тарани.

8
{"b":"221915","o":1}