ЛитМир - Электронная Библиотека

Все беспорядки были пресечены службой безопасности, которая все держала под контролем ради прибывающих Ангелов.

Мэдди и Джекс совершили первые шаги по красной ковровой дорожке, привыкая к ослепляющим вспышкам камер. Глубоко вздохнув, Джексон попытался вызвать в памяти то, так это было прежде. До травмы. Он начал идти по ковру, пытаясь скрыть свою еще едва заметную хромоту. Толпа могла почувствовать, что он слегка прихрамывал… это был один из нескольких официальных публичных выступлений, где он появился после того, как был ранен. Тем не менее, Джексон повернулся, взглянул на обожающую толпу, и помахал рукой, получая большое приветствие от поклонников. Он широко улыбнулся в знак признательности. Внезапно он услышал приветствие, столь же радостное, даже более воодушевленное, нежели досталось ему. Он увидел, что Мэдди не было рядом… она остановилась и раздавала автографы.

— Мэдди! Мэдди! — кричали фотографы. — Каким был твой первый учебный день? Джекс! Джекс! Джекс! Ты даешь ей какие-то советы? Джекс, как ты думаешь, когда ты вернешься в качестве Хранителя? Мэдди, когда у тебя появятся крылья?

Мэдди и Джекс просто улыбнулись и слегка помахали всем, пробираясь по красной ковровой дорожке.

— Обернитесь! Обернитесь!

Мэдди была достаточно опытна, чтобы теперь знать, что это значит. Она встала чуть-чуть подальше от фотографов на край ковра, и оглянулась через плечо.

— Кто твой дизайнер?

— Это новый дизайнер Флакс из Парижа, — сказала Мэдди. Она улыбнулась так широко, как только могла, когда Дарси и ее новая помощница Кристина, встретили их, и провели на интервью.

После нескольких интервью Джексон и Мэдди вышли на основное место проведения события, это был богато оформленный двор. Нежное, мерцающее освещение было разбросано по всему элегантному пространству, огромные тарелки с устрицами, бутылки шампанского и тарелки с дымящимися обжаренными гребешками проносились мимо, они подавались прекрасным Ангелам, которые радовали себя только лучшим, что может предложить Бессмертный Город. Шум снаружи, казалось, был за тысячу миль.

Все головы повернулись, когда Джексон и Мэдди вошли. Официант с подносом напитков каким-то образом материализовался рядом с ними. Джекс взял два полных бокала.

— Спасибо, — сказал он официанту, прежде чем тот исчез в толпе Ангелов через комнату.

Мэдди подозрительно посмотрела на напиток в руке Джексона, когда он предложил ей.

— Ты закончила первую неделю обучения. Мы должны это отпраздновать!

— Мне еще предстоит долгий путь, — сказала Мэдди тихо, думая о том, что профессор поведала ей о противоречивых теориях о ее крыльях. И, как совершенно неуместно, она почувствовала себя при обучении. Сколько ей пришлось выучить. — И я должна завтра рано встать. Я думаю, что буду придерживаться газированной воды.

Джексон склонился и поцеловал ее за ухом.

— Мэдди, ты станешь великой. Ты уже становишься такой. Ты видела, как все посмотрели, когда мы вошли? Они смотрят на тебя. Они видят то, что я видел в тебе все время. Я вижу, как ты становишься Ангелом. Разгляди его в себе.

— Наверное, — сказала Мэдди неуверенно. Посмотрев на безупречные черты Джексона, она спрашивала себя, сколько времени пройдет, когда она сможет измениться до этого анегельского совершенства. Но глаза Джексона были так рады. Мэдди сжала его руку. — Я имею в виду, я знаю, что это так. Я знаю о чем ты говоришь, Джекс.

Джекс обнял ее за талию, и они отвернулись от завсегдатаев вечеринок так, что у них было личное пространство на периферии толпы.

— Как прошло сегодняшнее лечение? — поинтересовалась Мэдди. — Доктор Либесготт испытывал какой-то новый метод, правильно?

На лице Джексона промелькнула тень при простом упоминании слова. Он ничего не мог поделать, Мэдди знала. Ангел попытался удержать свой оптимистичный настрой, но тон выдавал его.

— Все идет прекрасно, — проворчал он. — Но я не хочу говорить об этом. Во всяком случае, Марк поможет мне найти другие способы, чтобы быть полезным. Если это вообще возможно. — Он, казалось, понял, что был немного груб и смягчил его тон. — Давай посмотрим, сможем ли мы найти Митча и мою сестру.

