ЛитМир - Электронная Библиотека

В дальнем углу Марк Гадспид задумчиво смотрел сквозь тонированные стекла, которые формировали блестящую стену… стену, которая выходила вниз, на бульвар Беверли, повидавший многое на своем веку. Лучи золотого утреннего солнца проникали через толстое стекло. Позади Марка, крутился выпуск новостей, показывая последнее количество смертей от взрыва: восемьдесят три человека и число это росло… все люди, но ясно было, что атака носила символический характер, так как была совершена на месте, где Ангелы вели бизнес.

Архангел Холиок ударил кулаком по твердому дубовому столу, отчего полувыпитые чашки кофе на столе подпрыгнули. У Холиока была неповоротливая фигура, его туша была одета в стальной синий костюм, зеленовато-голубую рубашку и серебряный галстук.

— Мы должны показаться сильными. Этот взрыв — это лобовая атака, и мы должны соответствующим образом отреагировать и защищаться! Мы не можем выглядеть слабыми!

Женщина Архангел глянула на Холиока.

— Уильям, сколько раз мы должны проходить через это? У нас нет твердого представления, откуда эта угроза пришла, или кто может быть в этом замешан. Никто до сих пор не берет на себя ответственность. Делать поспешные выводы сейчас было бы глупо, и это откроет нас для серьезной критики, в конечном счете.

— Мы должны проявлять сдержанность, — согласился Архангел Стипл.

Низкий голос раздался через стол. Архангел Чарльз Черчсон встал, чтобы обратиться к собранным Ангелам. Марк немного повернул голову к Черчсону, когда тот говорил, хотя он все еще пристально смотрел на мерцающее окно.

— Не будьте дураками. Это должно быть сенатор Линден и его люди. Это следующий логический шаг для их организации, даже если он работает в президентской кампании, — заметил Черчсон важно. — Он проводит кампанию на антиангельской платформе, и некоторые уже начинают слушать его ложь. Предложенный Билль о Бессмертных был бы единственной самой опасной угрозой Ангелам начиная с Большого Пробуждения. Он питает ненависть, поворачивая человечество против нас. Они готовят силовую игру, и они не остановятся, пока мы не станем полностью беззубыми, запуганными и слабыми. Какой-то насильственный акт, как этот, должен был произойти. Вопрос состоит в том, что мы будем делать с этим? Стоять в стороне и смотреть, как они нападают на наши ценные учреждения? Или что-то еще.

Больше, чем несколько голов за столом закивали, соглашаясь с Черчсоном. Марк Гадспид повернулся к собранным в комнате Ангелам и заговорил.

— Независимо от того, какое решение будет принято сегодня, мы должны гарантировать безопасность для Ангелов в Городе Ангелов и мир. Независимо от того, что для этого потребуется.

— Марк прав, — согласился Холиок. — И часть обеспечения безопасности является залогом того, что расследование должно быть проведено правильно и что мы привлечем виновных к ответу. Вот почему мы полностью должны вести расследование. Мы не можем доверять человеческой полиции. С ростом влияния Линдена и его агентов на почве ненависти, мы можем быть уверены, что "кроты" появятся во всех человеческих органах.

Марк не согласился.

— У нас есть друзья в полиции. Возможно, мы сможем также использовать их ресурсы.

— Мы не можем доверять им. Точка, — отрезал Архангел Черчсон. Он повернулся к ряду невзрачных мужчин, сидящих вдоль стены. — Как идет наше закрытие места преступления от полиции?

Один из юристов ответил.

— Место было опечатано, доступ только для Ангелов, вскоре после того, как ПДГА прибыли после звонка в 911. Полиция подчинилась.

— Хорошо, — сказал Архангел Черчсон. Он сделал глоток кофе из кружки и поставил ее на стол.

Стеклянные двери в конференц-зал распахнулись. Следом появился Джексон Гадспид в сером балахоне и черном пиджаке. Многие Ангелы повернулись к двери, удивленные тем, что видят его.

— Джекс, что ты здесь делаешь? — сказал Марк. — Я думал, что ты с матерью и сестрой.

Самый известный Ангел в мире осмотрел комнату, увидев племянника Архангела Черчсона, Стивена, вместе с парой других Хранителей со своей Инициации в прошлом году. Его щеки пылали от злости и смущения, на мгновение он подумал о том, что его даже не позвали на самую важную встречу. Он обратился к своему отчиму.

