ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джексон, входящий в школу, и чувство его присутствия в пыльной классной комнате. Вечерняя смена в закусочной, и непрерывные разговоры о нём. Этот разговор в офисе ресторана, и её память постоянно прокручивала те чувства. И был Итан с присущей ему лёгкостью и комфортом, который она испытывала рядом с ним. Почему она не могла открыться ему? Он был очень хорош для неё. Почему она так убивается, не впуская никого внутрь себя, не давая дружить никому кроме Гвен? Думая о разговоре с Итаном, она поняла: это было единственное время за сегодня, когда она не думала о Джексе. Что ж, она больше никогда не увидит Джексона Гадспида. И она была рада по этому поводу.

Час спустя, после разглядывания потолка, она наконец-то почувствовала, как её разум соскальзывает в бессознательное состояние.

Глава 11

Джексон взглянул в зеркало заднего вида. На него посмотрели ярко-голубые глаза, наполненные неопределенностью. Ни он, ни мир не привыкли к такому взгляду. После всего, он по-прежнему был Джексоном Гадспидом. Он был уверен в себе. Он был подготовлен. Ничто не могло потрясти его. Или, по- крайней мере, он так думал. Джекс примерил эту неопределенность по размеру. Он чувствовал себя странно, как в неудобном смокинге, который одевал один раз в год вместе с торжественной черной бабочкой на Ангельскую благотворительную акцию, которую организовывала его мать. Его Айфон снова подал звуковой сигнал, и он поставил его на беззвучный режим. Это присходило в течение нескольких часов, но он просто игнорировал его. Зная, что это должно быть она.

В ту ночь Джекс съел свой быстрый ужин дома, затем уехал, сказав своей матери и Марку, что он поехал повидаться с Митчем. Но, вместо того чтобы встретиться с своим другом, он поехал прямиком к Пирсу Санта Моники. Он остановился на полпути. Ему нужно было подумать. Случайный автомобиль сонно прополз мимо по тёмной жилой улице. Казалось, никто вокруг не узнал его, и поэтому его никто не побеспокоил.

Школа...Джекс склонил голову к рулю. Он всё ещё не мог поверить в ярость Мэдди. Он пришёл туда, чтобы извиниться, а она даже не стала с ним разговаривать. Что это было? Он просто попытался поступить правильно.

***

Выйдя из Средней школы Города Ангелов, Джекс помчался по городу на пресс-конференцию для кандидатов в Хранители в Отеле "Беверли Уилшер". Ведя машину после резкого разговора с Мэдди, Джекс чувствовал себя словно во сне: всё было размыто, казалось таким далёким и приглушенным. Его телефон зазвонил. Это был Марк. Он решил ответить на звонок. Его отчим звонил сообщить, что в Департаменте Полиции Города Ангелов выяснили о непричастности его к исчезновению Теодора. Они изучили алиби Джекса и решили, что его история проверена. Его отчим сказал ему возвращаться, чтобы приготовиться к Вступлению в Обязанности.

- Спасибо, Марк, - произнёс Джекс. Он полагал, что это должно было принести ему больше облегчения. Меньше всего ему было нужно быть связанным с напряжённым расследованием убийства. Но он был чист. Тем не менее, то, что произошло в школе с Мэдди, продолжило давить на него.

- Я уже еду на конференцию. Думаю, я опоздаю.

- Конечно, малыш. Позвони мне после, - сказал его отчим.

Дарси была на грани паники, когда Джекс прибыл.

- Где ты был,- прошептала она, резко выдохнув, толкая его в люкс, где он должен был давать интервью после ещё после нескольких интервью. Она посмотрела вперёд, сверкая улыбкой в тысячу ватт, на журналистов, с нетерпением поглядывающих на Джекса.

- Итак, наша звезда здесь!

- Прости, Дарси.У меня были некоторые, эм, дела, которые нужно было уладить, - прошептал Джекс, мысленно возвращаясь в классную комнату Средней школы города Ангелов.

- Это твоё дело, Джекс! - с придыханием ответила Дарси. Джексон взглянул на всех фотографов и журналистов, голодных до историй. На этот раз он заблокировал боль, прежде чем она смогла достичь его внутренностей.

Все интервью были по большей части одинаковы. "Как вы себя чувствуете, став самым молодым Хранителем? Как вы думаете, кто будет вашим первым Подопечным? Вы получите Подопечного по результатам лотереи в вашем первом году? Что это значит для вас быть Хранителем ?"Они все должны были подписать документы, согласившись не спрашивать об инциденте в закусочной накануне вечером, и всё благодаря Марку. Джекс многократно отвечал на вопросы каждому корреспонденту, который заходил в номер. Иногда Джекс пил из бутылки с водой. Даже самые закалённые журналисты испытывали благоговение в его присутствии, забывая за свои слова и краснея. Джексон обычно делал вид, что не заметил этого, но в этот раз он действительно не заметил. Через некоторое время это стало похоже на то, как если бы он сам не отвечал на вопросы репортёров, что вместо этого он ушёл, и кто-то, кто похожий на Джекса, отвечал на вопросы ."Да. Нет. Очень взволнован! Не могу дождаться ответственности. Просто , чтобы стать одним из Хранителей."