Мэдди стало жаль, что она ничего не сказала, но ее так сильно беспокоило, что Джекс борется каждый день и без улучшений. Каждый день она надеялась, что он повернет к полному восстановлению и воссоединится с тем, что она знала, что он хотел больше, чем чего-либо: быть Хранителем. То, чем она занималась, подумала она неловко.

Взяв ее за руку, Джекс повел Мэдди через двор в поисках Митча. Это была правда, каждый смотрел на них. Но Мэдди отчасти привыкла к этому сейчас. Джекс посмотрел в сторону бара и увидел свою сестру.

— Я собираюсь спросить Хлою, не видела ли она Митча. Хочешь, я принесу тебе сельтерской воды?

— Конечно, — сказала Мэдди, целуя его в благодарность. Джекс пошел сквозь толпу. Мэдди ясно услышала, как в след ему женский голос сказал:

— Как это она собирается охранять без крыльев? Сядет на автобус, чтобы попытаться успеть вовремя?

Сложно было не узнать австралийский акцент. Небольшая группа Ангелов, собравшихся вокруг Эмили Брайтчерч, которая стояла спиной к Мэдди всего в метре от нее, разразилась пронзительным смехом. На Эмили была короткая юбка и пара гигантских Fendi каблуков, которые дополнялись ее жесткими малиновыми волосами… и это заставляло ее ноги, похоже, уходить навсегда. Она повернулась, о-о-так-случайно.

— О, привет, Мэдди. Это забавно, мы только что…

— Эмили, — ответила Мэдди холодно. Она не хотела разборок. Не сегодня. Мэдди бессознательно теребила правый ремешок ее платья, который врезался ей в плечо.

Австралийский секс-символ осмотрела Мэдди сверху до низу.

— Твое платье слишком мало? Сильно давит размер. И, ты знаешь, чтобы быть Ангелом, нужно много работать. Я не видела тебя в спортзале в последнее время. Просто некий дружественный совет. Камера добавляет десять фунтов.

Мэдди выдохнула сквозь стиснутые зубы.

— Платье подходит просто отлично, спасибо. Ремешок просто перекрутился. И некоторым из нас не требуется работать для нашей фигурой.

— Или возможно это то, что они думают. — Эмили цинично улыбнулась, ее голос сочился злобой. — И когда появятся твои крылья? Мы все очень озабочены твоим благополучием. Это должно быть настолько напряжено учиться на Хранителя и даже не знать, сможешь ли ты полететь. Если ты нуждаешься в чем-нибудь, просто сообщи нам. Мы будем так счастливы помочь.

Прежде чем Мэдди смогла ответить, Джексон появился рядом с ней с ее водой в руке.

— Мич только что нашелся, — сказал он. — И я должен был помешать бармену налить моей младшей сестре тоник с водкой. — Он закатил глаза.

— Ну, неужели это Джексон Гадспид, — сказала Эмили, раздевая его глазами. Мэдди вспыхнула рядом с Джексом, пытаясь удержать свой язык за зубами.

— Привет, Эмили, — сказал Джекс, выглядя мягко говоря не в своей тарелке.

— Джекс, идем, поболтаем с Хлоей, — воскликнула Мэдди.

Джексон кивнул, заметив напряженность между двумя девушками. Мудро, он держал язык за зубами.

— Не будь чужим, Джекс, — сказала Эмили, хитро улыбаясь. — И увидимся на тренировках, Мэдди. Если тебе позволят вернуться? — Прозвучал раскат хохота от прихлебателей Эмили, но когда Джекс открыл рот, чтобы возразить, Мэдди схватила его за руку и развернула его от группы. Когда Мэдди и Джекс пробирались через толпу в сторону бара на другой стороне комнаты, Мэдди почувствовала, что Эмили наблюдает за ними.

— Что случилось? — тихо спросил Джексон.

— Ничего, все отлично, — сказала Мэдди.

— Мэдс, я тебя знаю. И я знаю, когда не все отлично. Она обидела тебя? Не позволяй ей добраться до тебя, она всегдя была немного… агрессивной, я думаю.

Мэдди молчала, бросила взгляд на толпу. Резкая волна смеха со стороны Эмили и ее дружков. Мэдди напряглась.

— Хочешь, уйдем отсюда? — спросил Джекс, сжимая руку Мэдди, зная, когда его девушка не в настоении. — Я знаю хорошее место. Это в горах, где живут Ангелы. И там есть мороженое. — Легкая улыбка танцевала в уголках его губ.

18
{"b":"221918","o":1}