ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Он прав, — подумала огненная чародейка. — Совсем ни к чему привлекать к себе лишнее внимание. Мы должны отыскать Пламя Чистоты — вот что важно! Ох, бедная глупенькая Ирма…»

Следующим в программе шло выступление музыкантов, и первое место единодушно отдали пареньку, здорово игравшему на флейте. Затем наступила очередь танцевального соревнования и, наконец, конкурса красоты. Придворная певица в третий раз поднялась на сцену.

— Я и сама в прошлом неоднократно побеждала в конкурсах красоты, — произнесла она. — Но сейчас я достигла зрелости, когда понимаешь, что истинная красота — внутри человека.

Публика захлопала, и певица снова продемонстрировала ослепительную улыбку, а потом энергично взмахнула рукой.

— Что ж, вперед, девочки!

К сцене со всех сторон устремилась дюжина молоденьких девушек. Они улыбались, кокетливо поворачивали головки и расхаживали вдоль сцены. Взгляд придворной певицы блуждал по сидящим за столами зрителям.

— Нам нужно больше участниц! — воскликнула она. — Ты, в желтой шляпе, и ты, в бурой, а ну-ка, поднимайтесь сюда!

Корнелия побледнела и надвинула шляпу пониже. Неужели певица имела в виду ее? Девочка съежилась, стараясь казаться незаметной, однако это не помогло. Придворная певица прищелкнула пальцами:

— Эй, ты там, давай же, скорей иди сюда! Сразу отыскавшиеся доброжелатели помогли бедняжке Корнелии протолкаться сквозь толпу и взобраться на помост. Высоченная толстая певица фамильярно обняла девочку за плечи.

— Дорогое дитя, — произнесла она сильным, властным голосом. — Мои милые конкурсантки! Вы все так красивы! — И примадонна заставила девочек по очереди пройтись по сцене. Когда настала очередь Корнелии, зрители зааплодировали громче.

Несколько часов спустя Аманитус захлопнул за собой дверь своей хижины и со вздохом опустился на сиденье из листьев. Он снял шляпу и запустил руки в волосы, отчего прическа приняла еще более запущенный вид.

— О-хо-хо, — пробормотал он. — Плохо всё это, очень плохо. Что же нам теперь делать?

Вилл и Тарани уселись рядом с ним. Они обе утомились после насыщенного событиями дня, к тому же девочки сытно пообедали и их клонило ко сну. Чародейки до того устали, что едва могли соображать.

Корнелия, Ирма и Хай Лин остались в замке, с остальными победителями всевозможных состязаний. Корнелия все-таки выиграла конкурс красоты, а Хай Лин получила приз за то, что искусно украсила двор к празднику. А призом оказалась ночь в замке! Церемониймейстер объяснил всем, что это означает:

— Занявшие первые места будут спать на мягчайших перинах в самых прекрасных комнатах. Их ждет роскошный завтрак, поданный на посуде из чистого золота, затем великолепная ванна с благовониями и чудная новая одежда!

После чего счастливых победителей препроводили в апартаменты с высокими потолками. Глашатаи приветствовали их фанфарами, а публика — оглушительными аплодисментами. У чародеек не было никакой возможности переброситься с подругами хоть парой слов. Ирма взошла по лестнице первой, сияя широкой улыбкой. Кажется, она чувствовала себя как рыба в воде. За ней проследовала не менее счастливая Хай Лин. И только Корнелия встревоженно озиралась по сторонам.

— Волосы! — вдруг вскрикнула Тарани, подскочив. — Когда они станут принимать ванну, им придется снять шляпы, и все увидят их волосы! Ведь у нас они гораздо мягче, чем у мускарийцев!

— Ты права, — кивнула Вилл. — Это самое главное отличие, оно сразу бросится в глаза. Придется нам пойти в замок и вывести оттуда девчонок! Сегодня уже темно, вряд ли кто-то заметит их прически, но завтра их непременно раскусят!

Аманитус покачал головой:

— Мне очень жаль, но в этом деле я вам не помощник.

Глава 12. Ночь в замке

С наступлением ночи Вилл и Тарани стали готовиться к спасательной экспедиции. Они успели немного поспать и теперь пребывали в приподнятом настроении. Тарани думала, что Аманитус снова заставит их надеть бурые шляпы, однако она ошиблась.

