ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Мне нравится твоя квартира, - сказал Джекс, оглядываясь вокруг. - Она уютная.

- Спасибо, - сказала Мэдди застенчиво и незаметно скинула нижнее белье Кевина с кушетки. - Пойдем на кухню.

Мэдди и Джекс сели за стол, в то время как Кевин достал три кружки из шкафа. Газ для печи все еще горел, и он готовил новые чашки чая всем им. Снаружи, дождь мягко барабанил по крыше.

- Спасибо, мистер Монтгомери, - сказал Джекс, когда взял свою кружку.

- Просто Кевин, - сказал дядя Мэдди. Он вручил Мэдди чашку, затем снова ушел на кухню.

Горячая жидкость обожгла ей язык, когда она сделала глоток, и распространила чувство теплоты в ее груди.

- Знаешь, они звонили, - произнес Кевин.

- Кто? - спросила Мэдди.

- Все. ANN, Еженедельные Ангелы, MSNBC, и какие-то блогеры. Виттон…что-то там. Я думал отключить телефон, но боялся, что вы могли попытаться позвонить. Я беспокоился.

- Я говорила тебе, я в порядке, - сказала Мэдди, и посмотрела на Джекса. -Он спас мне жизнь.

- Они сказали другое, - произнес Кевин медленно. - Но я услышал уже множество ерунды сегодня ночью.

Мэдди наблюдала, как Кевин достал большие свечи из-под раковины и расставил их вокруг. Она сделала долгий, глубокий вздох. Наконец она произнесла:

- Мои родители, Кевин, - сказала Мэдди, ее голос был слаб, но тверд. - Я хочу узнать правду.

Кевин застыл там, где стоял, затем чиркнул спичкой и зажег одну из свечей.

- Что ты еще хочешь знать, кроме того, что уже знаешь? - спросил он, не поворачиваясь.

- Джекс сказал мне, что спас меня, потому что видел, что я была в опасности, как предупреждение.

- Хорошо… - Она тяжело вздохнула. – У меня были предчувствия всю мою жизнь, и всегда когда что-то плохо должно было произойти.

Кевин все еще не двигался, но стоял прислушиваясь.

- Я всегда просто пыталась найти этому логическое объяснение или же пыталась игнорировать. Я считала, что я…просто, ну не знаю, другая. Урод. - Она подавила комок в горле. - Теперь я думаю, возможно, больше ни к чему скрывать что-то от меня.

- Мэдди, не думай, что можешь вообразить …

- Я не воображаю, - перебила Мэдди резко. - Я больше не могу притворяться, что этого не будет, потому что это происходит. Это произошло сегодня, когда меня почти размазало по столбу тем автомобилем. Я видела, что все это произошло сначала в моей голове, и это невозможно.

Уголком глаза она увидела удивленное выражение лица Джекса. Он взял свою чашку и начал тщательно исследовать ее.

- Итак. Кем они были по-настоящему?- спросила она быстро.

Кевин повернулся и встретил ее пристальный взгляд. Взгляд Джекса метался между ними. Кевин принес одну из свечей и поставил е в центр стола. Когда он сел, смотря на пламя, его очки отражали мерцающий свет. Мэдди поняла, что задержала дыхание.

- Я всегда задавался вопросом, наступит ли этот день, - сказал он, наконец. - Я знал, что это случится, но не так скоро, и, конечно же, не при таких обстоятельствах. Я говорил твоему отцу, что это не справедливо, что я буду тем, кто должен будет рассказать тебе, но он сказал, что будет рад, что это буду я. Мне всегда было хорошо с тобой. Сейчас, я в этом так не уверен.

Мэдди посмотрела на своего дядю в танцующем мерцании свечи. Здесь сидел человек, который заботился и присматривал за ней всю ее жизнь. Внезапно она почувствовала, что даже не знает его. Или, по крайней мере, часть его. Он словно резко постарел. Измученный, каким-то образом. Его лицо было мрачным.

- Пожалуйста, - попросила она. - Я должна знать.

- Ты уверена, что хочешь услышать эту историю? - спросил он помрачнев.

- Если я говорю тебе, я хочу услышать ее прямо сейчас, я не собираюсь менять свое решение.

Очки Кевина поймали искусственное освещение, и получились горящие тлеющие угольки в глазах. Мэдди обдумала его слова и затем кивнула. Джекс сидел, не двигаясь.

- Хорошо, тогда, - сказал Кевин. - С чего начнем? С Ангелов, я полагаю.

Кевин поднялся и подошел к шкафу, потом заговорил.