Щелчок и жужжание затворов, огни, микрофон, прикреплённый к его рубашке, записывающий каждый звук: всё это началось снова, чтобы казаться нереальным. Его мысли сосредоточились на том, что казалось единственным реальным в тот день: Мэдди. В конце концов, вопросы репортёров вывели его из его отрешенного состояния, возвращая его обратно в гостиничный номер.

- Можете повторить? - спросил Джекс, в первый раз фактически заметив перед собой человека, избыточного веса средних лет репортёра в дешёвой хлопчатобумажной рубашке и полиэстровом галстуке. Он занёс над собой стенографический блокнот и ручку:

- Я спросил, как Вы относитесь к растущему движению в Америке, то есть выспрашивание многого об Ангелах и что происходит здесь, в Бессмертном городе?

- Джекс, ты не обязан отвечать на этот...., - начала Дарси, поднимаясь. Репортёр нарушил согласование на запретные вопросы.

- Нет, нет, всё нормально, - ответил Джек, махая рукой в ответ Дарси.

- Что Вы подразумеваете под ФОЧ? Парня, который сказал, что собирается начать "Войну с Ангелами" и выбрал Гадспидов как преступников номер один?

- Те парни полные придурки. Если бы мы волновались о каждом....

Репортер уверенно посмотрел на него и закончил его предложение:

- ... психе с видео-камерой, Интернете и мнении. Я знаком с вашим заявлением. Нет, Джекс, я не говорю о ФОЧ, но о всей остальной Америке. Как Вы знаете, в США только что был избран Тед Линден. Сенатор, как политически независимый, работает на большой Анти-Ангельской платформе. Он будет первым за двадцать лет сенатором, который обойдется без Защиты. Он хочет добиться полной прозрачности между Ангелами и правительством, и поговаривают, что он хочет положить конец Защите-за-деньги в Америке.

Кровь прилила к лицу Джекса:

- Я...- Его перебили.

- Это интервью закончено.

Дарси снова поднялась и быстро направилась к Джексу, вытаскивая его беспроводной микрофон.

- Как вы все знаете, у Джексона чрезвычайно плотный график на этой неделе. Всем спасибо, что пришли.

Она взглядом испепелила репортёра. На его лице играла слабая усмешка, когда он убрал ручку и блокнот.

- Джекс, правда, тебе следовало просто позволить мне разобраться с тем придурком. Это то, за что ты мне платишь, верно? - произнесла Дарси после того, как они вышли из комнаты.

Она сопроводила Джекса к вестибюлю, где его ждала машина у служащего. Джекс просто молчаливо кивнул, почти позабыв про вопрос мужчины, даже не замечая толпу набежавщих папарацци, чтобы заполучить фото, его мысли возвратились обратно в классную комнату и голосу девушки.

Ночью дома, Джекс был молчаливым, поедая свой ужин, даже не смотря в телевизор. Он пропустил одно из мероприятий, запланированное для кандидатов. Марк, очевидно, допоздна работал в офисе, поэтому дома были только его мама и Хлоя. Его младшая сестрёнка большую часть времени болтала, что было просто отлично для Джекса. Он устал отвечать на вопросы. Беспокойный, однако не совсем понимая почему, Джекс сказал матери, что собирается встретится с Митчем и поедет покататься по ночному Городу Ангелов. Марк всё ещё не вернулся домой, к тому времени как Джекс ушёл. На данный момент он обнаружил себя сидящим в машине может спустя тридцать минут, может час, может два...он не знал. Он вышел на пристань, чтобы проветрить голову. Но его мысли продолжали возвращаться к девушке. Мэдди. Почему она отвергла его извинения? Почему она была такой упрямой? Он просто хотел сделать всё правильно и покончить с этим. Двигаться дальше. Но если быть честным, он знал, что здесь было нечто большее. Что- то, что проникло ему под кожу. Что-то на счет её глаз и её небрежной красоты, красоты, которую она даже не замечала, в противоположность Вивиан. Он подумал о том, как он себя почувствовал в ту ночь, прежде чем они прикоснулись друг к другу. Даже хотя она была человеком. Он попытался выкинуть эти мысли из головы, но они не исчезали. Когда он думал о ней, она, казалось, заставляла всё прочее становится таким незначительным. Наконец, Джекс пришел к решению. Он повернул ключ в замке зажигания, и Феррари ожил. Он развернулся на 180 градусов, фары отбросили полоски света на дремлющие белые оштукатуренные дома в противоречие угольно-черной ночи. Когда он доехал до Бульвара Сансет, Джекс повернул руль направо и направился обратно по направлению в Городу Ангелов, его задние габариты дымились в ночной тишине.

22
{"b":"221917","o":1}