— Если вас поймают, — начал он, — я бы хотел, чтобы ничто в вашем облике не указывало на меня или мою семью. Простите меня, пожалуйста, но…

— Мы понимаем, — сказала Вилл. — Всё в порядке. Без этой неуклюжей одежды и шляп нам даже удобнее.

Предводительница чародеек потянулась и расправила крылышки. Аманитус благоговейно уставился на них.

— Я вот всё думаю про ваши крылья, — промолвил он. — Раз они у вас есть, значит, вы умеете летать?

— Кое-кто из нас умеет, — уклончиво ответила Вилл. — А у остальных есть другие способности.

Была ветреная осенняя ночь. Облака гонялись друг за другом по небу, а в просветах между ними иногда появлялась луна — как раз в те моменты, когда ее меньше всего ждали. В ветвях деревьев гулял ветер, то и дело заставляя их скрипеть и стонать. Шум стоял такой, что девочки едва могли расслышать свои голоса. С другой стороны, в такую погоду вряд ли кто-то высунет нос из дому, и это было чародейкам только на руку: можно не таясь идти по дороге и не бояться неприятных встреч.

Неприступный замок возвышался перед ними, словно гигантский древний ящер, окаменевший во сне. Лишь в двух окнах слабо поблескивал свет, а так всё казалось спокойным. Вилл наклонилась к уху Тарани, стараясь перекричать ветер:

— Давай спрячемся и подождем подходящего момента.

Девочки юркнули за стену. Здесь почти не дуло. Тарани отбросила волосы со лба и перевела дыхание. Вилл оглядела лестницу, ведущую в замок. Поблизости она никого не заметила, но для верности стоило понаблюдать еще. Тарани посмотрела на небо. Луна пряталась за огромной, быстро плывущей в вышине тучей. Вот та умчалась вдаль, и желтое око тут же появилось во всей красе.

Стало светлее, и Вилл заметила, что возле лестницы что-то поблескивает. Бледные лучи падали на загадочный предмет и отражались, мерцая. Но что это такое? И вдруг от тёмных ступеней отделилась белая тень. Чародейка сообразила, что таинственная вещица — всего лишь ряд до блеска начищенных зубов. И принадлежит этот оскал солдату из Улыбчивого отряда.

Потом за первым появился второй. Они перекинулись парой фраз и потоптались на месте. Смена караула! Но нет ли поблизости и других солдат — вот в чем вопрос. Девочки решили, что, скорее всего, здесь только эта парочка. Новый часовой уселся на землю, прислонившись спиной к каменной колонне. В лунном свете Вилл прекрасно могла разглядеть его лицо. Не было никаких сомнений — он погрузился в сон. Однако губы его по-прежнему изгибались — солдаты из Улыбчивых отрядов не закрывали рты даже по ночам.

Подруги вошли в зал, освещенный лишь одинокой керосиновой лампой, отбрасывающей круглый отблеск на толстый ковер. За пределами светового пятна смутно виднелись контуры статуй, картин и больших каменных ваз. У дальней стены темнела широкая лестница, заканчивающаяся площадкой с резными перилами.

— Наверное, она ведёт в тронный зал, — прошептала Вилл. Тарани кивнула.

Направо и налево убегали коридоры. Какой же выбрать? Тарани наколдовала маленький огненный шар, чтобы лучше видеть. Подняв его повыше, чародейка заглянула в левый коридор. Проход скрывали тяжелые портьеры из красного бархата, расшитые золотыми коронами. Занавесы с правой стороны были синими с серебряными коронами.

— Думаю, нам сюда, — сказала Вилл, указав на синий коридор. — Красный, скорее всего, ведет в королевские покои.

Тарани, которой в голову пришла та же самая мысль, закивала. Они осторожно вошли в синий коридор. Пол там был застелен ковром того же цвета, что и портьеры. По стенам тянулись ряды портретов: женщины в черных платьях, причем волосы у всех до единой забраны в тугие пучки, и мужчины в красных мантиях с высокими воротниками и медалями на груди.

Тарани остановилась и осветила лица дам — все изображения казались несколько странными.

— По-моему, им перерисовали рты, — прошептала чародейка.

— Здесь тоже, — добавила Вилл. — И здесь. Им всем добавили улыбки. Что за безумная страна! Тут даже старые портреты должны улыбаться.

9
{"b":"221915","o":1}