- Вы должны знать из своих уроков по истории в школе о Пробуждении, когда Ангелы явили нам себя? И Вы знаете о защите для тех, кто платит и Архангелы NAS?

- Да, конечно, - сказала Мэдди, вспоминая мистера Рэнкина и его утомительную лекцию.

Кевин начал вынимать остающиеся кружки из шкафа и ставить их на стол. Мэдди задалась вопросом, что он делал. Ветер пронесся по дому, заставляя свечи мерцать. Мэдди увидела, как Кевин удалил заднюю часть шкафа и вытащил то, что было похоже на старый альбом для вырезок. Сердце Мэдди начало трепетать в груди. Она никогда не видела книгу раньше. Что он делал в шкафу? Кевин принес его и положил перед ними на стол.

- Немного меньше чем двадцать лет назад у молодого Хранителя, которого называют Рожденным Бессмертным, возникла радикальная идея. Он считал, что Ангелы стали коррумпированными, и система тоже стала коррумпированной. Он утверждал, что Ангелы должны были вернуться к чудесам анонимным и бесплатным.

Кевин открыл книгу. Расколовшись, крышка открылась. Он начал пролистывать хрупкие страницы. Там были фото людей, которых Мэдди не видела прежде. Молодые красивые лица смотрели на нее со страниц. Джекс вытянул шею, чтобы тоже посмотреть. Кевин остановился на выцветшем снимке молодого ангела. Мэдди его не узнала, но он сразу ее поразил. У него были добрые глаза и яркая, статная фигура.

- Это он? - спросила Мэдди, выхватывая фото.

- Да, это он, - сказал Кевин. - Это Джейкоб Гудрайдт.

Кевин указал на красивого человека лет двадцати, стоящего рядом с ним.

- А это молодой активист по имени Тедди Линден.

- Сенатор? - спросил Джекс в недоумении. - Он же ненавидит Ангелов.

- Или ненавидит то, кем они стали. Другое место и другое время. Видите, Джейкоб Гудрайдт и его последователи были убеждены, что Ангелы и люди могли жить вместе, как равные, сотрудничать, и даже иметь семьи. Чтобы доказать свою точку зрения, он тайно женился на прекрасной, удивительной человеческой девушке, которая влюбилась в него. - Голос Кевина дрогнул под грузом слов. - Эта девушка была моей сестрой, Мэдди. Она была твоей матерью. Монтгомери - девичья фамилия твоей матери. Твое настоящее имя Мэддисон Гудрайдт. - Он замолк. - Твой отец был ангелом.

Прошло целых десять секунд до того, как Мэдди смогла заговорить. Или двигаться. Или даже дышать. Ее скачущее сердце угрожало выскочить из груди. Она слышала слова дяди, звучащие в ее голове.

- Это…невозможно. - Она не хотела говорить это громко, но слова прорвались через парализующий ее шок. Она посмотрела на Джекса, он сидел рядом с ней как скульптура, на его лице была каменная маска недоверия.

- Мне так жаль, что я не мог рассказать тебе это раньше, - сказал Кевин. - Я не могу сказать тебе, насколько мне жаль, что это так. Как сильно я скучаю по моей сестре.

- Но я не Ангел,- Мэдди удалось выдавить из себя.

- Нет, - сказал Кевин, - ты не ангел. Ты человек, но в твоих жилах течет кровь Ангела. Ты такая одна, Мэдди, уникальна во всем мире. - Он улыбнулся и быстро пожал ее плечо. Затем его лицо потемнело. - Твое рождение, которое, как думали, было невозможно, стало катализатором для всего. Твои родители сказали, что ты - чудо и предзнаменование, но НАС назвала тебя незаконнорожденной, полукровкой и, - он запнулся на слове, - мерзостью.

Глаза Кевина извинялись, но его тон был предельно честным.

- И так, борьба за власть началась в рядах Ангелов.

- Проблемы, - сказал Джекс.

- Это правда, - сказал Кевин. - Гражданская война Ангелов.

- Мой отец….,- произнес Джекс. Мэдди наблюдала, что его суставы побелели, когда он схватился за подлокотники стула.

- Да, твой отец, Исайя Гадспид, был мятежником наряду с Джейкобом.

- Что? - Джекс посмотрел на Кевина, его глаза сузились в недоверии. - Мой отец сражался с восставшими. Он был убит, подавляя мятеж.

- Нет, Джекс, - спокойно сказал Кевин.

- Это - то, что твой отчим, Марк, хочет, чтобы ты думал. Это правда, твой отец тоже хотел реформировать Ангелов. Он поддержал Джейкоба и его дитя.

50
{"b":"221917","o":1}