— Я ведь Хранитель, не так ли? Даже если прямо сейчас не могу летать, — сказал Джекс. — Я поклялся поддерживать и защищать идеалы НАС.

Несколько Ангелов неловко изучали стол перед ними, не осмеливаясь смотреть на Джекса.

Марк встал со стула и подошел к Джексону. Он положил руку ему на плечо в качестве примирительного жеста.

— Джекс, ты будешь бесполезен, если не поправишься, — сказал Марк тихо. — Ты должен сосредоточиться на своем восстановлении. Вернуть свои крылья.

Взгляд Джексона переместился от его отчима к кадрам, показываемым по телевизору: разрушение и последствие взрыва бомбы. Сочетание ярости и решительности светилось в его голубых глазах.

— Нет, Марк. Я хочу помочь. Я должен помочь, — сказал Джекс решительно. — Я хочу сделать все, чтобы монстр понес наказание. Я должен быть полезным хоть каким-то образом. Просто делать все, что угодно. Ты должен ввести меня в курс дела.

Марк, казалось, собирался протестовать, когда голос снова заговорил. Лица повернулась. Это был Архангел Черчсон.

— Разреши ему остаться.

Глава 8

Будильник пробудил Мэдди ото сна, как ни странно, без сновидений. Наступил ее первый день обучения на Ангела-хранителя. Повернув голову, она снова посмотрела на знак "Город Ангелов", возвышающийся над Холмами. Сегодня он казался не таким как обычно.

Мэдди вошла в ванную, поворачивая вентиль с обжигающе-горячей водой. Она посмотрела на себя в зеркало, а вода меж тем становилась все горячее. Ты не боишься, Мэдди. Тебе не страшно. Она тряхнула головой. Уж себе-то она не могла врать. Ты очень боишься!

Сняв футболку, в которой она спала, Мэдди повернулась спиной к зеркалу и заглянула через плечо, прежде чем она шагнуть под душ. Ее Бессмертные Метки, тонкие и прекрасные, блестели на голой спине. Недавно они стали еще заметнее, и Мэдди могла поклясться, что они излучали сияние время от времени.

После того, как она приняла душ и насухо вытерлась, Мэдди пришлось выбирать, что она собиралась надеть в свой первый день обучения. Не смотря на все усилия, что воспрепятствовать Джексу, он настоял, чтобы Мэдди делала покупки на его деньги… она получит свой первый чек от стипендии Хранителя в ближайшее время, вместе с огромным бонусом, который будет самой большой суммой денег, которую она когда-либо мечтала увидеть в своей жизни, но ангельские юристы все еще работали над контрактами. Мэдди все еще пыталась решить, насколько поддаваться Дарси, настаивающей на различных фотосессиях и согласованиях. Она слышала, что Nike был заинтересован в специальной линии обуви “Мэдди”.

Она перекинула какую-то новую одежду, которую Джекс настоял, чтобы она купила, через спинку старого деревянного стула. Она скользнула в юбку, а затем втиснулась в дизайнерскую рубашку, имя, которого она даже не могла выговорить. Она закрыла дверь спальни и посмотрела на себя в зеркало в полный рост, которое висело на двери. Она была вынуждена признать, что одежда была определенно очаровательна. В самом ли деле она собирается признаться в этом, она отлично выглядела… девушка-продавец точно знала, что одежда будет хорошо смотреться на ней. Но Мэдди взглянула на себя в одежде и увидела, как неловко она выглядела, она боялась, что порвет одежду, чихнув. Она казалась себе неповоротливой и неуклюжей.

Подойдя к шкафу, Мэдди пошарила вокруг немного, прежде чем в конечном счете нашла то, что искала, свои любимые старые джинсы. Она сняла юбку и натянула джинсы. Теперь, нужно просто найти другую футболку… Перебирая небольшую стопку чистого белья возле двери, Мэдди нашла ее: свою серую толстовку. Закончив со своей дешевой униформой, Мэдди посмотрелась в зеркало. Она была гораздо более спокойной, это было почти шокирующим. Джекс мог жаловаться, но Мэдди не собиралась начинать свой первый день в качестве Ангела в одежде, в которой она не чувствовала себя собой. Она действительно взяла одну из покупок Джекса, пару темных очков от Диор, которые втайне она полюбила. Схватив их, Мэдди щелкнула выключателем и пошла вниз. Кинув быстрый взгляд из фронтонного окна, она была потрясена, увидев самую многочисленную толпу папарацци, с которой она когда-либо сталкивалась.

10
{"b":"221918","o":1}